Одиссея герцога Руперта Пфальцского
1,584
просмотров
Решение прорываться из голландского Хельвутслейса в Ирландию роялисты приняли осенью 1648 года. Но даже в ноябре, после того, как флот Уорвика ушел на зимние квартиры, герцог(принц) Руперт не мог выйти в море, поскольку его корабли не были укомплектованы экипажами и не были снабжены провиантом и боеприпасами. Король писал Руперту:

«Для оплаты наших долгов необходимо захватывать торговые суда Парламента».

Но для этого надо было хотя бы покинуть гавань. Герцог справился с этой задачей в начале 1649 года. Так началась одиссея герцога Руперта, продлившаяся четыре года и стоившая ему очень дорого.

В путь!

Чтобы снарядить эскадру, герцог Руперт Пфальцский решил продать медные пушки корабля «Энтилоуп», а также заложил драгоценности своей матери Елизаветы Стюарт, сестры короля Карла I. Это позволило ему полностью снарядить 30-пушечный «Гини» и 14-пушечный «Робак», которые вышли в море и захватили два приза. Продажа захваченных судов дала Руперту возможность снарядить остальные корабли и выйти в море большой эскадрой 21 января 1649 года. В Ирландию направились 42-пушечный «Констант Реформейшн» (флагман), 40-пушечный «Конвертайн» (флаг Морица Пфальцского), 34-пушечный «Суоллоу» (флаг Джона Меннеса), «Робак», «Гини» (переименованный роялистами в «Чарльз»), «Пеликан» и 34-пушечный приватир «Джеймс». «Энтилоуп» был разоружён и остался в Хельвутслейсе (позже он был атакован и сожжён абордажной партией с «Хэппи Энтрас»). В это время контр-адмирал парламентского флота Моултон стоял с тремя кораблями в Даунсе. Получив сведения о выходе Руперта, сам он в море не вышел. Это позволило герцогу Пфальцскому миновать Канал и дойти до Кинсейла.

Руперт Пфальцский. Художник Симон Петерж Верелст

Узнав о казни Карла I 30 января 1649 года и провозглашении Протектората во главе с Оливером Кромвелем, герцог Руперт поклялся отомстить. Чтобы привлечь как можно больше моряков и приватиров на свою сторону, он ввёл очень либеральную политику по выплате призовых, оставляя себе только пятую часть добычи. Это привело в его ряды корсаров Дюнкерка и немецкого Мюнстера. Весной 1649 года купцы Бристоля жаловались, что ни одно судно не может войти в Ла-Манш без риска быть захваченным. К апрелю у контр-адмирала роялистской Ирландской эскадры Репера было уже 28 приватиров, которые вели свободную охоту у Западных Подходов.

Парламентские реформы для флота

И вот тут Парламент решил-таки обратить свой взор на флот. Забавно, но Палата Общин не только проголосовала за те нововведения, которые в своё время принял Карл I, но ещё и расширила их. Был принят целый комплекс мер для усиления флота.

Во-первых, комиссионеры Адмиралтейства решили пересмотреть вооружение кораблей. 64-фунтовые пушки, стрелявшие каменными ядрами, были полностью отринуты. Вместо них постановили расширить средний калибр, введя дополнительно 24- и 12-фунтовые орудия. Теперь корабли могли давать не десять залпов в час, как раньше, а 20, то есть вес выбрасываемого металла в единицу времени увеличился в полтора раза, несмотря на уменьшение калибров. Пушки в 32, 24, 18 и 12 фунтов назвали ships killers — «уничтожители кораблей», а орудия калибром от 9 фунтов и меньше — murderers, «убийцы личного состава». Естественно, большие калибры были «дрейками» — облегчёнными пушками. И это было очень важно, поскольку позволяло ставить более лёгкие орудия больших калибров на относительно небольшие корабли, поэтому по весу залпа английские корабли не имели себе равных. Приватиры Руперта, делавшие ставку, по подобию голландцев и дюнкеркцев, на старый добрый абордаж, после реализации этих мер оказались в проигрышном положении.

Во-вторых, не вполне доверяя флотским начальникам, уже не раз доказавшим свою ненадёжность, чиновники Адмиралтейства решили назначить «морских генералов» — выходцев из армии, безусловно поддерживавших Парламент. Ирландским флотом стал командовать Эдвард Попхэм, эскадру Даунса возглавил Роберт Блейк, ранее служивший под началом Попхэма, а Портлендскую эскадру — Ричард Дин, инспектор английской артиллерии, родственник Оливера Кромвеля.

Попхэм развернул энергичную борьбу с роялистами, взяв до 13 роялистских призов (в том числе 30-пушечный «Гини») и заблокировав Руперта в Кинсейле. На суше у роялистов и ирландцев дела также не ладились: Ормонд был разбит у Дублина, 15 августа 1649 года на Зелёном Острове высадились войска Оливера Кромвеля. Вскоре эскадра Роберта Блейка блокировала Кинсейл с моря. Сдались ирландские города Корк и Вексфорд. Английская армия продвигалась к Кинсейлу с суши.

Португальское убежище

Но не было бы счастья, да несчастье помогло. 20 октября крепкий норд-ост буквально сдул блокадный флот Блейка к Милфорду. Руперт смог выскользнуть с «Констант Реформейшн» (52 пушки), «Конвертайн» (46), «Суоллоу» (40), «Секонд Чарльз» (40), «Блэкмур Леди» (18), «Мэри» (24), «Скот» (30), «Хоупфул Эдвенчур» (30), «Блэк Найт» (14) и «Генри» (36). Оставшиеся в Кинсейле «Джеймс» и «Робак» позже были захвачены войсками Кромвеля.

Ещё раньше перед Рупертом встал выбор: куда же идти? Понимая, что дело роялизма в Англии, Ирландии и Шотландии проиграно бесповоротно,  герцог тем не менее надеялся на поддержку одного из монархов Европы. Нашёл он сочувствие в Португалии: Жуан IV с радостью предоставил роялистам убежище. 20 ноября 1649 года корабли Руперта бросили якорь в устье реки Тахо (Тежу). По пути роялистам удалось захватить три приза, два из них были приняты в эскадру. В Лиссабоне Руперт продал «Блэкмур Леди» и «Конвертайн», а на вырученные деньги зафрахтовал голландский 30-пушечный приватир «Блэк Принс», а также довооружил и пополнил экипажи остальных своих кораблей. Однако Жуан IV, опасаясь испортить отношения с Англией и её торговыми компаниями, запретил Руперту каперские операции в водах Португалии.

Тем временем кромвелисты тщетно искали герцога в ирландских водах. Только в начале 1650 года стало известно, что Руперт находится в Португалии. Тотчас же Государственный Совет признал роялистскую эскадру пиратской и 17 января 1650 года послал к берегам Иберийского полуострова мощный отряд под командованием «морского генерала» Роберта Блейка в составе 54-пушечного корабля «Джордж», 56-пушечного «Леопард», 40-пушечного «Хэппи Энтранс», 37-пушечного «Бонавенчер», 36-пушечного «Эдвенчер», 32-пушечных «Тайгер», «Констант Уорвик» и «Эшьюранс», а также 30-пушечных «Джон», «Провиденс» и «Экспедишн». В качестве вспомогательных судов в состав входили брандер «Сигнет», «Львёнок» №10, кечи «Уильям» и «Патрик» и 28-пушечный приватир. С Блейком отплыл и Чарльз Вэйн, брат лидера индепендентов сэра Генри Вейна, который отвечал за дипломатическую составляющую миссии.

Голландские пинасы у Алжира. Примерно так выглядели знаменитые английские «Львята» — парусно-гребные суда с очень мощным вооружением. Художник Рейнер Нумс

Одновременно с этими мерами Парламент потребовал от Мазарини, первого министра короля Людовика XIV, признания Протектората, угрожая в противном случае начать в Канале войну против французской торговли. Мазарини, уже имевший к тому времени Фронду принцев крови и непрекращающуюся войну с Испанией, не желал ввязываться в ещё один конфликт и признал Кромвеля. С другой стороны, в Европе явно не сочувствовали Парламенту, а поддерживали роялистов, доказательством чему могут служить тёплый приём, устроенный Руперту в Португалии, и изгнание англичан из России.

10 марта Блейк появился у гавани Лиссабона. Тотчас же король Жуан IV получил требование разрешить Парламентской эскадре вход на рейд и сотрудничать с ней в поимке или уничтожении пиратской эскадры Руперта. На следующий день Блейк попытался войти в устье Тахо и подняться вверх по реке, но береговые батареи португальцев произвели несколько предупредительных выстрелов, и «морской генерал» был вынужден отказаться от своих намерений. После этого Блейк остался на рейде и потребовал, чтобы португальцы заставили Руперта выйти в море, но получил отказ. В течение нескольких месяцев обе эскадры оставались на якорях, а враждующие стороны пытались убедить португальцев, что мятежником является именно противник.

Месяцы, стоившие португальцам нервов

Ситуация сложилась тупиковая. Требования Блейка или выдать Руперта, или заставить его выйти в море, или разрешить Блейку атаковать герцогапортугальцы отвергли. В начале апреля у Тахо появились два французских корабля. Они знали о присутствии здесь Руперта и, спутав с ним флагман Блейка «Джордж», отсалютовали «Джорджу». Последовал неприятный инцидент, но Блейк не пошёл на обострение отношений с французами и отпустил их.

Во время заполнения бочонков водой на берегу между враждующими партиями постоянно возникали стычки. Руперт обвинял кромвелистов в стараниях захватить его. Те, в свою очередь, приписывали герцогу попытку взорвать вице-адмиральский «Леопард»: моряк и двое чернокожих в португальской одежде направились к «Леопарду», имея в лодке бочонок с зажигательной смесью (Руперт увлекался химией), с целью поджечь корабль, но английская речь выдала их, и попытка не удалась.

Меж тем на роялистской эскадре дела были совсем плохи: настроения моряков попахивали мятежом, люди дезертировали, так что Руперту пришлось даже десятерых из них повесить на реях. Положение с экипажами становилось отчаянным: даже на флагмане Руперта из команды в 300 человек осталось всего 40. Это было сборище настоящих бандитов, которых привлекали только призовые деньги.

21 мая Блейк захватил десять английских торговых кораблей, зафрахтованных португальцами для торгового конвоя в Бразилию. Тут же он направил Жуану IV письмо, в котором предлагал освободить эти суда, если король передаст Парламентскому флоту корабли Руперта. Португальский монарх, прочитав послание Блейка, рвал и метал. В ярости Жуан IV приказал арестовать всех находившихся на территории Португалии английских подданных, сочувствующих Протекторату, а эскадре Блейка было запрещено использовать португальские гавани и брать питьевую воду у португальских берегов. В результате необдуманного поступка своего командующего Парламентский флот был вынужден теперь посылать корабли за провизией и водой в Кадис.

Однако 26 мая 1650 года к Блейку прибыло подкрепление — эскадра Эдварда Попхэма в составе 68-пушечного «Резолюшн», 42-пушечного «Эндрю», 36-пушечного «Феникса», 28-пушечного «Сатисфэкшн» и четырёх торговых судов с провиантом и припасами. Попхэм также привёз приказ Парламента начать операции против португальской торговли, если Жуан IV не согласится на требования Англии.

В этой ситуации португальский король попросил Руперта по возможности покинуть португальские воды. В ночь с 21 на 22 июля Руперт снялся с якоря и вместе с 22 португальскими и несколькими французскими судами взял курс в открытое море. Жуан нашёл хитрый выход. Он сообщил Руперту, что в его атаке на Блейка герцога поддержит португальский флот, поскольку правящий род Браганса уж очень хочет отомстить за десять захваченных кораблей. В этот момент Блейк был ослаблен: семь его судов ушли в Кадис за провиантом и водой, у «морского генерала» было только десять кораблей и девять «бразильцев», захваченных в мае и включённых в Парламентский флот.

Однако вскоре португальцы отстали, а потом и вовсе бросили якорь, не выходя из устья реки. Руперт оказался предоставленным самому себе. До 28 июля герцог раздумывал, атаковать ему или нет, но потом подошли корабли из Кадиса, и Руперт вернулся в Лиссабонскую гавань.

19 августа Блейк захватил и потопил богатый португальский корабль, возвращавшийся из Индии с грузом на 100 тысяч фунтов стерлингов. 14 сентября «морской генерал» атаковал «Бразильский флот» из 23 торговых судов, захватил из них шесть и сжёг одно. На призах было взято 4 000 ящиков сахара и 400 пленных. Ещё пять кораблей из этого злосчастного конвоя захватил позже Попхэм.

После этих событий Жуан IV резко охладел к Руперту. 12 октября герцогбыл вынужден покинуть Лиссабон с «Констант Реформейшн», «Суоллоу», «Блэк Принс», «Секонд Чарльз», «Генри» и «Мэри». Он направился в Средиземное море, захватив по пути три торговых английских судна.

Скитания герцога Руперта

18 октября Руперт миновал Гибралтарский пролив. Далее он взял курс на Малагу, где, по слухам, находилось много английских торговых судов. Данные эти подтвердились. Принц решил отправить «Генри», замаскированный под купца, на рейд Малаги, с которого абордажные партии ночью должны были напасть на торговые суда. Сам же Руперт с основными силами планировал войти на рейд порта в полночь, чтобы ловить и захватывать беглецов. Однако план этот провалился: часть команды дезертировала с «Генри» и предупредила о готовящемся нападении испанские власти.

Разочарованный Руперт отплыл к Велес-Малаге, где стояли четыре английских купца. Губернатор этого порта не разрешил герцогу войти в гавань. Тогда Руперт соорудил брандер и пустил его на торговцев, в результате чего два купца сгорели. Роялисты взяли курс на Гибралтар, но там столкнулись с флотом Блейка. 20 октября после жаркого боя тот захватил 36-пушечный приватир Руперта «Жюль». Затем «морской генерал» отошёл к Кадису, чтобы продать приз, а «Сэконд Чарльз» в это время смог захватить торговца «Уильям энд Джон».

Тем временем Парламент решил послать в Средиземное море для защиты торговли адмирала (commander in chief) Уильяма Пенна с четырьмя кораблями. У берегов Испании Блейк должен был оставить Пенну свои лучшие корабли, а сам возвращаться домой. Пенн имел и ещё одно спецзадание: надо был перехватить «Бразильский флот», чтобы, во-первых, проучить короля Португалии, а во-вторых, достать деньги для снаряжения и снабжения эскадры.

Карта одиссеи герцога Руперта

Блейк 3 ноября застиг врасплох у мыса Палос отделившиеся для крейсерства «Генри», «Блэк Принс», «Сэконд Чарльз», «Мэри» и два приза и загнал их в Картахену, откуда они уже так и не вышли. Походя был захвачен «Генри», а «Блэк Принс» разбился при входе в гавань Картахены. До 23 ноября Блейк искал повсюду оставшиеся корабли Руперта, дошёл даже до Майорки, 13 декабря вернулся в Кадис, а 10 февраля 1651 года прибыл в Англию. Попхэм возвратился ещё 24 октября 1650 года.

Результатом действий английских эскадр у берегов Иберийского полуострова стало то, что Испания признала Протекторат.

Руперт 6 ноября после жаркого боя захватил английский корабль «Мармадюк», а потом прибыл на Балеарские острова. Далее он взял путь на Тулон, но попал в жестокий шторм, был отнесён на «Констант Реформэйшн» к Мессине и получил существенные повреждения. Брат Руперта, принц Мориц, сумел с «Суоллоу» и «Мармадюк» дойти до Тулона.

Пару недель Руперт ремонтировал в Мессине свой корабль и присоединился к брату 25 ноября 1650 года. В Тулоне их ласково встретил адмирал Франции Сезар де Бурбон, герцог де Вандом, который рассматривал Руперта как союзника по войне с Испанией. Благодаря Вандому Руперт смог выгодно продать во Франции груз с «Мармадюк», переоборудовать свои суда и докупить ещё несколько кораблей. «Мармадюк» теперь стал «Ривендж оф Уайтхолл» («Месть за Уайтхолл»). Был приобретён английский приватир «Хонест Симен» и ещё одно судно — «Лоял Сабджект». К апрелю 1651 года вместе с «Констант Реформэйшн» и «Суоллоу» роялистская эскадра насчитывала пять кораблей. Когда до Руперта дошли слухи, что в марте 1651 года в Средиземное море вошёл адмирал Пенн с восемью кораблями, он понял, что оставаться здесь слишком опасно.

Поскольку Пенн знал, что Руперт находится в Тулоне, принц распространил слух, что собирается идти в Эгейское море, а сам 7 мая миновал Гибралтар и взял курс на юг. Вообще изначально герцог планировал плыть к Барбадосу, где были сильны роялистские настроения, но команды его судов — настоящее отребье, служившее только за призовые деньги — настояли на плавании к островам Зелёного Мыса, поскольку там надеялись захватить много купцов. Однако по пути они смогли взять только три генуэзских корабля и один испанский. Эскадра вернулась к Мадейре, где продала призы, кроме одного, который был включён в состав отряда под наименованием «Сент-Майкл зе Эркэнджел».

Английский корабль в бурном море

25 июля Руперт и Мориц прибыли в порт Сен-Мигель на Азорских островах, где их тепло принял португальский губернатор. За время стоянки «Сент-Майкл зе Эркэнджел» сбежал вместе со всей командой в Англию, а шторм у острова Терсейра, разыгравшийся 26 сентября 1651 года, погнал эскадру Руперта в океан. На «Констант Реформэйшн» не выдержал корпус, и образовалась сильная течь. Четверо суток экипаж упорно боролся за жизнь корабля. 30 сентября, видя, что корабль тонет, «Суоллоу» и «Хонест Симен» подходили к флагману Руперта с намерением забрать команду, однако капитан «Констант Реформэйшн» Энтони Честер отказался покинуть корабль. Пример его оказался настолько заразителен, что вся команда, бо́льшую часть которой составляли явно не «люди чести», также решила разделить участь судна. В 21:00 корабль разломился на волнах и пошёл ко дну. Вместе с ним утонули и 300 человек экипажа. В этом же шторме был потерян «Лоял Сабджект».

7 декабря потрёпанные корабли Руперта пришли к Кабо-Бланко у берегов западной Африки, где занялись починкой уцелевших кораблей. Отсюда же Руперт на голландском торговом судне отослал долю от захватов принцу Уэльскому, которого теперь роялисты именовали королём Англии Карлом II. Герцог также просил в письме, чтобы из своей доли Карл II оплатил его долги, сделанные в Тулоне зимой 1651 года.

26 января 1652 года отряд Руперта взял курс на устье реки Гамбия в Западной Африке, где установил контакт с колонией герцогства Курляндского. Курляндцы помогли Руперту найти английский торговый корабль, который был захвачен и под именем «Джон» введён в состав эскадры. Вскоре удалось захватить ещё два английских и один испанский корабль. Британские суда «Сапплей» и «Френдшип» (переименован в «Дифайнс») были прикреплены к отряду. Испанский же приз Руперт от доброты душевной подарил курляндцам в награду за их помощь роялистам.

В Дакаре у Руперта произошёл инцидент с местными африканскими царьками, которые удерживали сошедших на берег матросов. В результате стычки герцог был ранен в руку стрелой, которую сам же и вырезал ножом на глазах у своих сторонников, превозносивших мужество Руперта.

В течение месяца роялисты смогли захватить ещё пару судов, одно из которых, 18-пушечник «Сара», вошло в состав отряда. Однако «Ривендж оф Уайтхолл» был потерян: его команда взбунтовалась и увела корабль в Англию.

9 мая 1652 года эскадра, наконец, отправилась к Вест-Индии. «Суоллоу», «Хонест Симен», «Дифайнс», «Сара», «Джон» и ещё одно захваченное у Кабо-Верде судно — таков был состав отряда. 29 июля Руперт прибыл на Мартинику, где узнал, что недавно пришедшая в Вест-Индию эскадра Джона Аскью уже привела английские колонии к присяге Протекторату. В отчаянии герцог взял курс к северным Наветренным островам, надеясь поживиться призами. Но сначала его встретили пушки Монтсеррата, а потом и Невиса. Когда Руперт прибыл на Сент-Китс, который был поделён между Англией и Францией, английские власти сразу же предупредили французов, что в случае торговли с роялистами все их товары и собственность на английской части острова будут конфискованы. Всё же Руперту удалось продать и приз, захваченный у Монтсеррата, и товары.

20 июня 1652 года герцог взял курс на Виргинские острова, где планировал отремонтировать свои корабли и создать небольшой укреплённый форт, который служил бы базой для вылазок роялистов. 13 сентября корабли Руперта попали в страшный ураган, которыми так славится Карибское море. «Суоллоу» во время шторма потерял почти все паруса и мачты и только чудом смог добраться до якорной стоянки острова Санта-Анна (Виргинские острова). Что касается «Дифайнс», то он сгинул бесследно. Вместе с кораблём погиб и брат Руперта принц Мориц.

Корабль в бурном море

25 сентября, поставив фальш-мачты и запасшись питьевой водой, «Суоллоу» вышел в море, поскольку над экипажем реально нависла угроза голода. 5 октября около Монтсерата отряд герцога смог захватить небольшой английский корабль, потом погнался за испанским купцом, но тот смог уйти. 10 октября Руперт вошёл на рейд Гваделупы. Там герцог узнал, что Англия на данный момент ведёт войну с Голландией, поэтому голландцев он теперь мог рассматривать как своих естественных союзников. 30 октября у Антигуа герцог захватил два английских купца, а 11 ноября — одно судно у Гваделупы.

Конец одиссеи

12 декабря Руперт, заболевший к тому времени лихорадкой, решил вернуться во Францию. 16 января 1653 года роялистские корабли достигли Азор, где рассчитывали на радушный приём, однако были встречены огнём береговых батарей — Португалия к тому времени уже признала Протекторат. 4 марта 1653 года «Суоллоу» вошёл на рейд французского Сен-Назера. Корабль был в ужасном состоянии, и его сразу же пустили на слом. Руперт, сойдя на берег, упал без чувств. Он был на грани физического истощения, кровь шла горлом, и в течение пяти недель врачи боролись за его жизнь.

Так закончилась эта необыкновенная одиссея герцога Руперта. Он смог попортить много крови республиканцам, но конец его эскадры был предрешён заранее: ставка на крейсерскую войну изначально была проигрышной. Что касается Парламентского флота, то погоня за Рупертом, по сути, стала для англичан разминкой перед войной с Голландией. Британские экипажи получили опыт многомесячных плаваний и крейсерств, флот был полностью отмобилизован и вооружён по новым стандартам. В результате голландцам пришлось испытать на себе всю мощь английского флота и искусство его «морских генералов».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится