menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Альмогавары: наемники, пробуждавшие железо
363
просмотров
Альмогавары были не только хорошим подспорьем борьбе с врагами, но и изрядной головной болью для королей Арагона.

В истории известно немало воинских формирований, ставших своеобразной визитной карточкой той или иной страны. Это и английские лучники, и швейцарские копейщики, и немецкие ландскнехты, и польские гусары. Испания славится альмогаварами — легковооружёнными пехотинцами, которые заставили трепетать от ужаса не только своих врагов на Пиренеях, но и всех обитателей Средиземноморья.

Появление

Впервые альмогавары упоминаются в арабской хронике Х века «История правителей Аль-Андалуса». Это были легковооружённые воины, состоявшие на службе у эмира Сарагосы и совершавшие опустошительные набеги на земли соседей-христиан. Они действовали малыми группами и успевали уйти до подхода тяжеловооружённой конницы. Отсюда и происходит их название al-Mugavari, что по-арабски означает «разведчик» или буквально «наводящий ужас». Их действия были настолько успешны, что христиане Арагона переняли у сарацин тактику набегов, оставив арабское название.

Альмогавар.

Костяк альмогаваров составляли пастухи, что жили в горах на границе между христианским и мусульманским миром, вытесненные захватчиками из плодородных долин. С юных лет они росли в суровом климате. Эти пастухи были готовы совершить кратковременный поход к ближайшим селениям и разжиться добычей, способной обеспечить их гораздо лучше, чем профессия пастуха. Действовали альмогавары группами по 5–15 человек, рассчитывая не на свою численность, а на внезапность. По несколько дней они спали под открытым небом и терпели все мыслимые неудобства горного перехода. Наградой за лишения служила добыча, превышавшая всё то, что они могли заработать в горах за год мирной жизни. За многие поколения сформировался воинский дух пограничного жителя, и подобный образ жизни перенимали всё новые обитатели порубежных районов. Первоначально альмогавары состояли главным образом из арагонцев, но по мере изменения границ королевства к ним стали массово присоединяться каталонцы, наваррцы и баски. Не отвергали альмогавары и мусульман, вступавших в их ряды как на Пиренеях, так позже и в Малой Азии. При этом многие из мусульман продолжали исповедовать ислам.

Организация

Каталонский историк XIII века Бернат Десклот так писал об альмогаварах:

«Эти люди, которых называют альмогаварами, живут не чем иным, как профессией оружия. Они живут не в городах или деревнях, а в горах и лесах, и каждый день воюют с сарацинами: и выходят на землю сарацин на день или два, грабят и захватывают сарацин в плен; и вот как они живут. И они терпят суровые условия жизни, которые другие не могут вынести. Они могли бы провести два дня без еды, если нужно, без проблем съедая травы на полях. А адалиды (командиры), ведущие их, знают страну и дороги. И они носят большие туники или рубашки, будь то лето или зима, и они носят кожаные бриджи на ногах и кожаные сандалии на ногах. И они носят хороший нож, хороший наплечный ремень и кремень из стали на поясе. И у каждого из них есть хорошее копьё и два дротика, а также кожаная сумка на плечо, где они несут свою еду. И они очень сильные и очень быстрые, для спасения и преследования, и это каталонцы, арагонцы и сарацины».

В качестве оружия альмогавары использовали так называемое ascona muntera, что на каталанском языке означало «охотничье копьё». Короткое, с широким лезвием, оно было опасным оружием в ближнем бою. Упомянутый хронистом нож (coltell) по виду больше напоминал орудие мясника и был непригоден для утончённого рыцарского фехтования, зато наносил страшные рубящие удары. Известен случай, когда некий альмогавар, сражаясь с конным рыцарем, одним ударом сумел отрубить ему ногу, находящуюся в стремени. Из защитного вооружения альмогавары традиционно использовали только кожаный шлем на каркасе из нескольких металлических полос. Тело защищала кожаная безрукавка. Впрочем, альмогавар побогаче использовал доспех-«перпунте», состоящий из переплетённых полос толстой кожи, которые соединялись между собой заклёпками. Отсутствие изобразительных источников не позволяет в точности представить, как выглядел доспех. Многочисленные реплики, которые в наше время изготавливают испанские реконструкторы, вызывают сомнение у многих исследователей.

Реконструкция шлема и каталонского ножа альмогаваров.
Каталонский нож альмогавара.

Кроме постоянных набегов на вражеские земли альмогавары участвовали и в крупных походах, организованных арагонскими правителями. В этом случае они нанимались за заранее оговорённую сумму и продовольствие (не накормить альмогавара, особенно в то время, когда он находился на королевских землях, могло выйти себе дороже), а зачастую и без всякой оплаты, требуя лишь долю добычи. Короли Арагона быстро оценили выгоду найма именно таких войск — подготовленных, мобильных и дешёвых в содержании. Обычным боевым кличем альмогаваров было Desperta Ferro! («Проснись, железо!»), который они выкрикивали, стуча копьём по кремневому камню, что сопровождалось высеканием искр. Привыкнув действовать в составе арагонских войск, они использовали и боевой клич королевства: «Арагон! Арагон!».

У альмогаваров существовала собственная иерархия. Высшим рангом считался адалил. Как правило, его на время войны назначал король, и он был чуть ли не единственным человеком в отряде, кто передвигался верхом на лошади. Командиром низшего ранга был альмогатен (альмокатен), действовавший в пешем строю. Часто кандидата на эту должность выбирали его собственные товарищи. Остальные считались, собственно, альмогаварами. В Кастилии был зафиксирован ещё и альмогавар алломавар — промежуточное звание между адалилом и альмогатеном, но больше оно нигде не встречалось.

Тактика «наводящих ужас»

Во время военных действий альмогавары выступали в качестве рейдеров, разорявших вражеские территории. Однако в составе арагонских армий им нередко приходилось сталкиваться лицом к лицу с врагом. Наглядное представление о тактике альмогаваров в подобных случаях даёт битва при Гальяно, произошедшая в 1300 году в ходе войны Сицилийской вечерни.

Французские сторонники анжуйского дома под командованием Готье де Бриенна, именуемые громким прозвищем «рыцари смерти», попытались захватить замок Гальяно. Де Бриенн имел пять сотен всадников (триста французов и двести присоединившихся итальянцев), а также большое количество пехоты. Замок держали арагонцы Гильом де Гальсеран и Бласко де Алагон, располагавшие отрядом из двухсот всадников и трёх сотен альмогаваров. Они не стали отсиживаться в замке, а вышли на равнину Гальяно навстречу французам. Анжуйцы рассчитывали на численное преимущество и потому удивились активным действиям противника. Боевой клич альмогаваров, раздавшийся перед началом атаки, и вовсе их ошеломил:

«…альмогавары графа Гальсерана и дона Бласко закричали: «Desperta ferres!» И все вместе они били копьями и дротиками по камням; все они зажгли искры, и казалось, что весь мир горит, а тем более, что ещё не было дневного света. И французы, которые видели это, задавались вопросом и спрашивали, что это значит. И рыцари, которые были там и встречали альмогаваров раньше в Калабрии, сражаясь с ними, говорили своим, что это обычай альмогаваров, которые всегда, вступая в бой, пробуждают железо. Граф Бриенн, который был одним из графов Франции, сказал: «Ах, Боже, что это? Мы встретили дьяволов! Те, кто пробуждает железо, похоже, хотят атаковать…».

Педро Арагонский высаживается на Сицилии.

Испанские всадники расположились на левом фланге, а альмогавары на правом, после чего атаковали устрашённых французов:

«И битва была очень жестокой, и альмогавары, начав дьявольскую работу, в первой же атаке метнули дротики так, что более ста рыцарей и лошадей французов упали замертво на землю».

Основная ударная сила анжуйцев понесла большие потери в самом начале сражения. И, хотя бой продолжался ещё долго, альмогавары сломили дух врага в первые же минуты. Рыцарская честь не позволила французам обратиться в бегство, и они полегли на поле боя. Арагонцы же потеряли всего 22 всадника и 34 альмогавара.

В произошедшей годом ранее битве при Фальконаре, в которой сошлись более масштабные силы Фридриха II Сицилийского и Филиппа Тарентского, сына Карла Анжуйского, альмогавары под командованием Бланко де Алагона составляли левый фланг сицилийцев. Бой начался атакой альмогаваров, которую отразили анжуйские арбалетчики. Когда же главные силы Филиппа в конном строю атаковали центр сицилийцев, альмогавары ударили им во фланг. Противник не поддержал атаку своего центра, и рыцари пали жертвами арагонских дротиков. Смешавшиеся ряды анжуйской рыцарской кавалерии стали лёгкой добычей рыцарей Фридриха II.

На службе государевой

Традиционно считается, что короли Арагона использовали альмогаваров уже в XI веке. Однако первое документальное упоминание о них относится только к 1110 или 1111 году, когда правитель Арагона Альфонсо I разрешил альмогаварам селиться в Кастелларе на берегу реки Эбро, неподалёку от Сарагосы, — вероятно, чтобы защитить границу от мусульманских набегов, а также подготовить вторжение на земли Сарагосы. Позднее альмогавары называются и среди войск арагонского монарха, осаждавшего Сарагосу, которая стала затем столицей Арагона. В 1177 году встречаем упоминание об альмогаварах, участвовавших в захвате Куэнки арагонскими и кастильскими войсками. Отличились они в решающей битве испанской реконкисты при Лас-Навас-де-Толоса в 1212 году, а также в крестовом походе арагонцев на остров Майорка в 1229–1232 годах.

В 1232 году альмогавары закрепились в Морелье, ставшей базой Арагона для последующего завоевания Валенсии. Само завоевание растянулось на несколько лет, и многое для победы сделали альмогавары. Они захватили высоту Пиг де Себолья (Луковый Холм) в 12 милях от Валенсии, что позволило королю Хайме Арагонскому построить там крепость, и после этого захват самой Валенсии стал лишь делом времени.

Примечательно, что именно альмогавары дали королю Хайме возможность продолжить реконкисту к югу от реки Хукера. Их очередной набег на территорию мусульманского правителя Хативы привёл последнего в бешенство. Бросившись в погоню, он настиг альмогаваров и разгромил их отряд. На его беду, это произошло уже на землях Арагона. Благородный христианнейший король обвинил неверных в нарушении мирных договоров и счёл себя свободным от данного ранее обещания не продолжать войну.

Во второй половине XIII века реконкиста для Арагона в целом была завершена. Казалось, альмогавары лишились своего постоянного заработка. Жить мирным трудом они уже не могли, и единственным вариантом дальнейшего существования для них стало разорение теперь уже арагонских земель. Однако добрые короли Арагона позаботились о своих подданных и нашли им новые источники средств к существованию.

За пределами королевства

Если невозможно было расширить границы королевства на Пиренеях, то ничто не мешало поискать земли за морем. В 1280 году король Арагона Педро III отправил войска в Тунис, правитель которого отказался платить дань, установленную предыдущим арагонским королём. Значительную долю солдат составляли альмогавары. Однако через два года арагонцы покинули Тунис и перенесли военные действия на Сицилию, вмешавшись в войну Сицилийской вечерни. Поддерживая действия сицилийцев против Карла Анжуйского, Педро Арагонский рассчитывал, что Сицилия станет его новым владением.

Средиземноморская галера. Изображение на византийской иконе XIV века.

Прибыв на Сицилию, альмогавары своим бедным видом повергли в шок жителей Мессины, говоривших:

«О Боже, мы утратили нашу радость! И что это за люди, которые ходят обнажёнными и раздетыми, которые носят только рубашку и не имеют щитов? Мы не можем рассчитывать на большую помощь, если все воины короля Арагона такие».

Но впечатление оказалось обманчивым. В первом же бою альмогавары разгромили стоявшую возле Мессины французскую армию, потери которой составили около 2000 человек. Это не только подняло боевой дух мессинцев, но и заставило их уверовать, что один альмогавар стоит двух рыцарей.

Кроме обычных набегов на вражеские земли альмогавары использовались и в качестве морской пехоты. Они составляли абордажные команды на арагонских галерах, а также высаживались на вражеском побережье, в удаленных от анжуйской армии местах, где и предавались своему любимому занятию — разорению всего и вся. Альмогавары способствовали победе арагонского флота над анжуйским в морской битве у острова Мальта в 1283 году, оказавшись более приспособленными к битве на скользкой палубе, чем тяжеловооружённые французские и итальянские рыцари.

Война Сицилийской вечерни решила для Арагона проблему с альмогаварами на два десятилетия. Но после её окончания королю пришлось искать им новое занятие.

Продолжение: Битва при Апросе: каталонцы против Византии

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится