Леовигильд: император вестготов
814
просмотров
«Особый путь» Испании, отличающийся от модели, по которой развивалось европейское Средневековье, во многом определялся тем обстоятельством, что на Пиренейском полуострове существовало государство вестготов. Вестготы не просто усвоили блага цивилизации, которые увидели и заимствовали у римлян – они переняли у них саму идею империи.

Оставаться вестготом

«Вестготская империя» по вполне объективным причинам не могла разрастись до масштабов вселенской, как мыслился Рим, владыка мира – на это у нее попросту не хватало ресурсов. Максимум, вестготы могли претендовать еще на Септиманию. Так называлась историческая область в современной Франции, расположенная между Средиземным морем, Пиренеями, рекой Гаронной, южными Севеннами и рекой Роной. Свое название эта местность получила в память о ветеранах римского седьмого легиона, которые некогда получили здесь землю. Вестготы пытались закрепиться там на протяжении VI-VII веков, однако в середине VIII века эта земля окончательно отошла к франкам, которые и прежде оспаривали Септиманию у вестготов.

Вестготская Испания

Во времена Алариха именно вестготы (везеготы) – те самые, которые в 401 году осадили, взяли и разграбили Рим – были, как ни странно это прозвучит, наиболее «романизированными» из всех варваров, известных Империи. Вестготы к тому моменту уже приняли христианство и, как писали хронисты, во время грабежа «не тронули христианские храмы» (зато сожгли знаменитое святилище Деметры, чем весьма способствовали уничтожению нечестивого языческого культа).

Народ Алариха принял христианство в той форме, в какой исповедовали эту религию римские императоры, которые в ту пору были арианами, то есть, с точки зрения ортодоксальных христиан (будем называть их для простоты «католиками», хотя это не вполне корректно), – злостными еретиками. Позднее, когда римляне уже окончательно утвердились в ортодоксии, вестготы все еще держались старого арианского исповедания.

В V-VI веках соседние с вестготами варварские народы также принимали крещение. Многие из них сразу становились католиками, как учили их римские миссионеры. У свевов был «арианский период», связанный с тем, что их землю захватили вестготы, но они довольно быстро вернулись к ортодоксии. А вестготы упорно оставались арианами. Постепенно у них сложилось представление о том, что ортодоксия – это византийская вера, а арианство – национальная готская вера. Быть вестготом означает быть арианином.

Стремление вестготских королей консолидировать испанское общество, состоящее из очень разнородных элементов, было связано поначалу именно с попыткой сделать арианство официальной, единой для всех конфессией. Попытка эта, предпринятая в 580 году королем Леовигильдом, провалилась, поскольку встретила ожесточенное сопротивление испано-романской знати. Зато следующий шаг такого рода, на сей раз на ортодоксальной «почве», вызвал понимание и «международную поддержку». Мятежи несогласных не смогли помешать переходу большей части Испании в ортодоксальную веру.

Вопрос религии, таким образом, тесно смыкался для вестготов с вопросом национального самосознания и национальной государственности, отсюда и суровое отношение их к единственной этнической группе, проживающей на территории полуострова, которая продолжала придерживаться иной веры и иных обычаев – к евреям.

В VI веке по всей Европе евреев начали притеснять в правах, гражданских и имущественных, но если затем повсеместно началось некоторое смягчение антииудейских законов, то в Испании они, напротив, постоянно ужесточались, пока существование иудеев на полуострове не сделалось, наконец, невыносимым. Если уж рассуждать об арабском завоевании Испании как о «долгожданном избавлении от вестготского ига», то справедливо это будет именно по отношению к евреям.

Что до остальных, – включая и римлян, – то перемена одних завоевателей на других вряд ли может считаться «освобождением», к тому же с вестготами римляне разделяли одну веру и заключали браки, а вот с новыми хозяевами полуострова пришлось выстраивать совершенно иные отношения.

Для гордого потомка вестготов кровной необходимостью стало сохранить в себе «вестготскость». И поныне в Латинской Америке человека, в чьих жилах нет ни капли индейской или негритянской крови, чистокровного испанца, называют Il Godo – «готом».

Расширение границ

Идеалом «готской империи» на Пиренейском полуострове являлся захват вестготами всей территории полуострова. Собственно, во имя воплощения этого идеала и сражались готские короли Атанагильд и его преемник Леовигильд (правильнее – «Леувихильд», но традиционно пишут «Леовигильд»).

Атанагильд стал королем вестготов в 554 году с помощью византийцев. В решающий момент, сражаясь со своим соперником за власть, Атанагильд обратился к императору Восточной Римской империи Юстиниану, и тот отправил в Испанию сильную армию. Естественно, поддержка могущественного соседа обошлась Атанагильду недешево: византийцы овладели важнейшими укрепленными пунктами восточного и южного побережья Испании, и когда Атанагильд взошел на трон, он вынужден был примириться с их присутствием.

Отныне часть Бетики и Картахена принадлежали Византии, причем испано-римское население приветствовало это обстоятельство. Тогда же византийцы вздумали расширить успех. Нарушив договор с Атанагильдом, они начали присваивать новые земли, пытаясь занять долину Гвадалквивира. Атанагильд тотчас вступил с ними в затяжную войну, которая длилась тринадцать лет.

Некоторые историки считают, что именно Атанагильд перенес столицу своего государства в Толедо (другие приписывают этот акт Леовигильду).

Так или иначе, Атанагильд умер в 567 году в Толедо. Почти год после его смерти в стране царила анархия, после чего королем был избран Лиува, брат Атанагильда, а его соправителем – другой брат, Леовигильд, правитель Толедо. Лиува взял на себя управление Септиманией, а Леовигильд – теми землями, которыми вестготы владели на полуострове.

Лиува и Леовигильд, средневековая миниатюра

Перед Леовигильдом стояла сложная задача. На севере вестготскому королевству угрожали свевы и баски. У свевов имелось собственное, небольшое, но достаточно агрессивное королевство, а баски обладали удивительным свойством не покоряться никому и никогда. Этот загадочный народ не изменил себе и спустя несколько столетий. Тем не менее, вестготы пытались хоть как-то держать басков «в узде», то и дело предпринимая походы в их страну, порой удачные, но никогда не окончательные.

Византийцы, по-прежнему владевшие Бетикой и Картахеной, оставались для Леовигильда бельмом на глазу. Тем не менее, он проявил себя «политиком» и выразил покорность римскому императору. Сейчас ему в первую очередь требовалось сдержать натиск свевов, которые активно старались расширить свои границы. Отбив у них несколько крепостей, Леовигильд остановился на достигнутом: время окончательного покорения свевского королевства еще не пришло.

В 570 году вестготский правитель неожиданно начал военные действия против византийцев, которые считали его своим другом. Действительно, Леовигильд оставался послушным и вежливым – до тех пор, пока на константинопольском престоле сидел энергичный Юстиниан I. Когда же его сменил Юстин II, отнюдь не блиставший талантами своего дяди, Леовигильд тотчас обратил взоры на Бетику и Картахену.

Византийцы в то время втянулись в неудачную для себя войну с персами, а в Италии появились воинственные лангобарды. У Юстина просто не оставалось ресурсов, чтобы оказывать какую-либо помощь еще и своим испанским владениям.

Леовигильд перешел Гвадалквивир (старое название – «Бетис»), разорил местность и захватил укрепленный город Асидона (Медина-Сидония) – важный торговый пункт и сильнейшую крепость, входящую в систему пограничных укреплений.

В 572 году Леовигильд занял Кордову – некогда в этом важнейшем городе произошло восстание против владычества вестготов, и Кордова стала считаться «независимой» (хотя, вероятно, на самом деле тесно связанной с византийцами). Анатагильду в свое время не удалось отбить ее, а вот Леовигильд преуспел.

Вестготы неуклонно приближались к Картахене. Из самого города можно было уже видеть вестготские земли. Но у Леовигильда не было флота, и это помешало ему завершить завоевание. Впрочем, византийцам тоже пришлось несладко. Помощи из Константинополя они не получали, и в том же 572 году они вынуждены были заключить мир. Византийцам оставлена была лишь прибрежная полоса.

Подражание Константинополю

Лиува умер в 573 году, и Леовигильд сделался королем всех земель, принадлежащих вестготам. Предполагается, что именно тогда он назначил своими соправителями сыновей Герменегильда (в Нарбонне) и Реккареда (в Толедо).

Оставалось окончательно навести порядок в своих владениях на полуострове. Помимо византийских владений, в Испании имелись еще небольшие независимые территории, управляемые знатными людьми (в основном из числа испано-римской знати). Следовало покончить с этой «вольницей», и на протяжении нескольких лет Леовигильд подчинял себе одно маленькое «княжество» за другим.

Исидор Севильский и Григорий Турский в один голос говорят, что Леовигильд расправился со всеми, кто мог представлять угрозу его правлению – людьми, «выдающимися знатностью и могуществом». Естественно, имущество этих мятежников, действительных или потенциальных, пополняло казну. Постепенно Леовигильд подбирался все ближе к королевству свевов, которые были разбиты им в 576 году.

Исидор Севильский так характеризует военные и политические итоги правления Леовигильда, умершего в 586 году: «Он распространил свою власть на большую часть Испании. Ранее народ вестготов занимал лишь маленькую территорию».

Но Леовигильд был не просто королем-завоевателем, который с мечом в руках расширяет границы своих владений. Он сумел привнести в сознание вестготского народа элемент имперского духа, взяв за образец Византию. Леовигильд стремился создать государство имперского типа, возглавляемое сильным владыкой, а не каким-то племенным аристократом старого «образца», недалеким и своевольным.

Вотивная корона вестготских королей (музей Клюни, Франция). Вотивная корона представляет собой богато украшенную корону, которая вносилась в церковь по обету как пожертвование и подвешивалась над алтарем. Вестготские короли заимствовали этот обычай у византийцев

Это подчеркивалось и чисто внешними признаками. Из вестготских королей Леовигильд первым начал надевать специальную королевскую одежду и носить корону. Ранее вестготские короли мало чем отличались от своего окружения – если вообще чем-либо отличались. Исидор Севильский писал, что Леовигильд «первым сел на трон в королевских одеяниях; ибо прежде правители носили те же одежды и сидели на тех же сидениях, что и остальной народ».

Как уже говорилось, некоторые историки считают, что именно Леовигильд сделал Толедо столицей Испании. Раньше постоянной столицы у вестготских королей не было: ее роль играли то Барселона, то Нарбонна, то Севилья. Исходя из возникающих обстоятельств, короли перемещались из города в город. Леовигильд же постарался уподобить Толедо Константинополю.

В Толедо не имелось прочных римских традиций: этот город не считался настолько уж значительным, хотя существовал давно. Поэтому Леовигильду было проще насадить здесь собственные традиции. Теперь в Толедо постоянно находился королевский двор – возможно, был построен и дворец.

Но и это еще не все. В 578 году король лично основал город, который назвал в честь своего сына Реккареда Рекополисом, причем для жителей нового города были установлены некоторые привилегии. Рекополис должен был стать самым большим городом Испании. Хорошо укрепленный, он располагался на высоком холме, на самой вершине которого были выстроены дворец и базилика в византийском стиле. В честь события король выпустил специальную монету.

Второй город, основанный Леовигильдом, назывался Викториак – в честь победы над басками. Его возвели в покоренной вестготами области, и он больше походил на крепость. В названии легко угадывается латинское слово «виктория», и это тоже была претензия если не на соперничество с Римской империей, то на подражание ей. Рекополис и Викториак стали первыми городами, которые «варвары» (т.е., неримляне) построили на территории бывшей Западной Римской империи.

Монета Леовигильда

Леовигильд первым из вестготских королей начал чеканить золотые монеты со своим именем и изображением – ранее на золотых ставилось имя и изображение тогдашнего императора. При этом он использовал эпитеты римских императоров: «Благочестивый», «Счастливый», «Справедливый», «Победоносный». При этом Леовигильд установил единый вес для всех золотых монет – полтора грамма, по византийскому образцу.

Эти монеты имели в основном «престижное» значение, поскольку были золотыми и вряд ли использовались при бытовых расчетах. Вернее всего, ими выплачивали налоги или жалованье солдатам. Называют эти монеты «триенсы», то есть треть солида, при этом сами солиды тогда вообще не чеканились и считались лишь счетной единицей.

Известно также, что Леовигильд, – возможно, подражая Юстиниану, – пересмотрел свод готских законов.

Вообще же в вестготской Испании V-VII веков, помимо «двух религий», существовали еще и две законодательные системы. Вестготы пользовались сводом, который был составлен галло-римским юристом из Нарбонны Львом на основе «готской правды». Этот свод включал в себя нормы вестготского обычного права и законодательные акты королей V века. Среди испано-римлян действовали римские кодексы, которые в 506 году были переработаны и объединены в краткий кодекс Lex Romanum Visigothorum. Сферы применения готского и римского законов на территории Испании были различны.

Знаменитая вестготская фибула (Национальный археологический музей Испании)

Как пишет историк Хервиг Вольфрам, «При Леовигильде завершился процесс, в ходе которого вестготское Regnum (королевство) стало своего рода испанской Империей. Возникло самое совершенное государство-наследник Римской империи, совершенное в своей силе и слабости…»

Имперский дух и характерная «двойственность» перешли по наследству преемнику Леовигильда, его сыну Реккареду, которому предстояло наконец решить проблему разобщенности испанского общества.

Продолжение следует: Падение королевства вестготов.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится