Немецкие военнопленные в СССР.
В советский период целый ряд общественно-политических и исторических тем выводился за рамки всеобщего обсуждения по тем или иным идеологическим причинам. В частности, табу было наложено на всё, что имело хоть какое-то отношение к военнопленным, сражавшимся на стороне гитлеровской Германии, их как бы не было. Между тем, по официальным данным, численность этих лиц составляла 2 389 560 человек, что сопоставимо с населением современного мегаполиса. Из них 356 678 умерли, не дождавшись освобождения.

«Парад побеждённых»

После того как 24 мая 1945 года состоялся знаменитый парад на Красной площади, в котором перед трибунами Мавзолея прошли войска, одержавшие победу над фашистской Германией, в Москве состоялось ещё одно знаменательное событие. В историю оно вошло как «Парад побеждённых». Его фото открывает статью.

17 июля того же года колонны солдат Третьего рейха, захваченных в плен частями Советской армии (в основном бойцами трёх Белорусских фронтов), сопровождаемые вооружённым конвоем, были прогнаны по Садовому кольцу и некоторым другим улицам столицы. В этом позорном шествии приняли участие 57 тыс. пленных немцев, вслед за которыми двигались поливальные машины, символически отмывавшие землю от «фашистской нечисти». Отметим, что 24 мая, когда состоялся парад на Красной площади, по её брусчатке прошли 16 тыс. солдат-победителей. Эти два события стали достойным завершением Великой Отечественной войны.

Количество немецких военнопленных в СССР

В годы Великой Отечественной войны при НКВД СССР было создано особое управление (ГУПВИ), в ведении которого находились вопросы, связанные с военнопленными, а позднее и интернированными лицами, в число которых входили представители гражданского населения Германии и ряда европейских государств, по тем или иным причинам подвергнутые ограничению свободы. Именно на основании сводок этого ведомства впоследствии была установлена общая численность немецких военнопленных в СССР.

Следует сразу уточнить, что по установившейся традиции под термином «немецкие военнопленные» принято понимать всех оказавшихся в плену военных, сражавшихся на стороне Третьего рейха, независимо от их этнической принадлежности. В действительности же в их число входили представители ещё 36 национальностей, по тем или иным причинам оказавшиеся в рядах противников антифашистской коалиции.

Данные, приведённые в отчётах ГУПВИ и в 1959 году озвученные в докладе МВД СССР (о них упоминалось в начале статьи), во многом расходятся с результатами исследований зарубежных историков. В частности, немецкие исследователи утверждают, что истинное количество военнослужащих, оказавшихся в советском плену, превышает 3 млн человек, из которых по меньшей мере 1 млн умер, не дождавшись возвращения на родину.

Такое расхождение статистических данных вполне объяснимо. Дело в том, что в лагерях для военнопленных и армейских пунктах учёт людей был поставлен плохо, а частые их перемещения из одного места заключения в другое лишь усложняли задачу. Известно, что в начале войны количество пленных было невелико и к 1942 году едва достигало 9 тыс. человек. Впервые огромное количество немцев ─ 100 тыс. солдат, офицеров и генералов ─ оказалось в плену после их поражения в Сталинградской битве.

Как содержались немецкие военнопленные в СССР?

На этот вопрос можно ответить известной поговоркой: «Что посеешь, то и пожнёшь». Поскольку зверства, которые творили фашистские захватчики на оккупированных территориях, вызывали к ним всеобщую ненависть, то с ними особо не церемонились. Многие военнопленные умирали, не выдержав длительных переходов к местам заключения, во время которых раздетым и голодным людям приходилось пешком преодолевать по несколько десятков километров в день. Смертность среди них была крайне высока и, как правило, не отражалась в отчётности.

Постоянная нехватка квалифицированных врачей становилась причиной высокой смертности в результате болезней и травм, а систематические перебои в снабжении продовольствием вызывали хроническое недоедание и истощение заключённых. Но даже в тех случаях, когда продукты доставлялись вовремя, установленные нормы питания были столь малы, что не позволяли восстанавливать силы, подорванные изнурительной физической работой. Если добавить сюда холод, грязь и тесноту, в которых содержались заключённые, то становится понятным, почему в отдельные периоды смертность между ними достигала 70 %.

Кроме солдат и офицеров, сражавшихся на стороне Германии, в советском плену оказались и многочисленные представители генералитета Третьего рейха. В частности, после завершения Сталинградской битвы были вынуждены сдаться 32 немецких генерала во главе с генерал-фельдмаршалом Паулюсом (его фото представлено в статье). Всего же за годы войны в плену оказались 376 фашистских генералов, из которых 277 вернулись на родину, 99 умерли, не дождавшись репатриации, а 18 были повешены за совершение военных преступлений.

Попранная конвенция

Документом, определявшим международные нормы обращения с военнопленными, была Женевская конвенция 1929 года, подписанная и ратифицированная 53 странами Европы, Азии и Америки, но отвергнутая правительством Сталина. Советский Союз отказался вступать в их число, чем обрёк на неимоверные страдания миллионы своих граждан, оказавшихся за годы Второй мировой войны в немецком плену. На них не распространялась Конвенция об обращении с военнопленными и установленные в соответствии с её требованиями юридические нормы.

В аналогичном положении оказались и немцы, содержавшиеся на территории СССР в многочисленных лагерях и иных местах заключения. Советские власти не считали себя обязанными соблюдать в отношении них какие-либо нормы, установленные мировым сообществом. Однако общепризнанно, и не только у нас, но и за рубежом, что условия содержания немецких военнопленных в СССР были всё же более гуманными, чем те, которые создавались в Германии и на оккупированных территориях для наших соотечественников.

Использование труда немецких военнопленных

В Советском Союзе всегда широко использовался труд заключённых, независимо от того, являлись ли они собственными гражданами, осуждёнными за уголовные преступления, или ставшими жертвами политических репрессий. Подобная же практика применялась и в отношении военнопленных. Если в годы войны их вклад в экономику страны был невелик, то в последующий период приобрёл весьма большое значение.

Немецкие военнопленные в Советском Союзе являлись многочисленной и дешёвой рабочей силой, с помощью которой осуществлялось восстановление разрушенного войной народного хозяйства. Вчерашние солдаты и офицеры Третьего Рейха работали на строительстве заводов, железных дорог, портов, плотин и т. д. Их руками восстанавливался жилой фонд в городах страны, и они же трудились на лесозаготовках, а также разработках полезных ископаемых, таких, например, как уран, железная руда и уголь. В связи с этим многим из военнопленных пришлось провести долгие годы в отдалённых и труднодоступных районах Советского Союза.

В послевоенный период вся территория страны была разделена на 15 экономических регионов, в 12 из которых использовался труд бывших германских солдат и офицеров. Лагеря немецких военнопленных в СССР по условиям содержания заключённых ненамного отличались от тех, в которых содержались миллионы жертв сталинских репрессий. Особенно тяжело было в годы войны.

О масштабах работ, выполненных немецкими военнопленными в СССР с 1943 по 1950 год, свидетельствуют данные отчёта Центрального финансового отдела МВД. Согласно имеющимся в них материалам, за указанный период на стройках народного хозяйства ими было отработано более 1млрд (если точнее - 1 077 564 200) человеко-дней. При этом выполненный объём работ, по принятым в те годы расценкам, составил порядка 50 млрд рублей.

Пропагандистская работа среди военнопленных

В период Великой Отечественной войны сотрудники НКВД вели непрестанную работу по созданию среди военнопленных антифашистских организаций. Её итогом стало образование в 1943 году Национального комитета «Свободная Германия», вначале немногочисленного и не имевшего влияния среди заключённых, поскольку состоял он из представителей рядового состава и нижних чинов армии.

Однако политическое значение комитета значительно упрочилось после того, как в него изъявили желание вступить генерал-лейтенант Александр фон Даниэльс и два генерал-майора - Отто Корферс и Мартин Латтамнн. Их шаг вызвал на тот момент протест и возмущение многих прежних сослуживцев, также находившихся в плену. Большая группа немецких генералов во главе с Паулюсом выступила с письменным обращением, в котором заклеймила их позором и объявила предателями интересов Германии.

Однако весьма скоро отношение к переходу генералов на сторону антифашистских сил изменилось, и решающую роль в этом сыграл сам Паулюс. По личному распоряжению Сталина он был переведён из лагеря военнопленных на один из спецобъектов НКВД ─ дачу в подмосковном Дуброво.

Там, в результате проведённой психологической обработки, генерал-фельдмаршал коренным образом изменил свою прежнюю позицию и вскоре публично объявил о присоединении к антифашистской коалиции. Принято считать, что принятию подобного решения во многом способствовал коренной перелом в ходе военных действий, а также «заговор генералов», в 1944 году едва не стоивший жизни фюреру.

Начало процесса репатриации

Репатриация немецких военнопленных (возвращение их на родину) проводилась в несколько этапов. Первый из них был начат после того, как в августе 1945 года вышло постановление Государственного комитета обороны СССР, на основании которого право вернуться в Германию получили 708 тыс. инвалидов и нетрудоспособных военнослужащих всех национальностей из числа рядового и унтер-офицерского состава.

Через месяц, а точнее, 11 сентября того же года, появился новый документ, значительно расширивший круг репатриируемых лиц. В дополнение к ранее указанным категориям, в него вошли солдаты и нижние чины всех национальностей, кроме немцев, независимо от их физического состояния и трудоспособности. Они были отправлены на родину в январе 1946 года. Исключение составляли только те, кто обвинялся в совершении тяжких военных преступлений. Особо отмечалось, что репатриации не подлежали лица, проходившие службу в рядах СС, СА, СД, а также сотрудники гестапо.

Таким образом, в первые послевоенные годы основной контингент военнопленных, продолжавших трубиться над восстановлением ими же разрушенного народного хозяйства страны, состоял главным образом из немцев. Согласно данным отчёта МВД СССР за октябрь 1946 года, в лагерях, рабочих батальонах и спецгоспиталях находилось почти полтора миллиона человек, в том числе 352 генерала и 74,5 тыс. офицеров. Так бесславно закончили фашистские захватчики свой пресловутый Drang nach Osten («Натиск на Восток»).

Долгий путь на родину

В дальнейшем число немецких военнопленных в СССР сокращалось, но довольно медленно. В мае 1947 года, на основании постановления Совета Министров СССР, в Германию было отправлено около 100 тыс. нетрудоспособных заключённых из числа немцев, не служивших в СС, СД, СА и гестапо, а также не принимавших участие в совершении военных преступлений. Репатриации подлежали как солдаты, так и офицеры, имевшие звание не выше капитана.

В июне того же года руководством НКВД была проведена акция, носившая ярко выраженный пропагандистский характер. Согласно директиве, подписанной лично Сталиным, на родину была отправлена тысяча немецких военнопленных всех званий, открыто выразивших свои антифашистские настроения и входивших в число передовых производственников. Об этой отправке широко информировались все оставшиеся заключённые, причём в сообщении делался особый акцент на трудовые достижения репатриантов.

Политика правительства по вопросу о репатриации

К концу 1947 года количество военнопленных, отправляемых на родину, увеличилось, но при этом со всей ясностью обозначилась политика правительства СССР в вопросе их репатриации. Прежде всего, процесс этот шёл постепенно, и свободу получали лишь сравнительно небольшие группы определённых категорий лиц. Кроме того, на родину в первую очередь отправляли тех, кто, по мнению советских властей, был наименее способен оказать влияние на дальнейшее развитие политической обстановки как в самой Германии, так и в странах, воевавших в годы войны на её стороне.

В связи с этим в первую очередь отправляли больных, которые по вполне понятным причинам, вернувшись из плена, будут заниматься восстановлением здоровья, а не политикой. Не подлежало сомнению также то, что рядовые солдаты, унтер-офицеры и офицеры, даже если попытаются принять участие в политической жизни страны, достигнут гораздо меньшего результата, чем вернувшиеся из плена генералы. Особенно же увеличился поток репатриантов после установления в Восточной части Германии просоветского правительства.

Позже всех свободу получили бывшие военнослужащие, до младших офицеров включительно, находившиеся в хорошей физической форме и пригодные для использования их в качестве рабочей силы. Кроме того, пребывание в плену затянулось для старших офицеров, генералов и адмиралов, сотрудников СС, СД, гестапо, а также для всех осуждённых за военные и уголовные преступления.

Завершение репатриации военнопленных

К концу 1949 года в советском плену ещё удерживалось более 430 тыс. немецких военнослужащих, что противоречило обязательству, взятому представителями СССР в 1947 году на совещании министров иностранных дел стран антигитлеровской коалиции. Согласно подписанному ими документу, репатриация военнопленных должна была завершиться к декабрю 1948 года.

Столь явное нарушение принятой договорённости вызвало недовольство руководителей западных государств и вынудило Сталина ускорить темпы отправки пленных. Были, наконец, поэтапно возвращены в Германию не только представители высшего офицерского состава, но также генералы и адмиралы. Исключение составили лишь 99 из них, скончавшихся от болезней, а также 18 повешенных за совершение военных преступлений.

В целом же репатриация была завершена в мае 1950 года. В официальном сообщении ТАСС, прозвучавшем 5 мая, говорилось, что в Германию были отправлены все бывшие военнослужащие, сражавшиеся на стороне Третьего Рейха, за исключением 9716 осуждённых, 3816 подследственных, а также 15 тяжелобольных.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится