Битва на Кифисосе: каталонцы против наследников крестоносцев
279
просмотров
Каталонская компания на службе Афинского герцога и в бою против него

Разгромив армию императора Михаила IX, каталонцы остались один на один с беззащитным греческим населением. Два года они совершали набеги на прилегавшие к их лагерю территории. Историки назвали эти рейды «каталонской местью» — расплатой за убийство Рожера де Флора. Не довольствуясь разбоем и грабежами, каталонцы попробовали на зуб Афинское герцогство.

Каталонская компания в Греции

После победы при Апросе в 1305 году каталонцы под предводительством Беренгуэра де Рокафорта оставались в своём лагере на полуострове Галлиполи, продолжая грабить окрестные территории. Однако византийские власти твёрдо решили избавиться от тяготивших их гостей. В первую очередь для этого были восстановлены укрепления поблизости от столицы. В окрестностях Галлиполи византийцы применили тактику выжженной земли.

«Каталонская месть». Гравюра Хуана Серра, 1900 год.

Эти меры возымели результат. Летом 1307 года наёмники покинули лагерь и двинулись на запад. Новым объектом их разбойной деятельности стали две обширные области Византийской империи — Фракия и Македония. Два года каталонцы разоряли эти земли, пока снова не были вынуждены уйти. Весной 1309 года они вторглись в Фессалию и в течение года медленно двигались на юг по Фессалийской равнине.

Путь каталонцев и примкнувших к ним после Галлиполи турецких кавалеристов был отмечен разорёнными деревнями и городами. В отместку за исчезновение нескольких своих солдат они сожгли фессалийский порт Алмирос, а позже разорили остров Скопелос. Под угрозой оказались богатые Фессалоники, и только сложные политические игры спасли жителей города от беды. Правители западноевропейских и балканских государств стали присматриваться к каталонцам, прикидывая, как можно использовать компанию в своих интересах.

К этому моменту наёмники лишились обоих своих лидеров, Энтенцы и Рокафорта. На смену единоначалию в Великой компании пришло коллегиальное управление. Был создан совет из четырёх членов: по два человека от кавалеристов и пехотинцев.

Император Андроник II обновил укрепления в македонском городе Христополисе (сейчас Кавала в Греции), чтобы помешать каталонцам вернуться в восточную часть Византийской империи.

Готье де Бриенн, герцог Афинский

В Фессалии каталонцам пришлось столкнуться с сильным государством, также претендовавшим на доминирование в этой области, — Афинским герцогством, которое помимо Афин включало область Беотию с главным городом Фивы. Подобно другим княжествам Латинской Романии, оно было образовано в 1204 году по итогам Четвёртого крестового похода. С этого времени чуть более ста лет в Центральной Греции правила французская по происхождению династия де ла Рош. В 1308 году скончался Ги II, последний герцог из этого рода. Центральная Греция осталась без правителя. Между тем Афины были выгодным приобретением как для представителя какого-нибудь феодального рода, так и для морских итальянских республик Венеции и Генуи. Последние имели в Романии торговые интересы и не упускали возможностей приобрести политическое влияние. Значимость Афинского герцогства усиливалась тем, что ему подчинялась Фессалия, князья которой в течение нескольких лет признавали герцога своим сюзереном (регентом).

Близким родственником умершего в расцвете лет Ги являлся Готье де Бриенн, сын его тётки Изабеллы и Юга де Бриенна, графа Лечче. Семейство де Бриенн имело крепкие связи с Италией и Романией: пока герцог был малолетним, Юг занимал в Афинах должность бальи. Вторым претендентом на трон была Эскива д’Ибелин, дочь Алисы де ла Рош и представителя знатного крестоносного рода Ибелинов. Знать герцогства во главе с бальи Бертино Висконти поддержала кандидатуру де Бриенна. Вероятно, на этот выбор повлияла грозившая герцогству опасность со стороны соседей — Эпирского царства и Византии. В этих условиях известный воин Готье де Бриенн был наилучшим кандидатом.

Герб Афинского герцогства династии де ла Рош.

В начале лета 1309 года он прибыл в Гларенцу (ныне Киллини, порт на западном побережье Пелопоннеса). Любопытно, что при себе претендент на трон имел письмо от своего родственника, принца Филиппа Тарентского, представителя Анжуйского дома. Письмо предназначалось бальи Висконти и удостоверяло личность де Бриенна. Проживавшая на Кипре Эскива д’Ибелин не скрывала обиды, однако это не стало серьёзным препятствием для де Бриенна. Представители младшей ветви дома де ла Рош притязаний на Афины не предъявляли. Таким образом, Готье де Бриенн утвердился в качестве шестого герцога Афинского. Теперь ему предстояло защитить свои новые владения.

Каталонская компания на службе Готье де Бриенна

Правители других балканских княжеств решили воспользоваться обстоятельствами и укрепить свои позиции. Афинский сюзеренитет продолжал оспаривать севастократор Фессалии Иоанн Дука. Деспина Анна, управлявшая Эпиром при малолетнем сыне, стремилась расширить свои владения за счёт соседа, в чём её поддерживал византийский император.

Желая сохранить афинское влияние в Фессалии, герцог Готье был вынужден прибегнуть к помощи наёмников. Он решил использовать в качестве ударной силы Великую каталонскую компанию, которая помогла бы Афинам вернуть утраченные позиции в Центральной Греции. К сожалению, это решение оказалось роковым как для самого герцога, так и для судьбы франкского государства в Аттике и Беотии.

При посредничестве руссильонского рыцаря Рожера Деслаура стороны начали переговоры. По словам хрониста Рамона Мунтанера, де Бриенн

«направил посланников к компании и обещал выплатить им за 6 месяцев, если они придут помочь ему, и впоследствии сохранять за ними эту плату, а именно 6 унций в месяц каждому воину на коне, 2 — для каждого лёгкого кавалериста и 1 унцию для каждого пехотинца».

Воины-альмогавары.​​​​​​

Весной 1310 года компания каталонских наёмников поступила на службу к афинскому герцогу. При помощи каталонцев де Бриенну удалось отстоять свои права от притязаний византийского императора и деспины. Он захватил более 30 укреплённых пунктов в фессалийской области Фтиотида и существенно увеличил территорию своих владений. Всего за полгода герцог принудил императора и его союзников заключить мир на выгодных для него условиях.

Однако за победы нужно было платить. Находившиеся на афинской службе каталонские наёмники получили лишь аванс — жалованье за два месяца. К моменту завершения кампании герцог оставался должен ещё за четыре месяца службы. Вместо того, чтобы выплатить долг, он решил внести раскол в ряды наёмников. Отобрав 200 всадников и 300 альмогаваров, Готье де Бриенн оставил их на своей службе и разместил в завоёванных крепостях, а остальных распустил, велев им покинуть территорию Афинского герцогства.

Однако каталонцы не спешили уходить из Фтиотиды. Они заняли несколько замков из тех, которые прежде завоевали для герцога. Очевидно, компания собиралась вернуться к тактике разбойных вылазок. Эта перспектива не устраивала правящую элиту Афин и Фив.

Битва на Кифисосе

Зиму 1310–1311 года Готье де Бриенн и отвергнутые им каталонские наёмники провели, готовясь к войне. Чтобы противостоять каталонцам, герцог собрал под своим знаменем феодалов из разных концов страны, включая острова Эгейского моря. В его распоряжении было 700 рыцарей, а всего франкская армия насчитывала, по сообщению Никифора Григоры, 6400 рыцарей и более 8000 пехотинцев. Мунтанер писал даже о 24 000 пехотинцев у Готье, но это явное преувеличение. При этом хронист с гордостью отмечал, что нанятые де Бриенном 500 каталонцев покинули его и присоединились к своим соотечественникам.

Весной 1311 года противники встретились в Беотии, неподалёку от деревни Херония, известной в античности как Херонея. Примечательно, что битва произошла примерно в том же месте, где в 338 году до н.э. Филипп II Македонский разбил объединённую греческую армию, а в 86 году до н.э. Луций Корнелий Сулла победил Митридата.

Иногда сражение на Кифисосе называют по близлежащим беотийским городам битвой при Фивах или битвой при Орхомене. Вероятно, Орхомен был ближайшим к месту сражения относительно крупным городом, хотя точное его месторасположение неизвестно. Картина Эдуарда Додвелла «Руины Орхомена», 1821 год. На среднем плане река Кифисос (Кефис).

Каталонцев было около 8000 человек, конных и пеших, включая турецкие и фессалийские контингенты. Вступив в Беотию, они пересекли реку Кифисос и разбили лагерь на её правом берегу. Источники сообщают, что, прежде чем начать сражение, каталонцы предложили герцогу Афинскому закончить дело миром. Решив, что они напуганы, Готье отказался и потребовал безоговорочно сдаться. Каталонцы, в свой черёд, продолжили готовиться к сражению. Другого выбора у них не оставалось: оказавшись лицом к лицу с франкской армией, они имели в тылу другую, под командованием византийского полководца Хандрена, который представлял силы Эпирского царства.

На Кифисосе наёмники вновь использовали те преимущества, которые обеспечили им победу при Апросе шестью годами ранее. В первую очередь, это были особенности местности. По сообщению Григоры, каталонцы разлили воды Кифисоса по всей равнине вплоть до Ливадии, чтобы франкская кавалерия не могла быстро передвигаться. На равнине они выкопали ловушки — прикрытые дёрном ямы. На самом деле маловероятно, что каталонцы действительно запрудили реку. По всей видимости, они расположили войско так, чтобы между ним и противником находилась заболоченная низина на месте озера Копаида.

Схема расположения Каталонской компании перед сражением на Кифисосе.

Битва состоялась, по словам Мунтанера, в понедельник 15 марта «на прекрасной равнине близ Фив». Как и при Апросе, пешие каталонцы стояли плотным строем. Их атаковала тяжёлая рыцарская кавалерия под предводительством самого Готье де Бриенна. По мнению К. Сеттона, готовя атаку, он не обратил внимания на болотистый характер местности, и это стало его главной ошибкой.

С криками «Сен-Дени! Монжуа!» франки бросились в атаку. В ответ каталонцы кричали «Сант-Жорди! Арагон!». Однако, завязнув в болоте, атака в буквальном смысле захлебнулась. По мнению Мунтанера, Бог, всегда помогающий правым, оказал поддержку и компании. После того, как строй рыцарей распался, франков осыпали дротиками. В дело вступила турецкая кавалерия, а затем и альмогавары. Началось настоящее избиение рыцарей и франкской пехоты. Из 700 рыцарей каталонцы пощадили только двоих: Рожера Деслаура и Бонифация Веронского. Оба были хорошо известны каталонцам и пользовались их уважением.

Безусловно, Мунтанер, писавший о 12 000 погибших франкских пехотинцев, преувеличил потери. Впрочем, не вызывает сомнения, что в сражении действительно погибло множество феодальных сеньоров: Рено де ла Рош, маркиз Водоницы (Бодоницы) Альберто Паллавичини, маршал Ахайи Тома д’Отременкур, правитель острова Теноса Джорджо Гизи и другие. Под ударом турецкого клинка пал и сам герцог. Много лет спустя его голова была доставлена в итальянский город Лечче, где её захоронили в церкви Санта-Кроче. Выжившие рыцари были позднее отпущены на свободу за выкуп.

Надгробие графа Готье де Бриенна с гербом Иерусалимского королевства, на которое претендовали де Бриенны. Церковь Санта-Кроче, Лечче.

Каталонцы в Афинском герцогстве

Победа на Кифисосе определила судьбу франкских владений в Центральной Греции. Немедленно после сражения Каталонская компания заняла крепость Ливадию, затем Фивы, а после и столицу герцогства Афины. Греческое население Ливадии впустило каталонцев в город, за что получило права и привилегии франков, исключая право на брак с католичками. Фиванцы оказались не столь гостеприимны, и потому их город был разграблен, а большой замок Сент-Омер — разрушен.

Франкское правление в Афинах, продолжавшееся более ста лет, с 1204 по 1311 год, завершилось. Герцогство попало в руки каталонцев. Основным его населением, как и прежде, оставались греки, а вот правящая элита изменила свой состав. Множество франков скрылось на Негропонте (остров Эвбея). Вдова Готье де Бриенна бежала в Ахайю, а затем во Францию. Сын герцога, тоже Готье, позднее погибший в битве при Пуатье, безуспешно предъявлял права на наследие своего отца. После сражения на Кифисосе множество феодальных синьорий в Беотии и Аттике лишились своих владельцев. Этим воспользовались новые хозяева Афин — каталонцы. По сообщению автора каталанской «Хроники» Рамона Мунтанера, множество вдов стали жёнами победителей:

«Итак, они разделили между собой город Фивы и все города и замки герцогства (Афинского — прим. авт.) и отдали дам в жёны солдатам Компании, каждому в соответствии с его значимостью, и кому-то они отдали столь знатную даму, что он был недостоин подать ей чашу, чтобы она омыла в ней свои руки».

Схватка альмогавара с рыцарем в представлении современного художника.

В истории Афин началась новая глава, причём весьма интересная. Сравнительно небольшая группа из 700 каталонцев вместе с семьями стала своего рода коллективным правителем герцогства. Солдаты были незнатного происхождения и потому предложили герцогский титул своему пленнику Бонифацию Веронскому, но тот отказался. Тогда каталонцы обратились к другому пленнику и своему другу, Рожеру Деслауру, который предложение принял. В качестве платы за услугу Деслаур получил замок Салона и вдову Тома д’Отремекура в жёны. Официально он стал именоваться маршалом и ректором компании (marescalcus et rector universitatis).

Поскольку Деслаур всё же был недостаточно знатен и по своим личным качествам мало годился на руководящую роль, вскоре каталонцы обратились за помощью к Арагонскому дому. В 1312 году король Федериго Сицилийский направил к ним в качестве герцога Афинского своего второго сына, дона Манфреда. Поскольку новому герцогу было всего пять лет, в качестве генерального викария в Афины приехал некий Беренгуэр Эстаньол из Ампуриаса, который стал править от имени юного принца. Что касается Деслаура, то он удалился в свой замок в Салоне и исчез из истории.

Пергаментная грамота короля Федериго II Сицилийского. Этот монарх, представитель арагонского правящего дома, на протяжении многих лет поддерживал Каталонскую компанию.

Остаётся рассказать о судьбе каталонских союзников — лёгкой турецкой кавалерии. После победы при Кифисосе каталонцы предложили им для поселения три замка, однако те отказались. Турки не захотели оставаться в завоёванном герцогстве Афинском, предпочитая вести свободную жизнь разбойников и наёмников. Стороны расстались «в большой любви и согласии». С позволения каталонцев турки забрали оружие и лошадей павших в сражении франков. Однако судьба оказалась неблагосклонной к турецким воинам. Они вернулись на полуостров Галлиполи, где находился их прежний лагерь, по пути грабя и сжигая всё. В Галлиполи генуэзцы захватили их предводителей, а простых воинов либо убили, либо продали в Италию в качестве галерных рабов.

Продолжение следует: Анализ Каталонской компании

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится