Русская экспедиция Григория Лангсдорфа в самое сердце Южной Америки.
В 1811 году Александр I учредил должность генерального консула в Рио-де-Жанейро. Вскоре им стал академик немецкого происхождения Григорий Иванович Лангсдорф. Он уже бывал в Бразилии в качестве участника первого русского кругосветного плавания и хорошо знал португальский знак. В 1820-е Лангсдорф вместе с командой ученых путешествовал по глухим углам Южной Америки. Русская экспедиция в самое сердце Бразилии собрала уникальный научный материал, но была несправедливо предана забвению.

Настоящее имя Григория Ивановича Лангсдорфа (1774 — 1852) — Георг Генрих фон Лангсдорф. Имел дворянские корни, самые ранние упоминания о его роде относятся к XIII веку. Немец по происхождению, он получил образование в Геттингенском университете, затем жил в Португалии, стал иностранным членом-корреспондентом Петербургской Академии наук. В 1803 году в качестве ботаника был включен в состав первой русской кругосветной экспедиции Крузенштерна. Побывал на Канарских островах, в Бразилии, Калифорнии, на Аляске и Камчатке. Был членом посольства Резанова в Японию. Сухим путем пересек Сибирь. Вернувшись в Петербург, исследователь несколько лет работал над собранными им материалами и опубликовал научный труд о кругосветном путешествии, принесший ему международную известность.

Корабли «Надежда» и «Нева» Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского.

В 1812 году Лангсдорф был назначен российским генеральным консулом в Бразилии. В его обязанности входило оказывать поддержку русским купцам и обеспечивать все необходимым корабли Российско-американской компании при их стоянке в порту. Но посланник не забывал уделять время и любимым научным исследованиям. Вместе с помощником он продолжил собирать энтомологическую коллекцию. Бразилия только что получила независимость. После занятия Португалии Наполеоном королевская семья перебралась в важнейшую из португальских колоний, а вслед за освобождением Лиссабона была провозглашена Бразильская империя, правителями которой были члены португальской королевской династии Браганса.

Лангсдорф всячески пропагандировал идею иммиграции в Бразилию. Во время одного из отпусков он побывал в Европе и набрал там колонистов для своих земельных угодий. Дипломат даже издал брошюру. Вот характерный ее отрывок: «Кто тоскует по поэтическому настроению, — пусть едет в Бразилию, там поэтическая природа ответит его стремлениям. Всякий, даже самый бесчувственный человек, если он захочет так описать предметы, как они есть там, станет поэтом».

На границе провинций Рио-де-Жанейро и Минас-Жераис.

Весной 1821 года Лангсдорф прибыл в Петербург, получил там чин статского советника, орден св. Владимира, а также статус действительного члена Академии наук. «Нашему человеку в Рио-де-Жанейро» было поручено возглавить экспедицию во внутренние области Южной Америки. Сначала проект Лангсдорфа одобрил К. В. Нессельроде, а затем Александр I, на чьи личные средства и было организовано путешествие. Целью экспедиции были зоологические, ботанические, минералогические и этнографические наблюдения. Подготовка к ней завершилась в 1824-м.

За нескольких лет ученые исследовали самые глухие углы Южной Америки от реки Парагвай до Амазонки (например, город Куяба находится в самом сердце материка). Результатом каждого путешествия становились ящики с разнообразными коллекциями, каталоги предметов, исписанные тетради, рисунки художников и другие материалы. Проводились астрономические, метеорологические и географические наблюдения. Собирались минералы (маршрут проходил и через алмазные рудники).

Маршрут экспедиции.

Об индейцах Лангсдорф писал следующее: «Ввиду того, что усовершенствование естественное истории человека особенно близко моему сердцу, я особенно настаивал на том, чтобы художники экспедиции изготовили точные портреты всех индейских племен, которых наблюдать мне представился случай. Уже теперь я имею удовольствие обладать очень поучительными портретами наций Cayapys, Guyanas, Schamicocos, Bororys и Chiquitos, из сравнения которых всякий непредубежденный человек легко склонится к тому, чтобы произвести все эти нации от монгольской расы. Я льщу себе надеждой, что это собрание портретов всех бразильских наций после окончания моего еще очень длинного путешествия возбудит необычайный интерес». Глава экспедиции также занимался ихтиологией и собирал информацию касательно индейских языков. Некоторые племена, с чьим нетронутым бытом тогда познакомились путешественники, сегодня уже исчезли или приобщились к цивилизации (бороро, апиака, мундуруку). Каравану экспедиции пришлось пройти и через настоящий театр военных действий — в то время бразильское правительство воевало с племенем гуайкуру. Нелегким был и спуск по бурным рекам. Лодки неоднократно разбивались в щепки. «Мы покинули место, которое можно назвать не иначе, как чертовой дырой», — писал академик, отплывая из Порту-Велью. И только на отрезке Порту-Фелис — Камапуан (юг Бразилии) путешественники преодолели 32 водопада.

Индеец мандуруку.

После девственных лесов Амазонии Лангсдорф собирался посетить Гвиану, однако его планам не суждено было сбыться. Экспедиция очутилась в области, охваченной лихорадкой. Многие ученые заразились. 54-летний Лангсдорф был в их числе — острая форма малярии отразилась на работе нервной системы и привела к частичной потери памяти. Неутомимый прежде ученый не смог оправиться от этой болезни до конца своих дней. В 1829-м экспедиция вернулась в Рио-де-Жанейро. Отчеты и ящики с коллекциями были отправлены в Петербург. Долгое время архив считался утраченным, пока его вновь не обнаружили в 1930 году.

Опоссум.

В 1830-м Лангсдорф вернулся в Европу и вышел на пенсию. Он умер во Фрайбурге в 1852 году. Ему было 78 лет. Академик по праву может считаться родоначальником русской научной американистики. Он предпринял комплексное исследование Бразильского нагорья, а собранный им гербарий состоял из почти ста тысяч экземпляров. Записки ученого — настоящая «энциклопедия бразильской жизни».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится