STOPWAR
Ни себе ни врагам: почему немцы затопили свой флот?
28
просмотров
Германия проиграла Первую мировую и по условиям мирного договора была обязана передать корабли Антанте. Но немецким морякам было очень обидно отдавать свои «чудеса техники» врагам англичанам.

Стать первой державой мира

В середине XIX века древняя мешанина немецких государств за считанные годы превратилась в могучую Германскую империю. Она демонстрировала поразительные темпы экономического развития, её наука опережала мировую во множестве сфер, её инженеры творили одно чудо техники за другим. Её армии громили даже французов, веками считавшихся сильнейшими воинами Европы.

Именно тогда, а не при нацистах возникло представление, что пресловутый сумрачный германский гений способен творить невероятные вещи, далеко опережающие возможности науки и техники всего остального мира. И именно тогда, а не при Гитлере с «Анненербе» и гауляйтерами это представление было близко к истине.

Нацисты же, расправившиеся или выгнавшие множество лучших умов Германии, на деле практически не имели научно-технического превосходства над США, СССР и Великобританией.

Другие страны могли бы клепать вундерваффе не хуже — но не видели смысла в причудливых экспериментах, когда можно побеждать проще и дешевле.

Эти успехи вскружили головы и без того увлечённым национализмом немцам. Германцы решили, что смогут решительным ударом армий достичь гегемонии на полях сражений в Европе — и при этом разнести в пух и прах главные силы флота тогдашней владычицы морей Британской империи. После чего Германия забрала бы себе её колонии и стала бы ведущей державой планеты. Немецкие патриоты были убеждены в том, что в этом и состоит историческая судьба их страны и народа.

Потеснить Владычицу морей

Германская империя стала вкладывать гигантские силы и средства в создание Флота открытого моря — дредноутов, супердредноутов и линейных крейсеров, предназначенных для решительной схватки с британцами.

Немцы не смогли и не успели построить линейный флот, равный по численности английскому Гранд флиту, — но они сделали ставку на качество. Каждый их корабль был произведением искусства и шедевром технического гения, уверенно превосходившим любого британского «одноклассника» в своей категории сразу по нескольким параметрам.

Более того, как показало Ютландское сражение, германские экипажи были подготовлены заметно лучше своих британских противников, несмотря на все их многовековые морские традиции. Немцы, особенно моряки, были до крайности горды своими кораблями и новообретённой морской мощью, полагая победу над англичанами почти неизбежной.

И всё же кайзер и командование ВМФ Германской империи так и не решилось дать британцам генеральное сражение. Качество качеством — но англичан было всё равно заметно больше.

Когда при Ютланде выяснилось, что против Флота открытого моря вышла не часть, а все линейные силы Королевского флота, немцы предпочли использовать преимущество в скорости и покинуть поле боя.

А потом Германия уже не смогла выдерживать тягот войны. В ноябре 1918 года истощённая империя признала поражение и подписала мир. По его условиям Флот открытого моря должен был быть интернирован: Германию лишали морской мощи. Однако ни одна нейтральная страна не решилась принять его на своей территории — и вымпелы отвели в главную базу линейных сил британцев в Скапа-Флоу. На всякий случай — под дула британских линкоров. На борту оставались немецкие экипажи — растерянные, раздираемые горечью и политическими склоками.

Проиграть, но не сдаться

Моряки с тяжёлым сердцем ждали подписания Версальского договора, имея все основания полагать, что их любимые корабли отберут и поделят между собой победители. По мере приближения даты среди экипажей усиливалось желание напоследок показать Антанте известный жест — не отдавать англичанам с французами свои корабли, шедевры и гордость Германии. Британцы подозревали, что что-то идёт не так, и пытались мешать общению немецких экипажей — но те всё равно сумели согласовать действия.

Утром 21 июня 1919 года, пока британские линкоры были на учениях, адмирал фон Ройтер подал условный сигнал. На глазах изумлённых англичан немецкие корабли вопреки запрету подняли флаги германского флота. Экипажи открыли и заклинили кингстоны. Десять дредноутов и супердредноутов, пять линейных и пять лёгких крейсеров, а также 32 миноносца стали гордо набирать воду курсом на дно британской базы.

Их экипажи организованно грузились на шлюпки или дрались с англичанами, пытавшимися помешать затоплению и спасти трофеи. Три крейсера и 14 миноносцев британцы сумели выбросить на берег, ещё три миноносца остались на плаву. Остальные немецкие корабли гордо ушли на дно, так и не доставшись победителям.

Цена за это — жизни девяти немецких моряков, ставших жертвами потасовок с англичанами, а также рост и без того огромных репараций, в которые включили внушительную стоимость утопленных кораблей.

И всё же честь Флота открытого моря была сохранена — и в Германии моряков во главе с фон Ройтером встретили как героев.

Впрочем, и многие британские моряки поняли этот жест: немцы, может, и гады-враги-гунны, но с точки зрения военно-морской морали всё сделали правильно.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится