Аларих: победы и смерть в Италии.
103
просмотров
В конце IV века н.э. готский народ возглавил тот, кого считают первым королём – Аларих. Именно он прославится как варвар, захвативший Рим.

Продолжение. Начало истории первого короля готов здесь.

Какие события предшествовали падению Рима? И, если уж на то пошло, действительно ли захват Аларихом Рима стал такой уж глобальной катастрофой? Ведь император находился в те дни совсем не в Риме, и фактически Вечный Город столицей в те дни вообще не являлся.

Паника в Медиолане

Очередному разрыву союза между Аларихом и Римом предшествовал мятеж Гайны, вестгота по происхождению и римского военачальника по должности. Скандал, произведённый этим выступлением, был колоссальный. 22 декабря 400 года Гайна был разбит и погиб. Что характерно – победителем его стали его единоплеменник Фравита и предводитель европейских гуннов, которого называют Ульдин (Улдин, Ульдис). Ульдин и отправил голову Гайны в Константинополь.

Римляне считали, что Гайна рвётся в императоры (что маловероятно), а гунны воспринимали его как угрозу, поскольку он, возможно, желал создать готское государство на землях, на которые претендовали сами гунны. Римляне определённо изменили отношение к готам (которые до сих пор преобладали в Империи среди всех варваров) и решились на союз с гуннами, по крайней мере – с некоторыми. Это обстоятельство, вероятно, произвело на Алариха сильное впечатление. Так или иначе, его непрочная «дружба» с Римом дала основательную трещину.

Осенью 401 года н.э., дождавшись, когда урожай будет собран, Аларих прошёл вверх по паннонской реке Саве (современная Сербия, Босния, Хорватия и Словения) и 18 ноября вступил в пределы Италии. Римские укрепления на перевалах отсутствовали либо находились в плачевном состоянии – во всяком случае, на сей раз Аларих не встретил в Юлийских Альпах никакого сопротивления.

Аларих побывал под Аквилеей – неясно, взял ли он этот город. Зимой 401–402 годов н.э. готский король занял всю провинцию Венетия и подошёл к Медиолану (современный Милан). Именно там находился император Гонорий. Поднялась паника, суеверные римляне высматривали и находили верные приметы скорого конца света.

Гонорий собрался бежать в Галлию – подальше от мятежных готов. Слабого и трусливого императора спас Стилихон: он привёл подкрепление, состоящее из аланской конницы и недавно принятых на службу федератов-вандалов. В начале марта 402 года н.э. Аларих снял осаду Медиолана и отошёл, а перепуганный Гонорий перенёс столицу в неприступную Равенну.

Битва на Пасху

Что задумал Аларих, не вполне понятно. Ситуация для него ухудшалась: в это время из Галлии вернулись рейнские отряды. Учитывая, что возле Медиолана находился Стилихон, Аларих мог оказаться между двух огней. В итоге он перешёл реку По и двинулся в южном направлении. У города Гаста (современный Асти) на реке Танаро Аларих потерпел неудачу и отступил. Он отошёл к Поллентии (современная Полленца) и встал там лагерем.

Готский воин

Иордан сообщает, что Стилихон подошёл к готам «незаметно» (поскольку напал на них «внезапно»). Он красочно изображает в своём фундаментальном труде, называемом Getica, как вероломный Стилихон разъярил Алариха предательским нападением и затем был разбит:

«Стилихон тайно подошёл к Поллентии… и, на погибель всей Италии и бесчестье себе, бросился в бой. Внезапно завидев его, готы сначала ужаснулись, но вскоре собрались с духом и, по своему обычаю возбудив себя ободряющими кликами, обратили чуть ли не всё войско Стилихона в бегство и, отбросив его, уничтожили полностью…»

Вряд ли целое войско могло подобраться к готам так, чтобы его никто не заметил. Нет, фактор неожиданности заключался совсем в другом: битва состоялась 6 апреля, а в 402 году н.э. на это число приходилась Пасха. Оба противника, Аларих и Стилихон, исповедовали христианство, поэтому Аларих действительно не ожидал нападения именно в день самого большого христианского праздника. Стилихон, однако, поступил до гениального просто: передал командование начальнику аланской конницы по прозванию Саул (или Савл – имя библейское, и вряд ли оно было настоящим у язычника-алана), который без колебаний атаковал Алариха.

Иордан изобразил эту битву как победоносную для готов, хотя по свидетельству современников – поэтов Клавдия Клавдиана и Пруденция – исход её неясен: ни одна из сторон не получила решительного перевеса, и все действия были прерваны наступлением ночи. Впрочем, лагерь Алариха, с жёнами и детьми и всей добычей, достался римлянам, сообщает Клавдиан, посвятивший своё творчество воспеванию подвигов Стилихона.

Аларих продолжил отход из Италии, но «не удержался» и по пути напал на Верону. Это, скорее всего, произошло в августе 402 года н.э. Стилихон настиг Алариха. Как и в прошлый раз, битву начали аланы, но готы отступили в укреплённый лагерь в горах, где Стилихон и запер их, окружив.

Готы страдали от голода, начались болезни. К римлянам стали переходить дезертиры, и в их числе видный готский военачальник по имени Сар. Очевидно, у Сара с Аларихом была какая-то старая личная вражда, и неудача под Вероной оказалась лишь предлогом для окончательного и открытого разрыва отношений. Тем не менее, Алариху удалось сохранить основу своего племени.

Стилихон же, как и в других случаях, не стал добивать своего вечного противника, и всё по той же причине – он намеревался использовать вестготов как значительную военную силу в интересах Западной империи. Интерес тоже оставался прежний: отобрать у Восточной империи Иллирию и подчинить её Западу.

Пока же вестготы ушли из Италии и поселились «в стране варваров» рядом с Далмацией и Паннонией, откуда совершали набеги на всё ту же Иллирию. Стилихон уговаривал Гонория назначить готского короля иллирийским командующим – что, естественно, означало прямой вызов Константинополю.

«Демон» Алариха

Следующий поход Алариха в Италию начался сразу после смерти Стилихона, казнённого 23 августа 408 года н.э. Формально Стилихона обвинили в том, что он намерен посадить на имперский трон своего сына Евхерия (как помним, Стилихон был женат на племяннице покойного императора Феодосия Серене, так что какие-то, пусть ничтожные, шансы занять трон у Евхерия имелись). Гораздо важнее то, что в Империи одержала верх «националистическая» партия – насколько вообще можно говорить о «национальности» тогдашних римлян. Во всяком случае, это была партия антигерманская.

Римляне-«националисты» не приветствовали никаких переговоров с варварами, тем более – союзов с ними. В таком контексте Аларих предстаёт спасителем преследуемых варваров, прежде всего – германцев, которых повсеместно смещали с постов, арестовывали, казнили. К Алариху, как говорят, в те дни пришли 30 000 человек, и только непримиримый Сар упорно оставался на стороне римлян.

Аларих снова перешёл Юлийские Альпы, беспрепятственно двинулся по старой Постумиевой дороге по Ломбардской низменности, перешёл реку По у Кремоны и направился к Риму. Весь марш по Италии занял у него месяц – октябрь 408 года н.э.

Аларих под стенами Рима, французская миниатюра XV века

Далее Аларих окружил Рим, перерезал дороги и нарушил подвоз зерна к городу по Тибру. В городе начались болезни. Говорили о мести старых римских богов, о том, что следует отвергнуть христианство и вернуться к религии отцов, а ещё лучше – к религии этрусков, и тогда бедствие отступит. Как утверждали «наиболее осведомлённые» жители Рима, в готского короля вселился демон, который требует гибели Вечного Города.

Однако с носителем «демона» римляне попытались договориться. При переговорах готский король потребовал передать ему все находившиеся в Риме сокровища и всех рабов варварского происхождения. Контрибуция была выдана, а рабы сами толпами присоединялись к варварскому войску. Они внесли немало хаоса, но всё же представляли собой и существенную силу.

Пишут также о 5000 фунтов золота, о 30 000 фунтов серебра, о 4000 шелковых одежд – и так далее. Что-то выдали из государственных средств, что-то – из частных, кое-что некогда украшало статуи богов. Наконец, вестготы сняли осаду Рима и в декабре 408 года н.э. отошли в Тусцию (Тоскана).

Равенна, однако, не спешила с заключением мира – там рассчитывали на силу нового войска, набранного из гуннов. Тем временем к Алариху подошёл из Паннонии с войском его шурин Атаульф.

Падение Вечного Города

Победа опять оборачивалась для готского короля поражением: золота и шёлковых одежд у его людей было в изобилии, а вот с продовольствием дела обстояли плохо. Аларих послал императору Гонорию предложение о мире, но Гонорий отвергал всякую мысль о мире с готами. Националисты торжествовали.

Получив из Равенны очередной отказ, в конце 409 года н.э. Аларих вновь двинулся на Рим. Теперь он собирался посадить на престол императора по собственному выбору. В Остии готы захватили огромные запасы зерна, прибывшего из Африки и предназначенного для Рима. Сидя на мешках с хлебом, готский король потребовал у Сената провозгласить императором городского (Римского) префекта Приска Аттала из знатного рода Анциев.

Аттал был известен Алариху ещё с прошлого года: тот стремился к согласию между Империей и готами. Готский король надеялся, что «карманный» император будет ему послушен, но разочаровался в своих ожиданиях почти тотчас же. Да, Аттал «даровал» своему покровителю звание магистра армии, а Атаульф был назначен командующим конницей. Однако эти желанные посты готам пришлось делить с римлянами, причём из антигерманской партии: так, на высшую гражданскую должность Италии – префекта претория – Аттал назначил врага германцев Лампадия.

Вскоре из Африки был прекращён подвоз зерна и масла. В Риме снова начался голод. Аларих предлагал отправить готов в Африку, чтобы те взяли зерно. Аттал категорически противился этому: он подозревал, что, придя в Африку, готы оттуда уже не уйдут. Поэтому он направил за зерном своего человека, которого в Африке, в свою очередь, ожидал тамошний правитель – враждебно настроенный ко всему варварскому Гераклиан (кстати, именно он вошёл в историю как убийца Стилихона).

Ситуация сложилась неопределённая. Гонорий то соглашался на переговоры, то посылал войска. В конце концов, Алариху надоела история с Атталом. Он принудил своего ставленника отречься, перед выстроенными войсками снял с него диадему и порфиру и задержал у себя, впрочем, гарантировав ему жизнь. Пурпурную мантию Аларих отослал в Равенну и снова предложил Гонорию переговоры.

На сей раз вмешался Сар, который с тремя сотнями человек внезапно атаковал ненавистного Алариха – и ухитрился причинить вестготам некоторый ущерб. Храбрец Сар был осыпан императорскими милостями, а Гонорий вновь отверг инициативы Алариха. Тогда летом 410 года н.э. Аларих в третий раз двинулся к Риму. Сил на овладение городом у него, как и в предыдущие два похода, определённо не хватало, и тем не менее, 24 августа 410 года Аларих вошёл в Рим.

Локальный конец света

Произошло это, как утверждают, только благодаря тому, что в Риме свирепствовал голод. Якобы одна благочестивая римлянка, Проба, приказала своим рабам открыть ворота и впустить вестготов, чтобы бедствие голода наконец прекратилось. Некоторые историки предполагают, что этот рассказ сохранил отголосок классовой борьбы – недаром, согласно легенде, германцев впускают в Рим именно рабы.

Ужасы варварского вторжения в Рим

Падение Рима произвело на современников оглушительное впечатление. Это было подобно концу мира: «Ужасная весть приходит с запада: Рим в осаде, жизнь граждан выкупается за золото… Рыдания прерывают слова… Взят город, который взял целый мир. Муки голода довели людей до ужасной пищи, пожирали взаимно друг друга…», – писал Блаженный Иероним.

Другой современник, Блаженный Августин, создавший в какой-то мере под влиянием этого события свой фундаментальный труд «О Граде Божием», высказал мысль о том, что Рим погиб потому же, почему пали Содом и Гоморра. Падение Рима было возведено Августином в ранг события Священной истории.

Иначе говоря, 24 августа 410 года стало для жителей Империи своего рода днём локального конца света.

Однако, разграбив Рим и забрав оттуда поистине несметные богатства, вестготы ушли буквально через неделю. Сразу возникли разговоры о «демоне» Алариха и о том, что он испытал в Вечном Городе некий «мифический ужас». На самом деле Аларих так и не разрешил проблему снабжения продовольствием. Приближалась осень, вместе с осенью – и непогода, а идея добраться до Африки и запустить руку в житницу Империи оставалась для вестготов по-прежнему заманчивой.

Завоеватель направился в Южную Италию с намерением переправиться в Сицилию, а оттуда в Африку. На юг германцы сначала шли успешно: пали Капуя и Нола, но уже на Сицилию перебраться им не удалось – подготовленный для переправы флот разметало бурей. Говорили также, что готскому нашествию помешала некая «чудотворная статуя». Готы повернули назад, на север, в направлении Кампании.

В самом конце 410 года н.э. близ города Козенцы в Бруттиях (Калабрия) Алариха постигла внезапная смерть.

Похороны Алариха

О погребении Алариха в русле реки Бузент (ныне Бусенто) повествует только один историк – Иордан:

«Готы оплакивали его (Алариха) по своей огромной любви к нему; они отвели из русла реку Бузент около города Консенции… посередине русла этого потока они, собрав толпу пленных, вырыли место для погребения и туда, в лоно этой могилы, опустили Алариха со множеством сокровищ, а затем вернули воды обратно в их русло. Но чтобы никто никогда не узнал того места, землекопы были все умерщвлены. Королевскую же власть над везеготами они передали Атаульфу, кровному родичу Алариха, выдающемуся и внешностью и умом, потому что он был похож на Алариха».

Атаульф не был кровным родичем Алариха – он был его шурином (братом жены), но почти несомненно, что сходство между ними, и внешнее, и нравственное, имело место.

Аларих I не просто так называется «первым»: он принципиально отличается от своих предшественников. Он – христианин арианского толка, он – благородного происхождения, о чём знают не только его соплеменники, но и римляне; он сумел сохранить общность своего народа, несмотря на череду поражений, и обладал хорошими организаторскими способностями. Аларих пытался «согласить» власть варварского племенного короля и римскую императорскую власть; говоря шире – включить Готию в структуру Империи. Это у него не получалось, но тенденция была намечена верно, и Атаульф её продолжил.

В числе добычи, захваченной готами в Риме, оказалась сестра императора Гонория – Галла Плацидия. «Принимая во внимание благородство её происхождения, внешнюю красоту и девственную чистоту», Атаульф взял её в жёны и таким образом как бы «соединил» Империю с готами. По одним данным, он женился на Плацидии перед своим уходом из Италии в Южную Галлию. Другой источник сообщает, что брачная церемония состоялась уже в Галлии, в Нарбонне, в доме знатного римлянина Ингения, 1 января 414 года н.э., причём Атаульф был облачён в римские одежды.

Именно женитьба Атаульфа стала причиной его гибели: он был убит осенью 415 года н.э. в Барселоне за стремление к мирным отношениям с Гонорием: «Так как (Атаульф) усерднейшим образом следовал её (Плацидии) просьбам и предложениям о мире, то и был убит…», – говорит Орозий.

Преемника Атаульфа Сегериха постигла та же судьба и по той же причине; вместо миролюбивых королей был избран воинственный Валия (тот же 415 год н.э.) – специально «для того, чтобы нарушить мир с Империей». Теперь среди вестготов торжествовала «националистическая партия». Но это уже другая история.

Продолжение следует: Леовигильд: император вестготов.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится