Борьба правителя Конго против португальцев и провинции Сойо и крах голландских надежд на прибыльную работорговлю
40
просмотров
Шанс для маниконго.

В августе 1641 года голландцы захватили португальскую колонию на острове Луанда у берегов Анголы. На некоторое время это событие изменило расстановку сил на западе Центральной Африки. Амбициозный король Конго Гарсия II (1641–1661 годы) попытался использовать ситуацию в своих интересах и преодолеть негативные тенденции прошлых лет, однако его желание укрепить свои позиции в регионе обернулось войной с португальцами.

Церковная политика Гарсии II

Одним из средств укрепления королевской власти должно было стать создание в Конго собственной церковной иерархии. Этому способствовал ряд благоприятных для короля событий — прежде всего, смерть в ноябре 1642 года епископа Соверала. В отсутствие нового иерарха организующим центром христианского культа на территории Конго и Анголы естественным образом стал кафедральный собор в Сан-Сальвадоре (Мбанза-Конго). Некогда испанский король даровал маниконго право назначать некоторых церковных должностных лиц. Пользуясь этим обстоятельством, Гарсия посадил на должность викария Сан-Сальвадора (заместителя епископа) своего ставленника-мулата. Также король восстановил несколько разрушенных церквей, выстроенных его предками, и принимал личное участие в церемониях и празднествах.

Капуцинские миссионеры в Конго.

В делах церкви Гарсия решил опереться на монахов ордена капуцинов, которые направили в Конго свою миссию. Миссия подчинялась непосредственно римской курии, и с помощью монахов король попытался установить прямой контакт с папой. В большинстве своём капуцины были итальянцами, а не выходцами с Пиренейского полуострова. Их интерес к культуре смерти вызвал новую волну религиозности в Конго, прежде всего среди родичей правящей династии — мвиссиконго. С другой стороны, простой народ тоже охотно участвовал в массовых религиозных церемониях, что способствовало развитию синкретичных афро-христианских верований.

Король Гарсия II встречает миссионеров.

Гарсия II и голландцы

Важнейшим фактором новой геополитической ситуации для Гарсии II являлись отношения с голландцами. Тот факт, что они захватили Луанду, давал маниконго шанс не только избежать опеки со стороны португальцев, но и вернуть маршруты торговли рабами на территорию своего государства.

Одним из первых шагов администраторов Голландской Вест-Индской компании Питера Мортамера и Корнелиса Ниуланта по укреплению влияния в Африке стало установление союзных отношений с королём Конго. Чтобы привлечь на свою сторону местных правителей, голландцы позиционировали себя как освободителей от португальской тирании. И это сыграло свою роль. В частности, местный вождь — мани Луанды — активно участвовал в попытках голландцев наладить союзные отношения с маниконго. Вожди других пограничных областей (мани Мбамбы, правители Ндембу) отказывали португальцам в повиновении.

Гарсия II. Художник Альберт Экхоут, около 1640 года.

В конце 1641 года новые правители Луанды направили в Сан-Сальвадор посольство во главе с Корнелисом Оуманом. В числе подарков для маниконго была кальвинистская книга на португальском языке. Хотя Гарсия II благосклонно принял посла, его возмутила попытка голландцев совратить его к ереси. Король устроил на площади публичное сожжение еретических книг, поклявшись «отдать жизнь за святую веру».

Несмотря на этот инцидент отношения голландцев и маниконго в целом развивались благоприятно — стороны были заинтересованы друг в друге. Помимо коммерческих выгод конголезцы получили возможность приобретать у новых «друзей» огнестрельное оружие, что ранее было запрещено португальцами. Символом начала новой эры стала замена на флагштоке перед королевским дворцом португальского флага на нидерландский.

В 1642 году в столицу Конго прибыло второе посольство, для которого был организован торжественный приём при свете факелов и свечей. Голландцы передали маниконго обнаруженные ими в Луанде документы, которые свидетельствовали о планах португальского губернатора Анголы захватить Конго. Эта информация ускорила заключение союза о дружбе между Голландией и Конго — документ был подписан 28 марта 1642 года. Принципиальным условием маниконго был отказ выслать католическое духовенство из страны. При этом стороны договорились о совместных действиях против португальцев. Голландцы получили возможность возводить в Конго форты и основывать торговые фактории.

Союз с голландцами возродил в сердце Гарсии II надежду на полное изгнание португальцев из Африки. Маниконго разослал вождям южных регионов послания, призывавшие их собирать силы против старинного врага. Кроме того, Гарсия II вступил в контакт с Нзингой, боровшейся против португальцев в Анголе.

Ангола и южные земли королевства Конго в середине XVII века. Прерывистой линией выделена территория вождеств Ндембу.

Несмотря на собранную маниконго коалицию африканских вождей, попытка разгромить врага оказалась безуспешной. При поддержке яга португальцы разбили племена кахенда и мутему. Кроме того, голландцы из Луанды затянули с отправкой ослабленных болезнью солдат в Массангано, что позволило португальскому губернатору собраться с силами. Хорошая возможность полностью разгромить португальцев была упущена: в сентябре 1642 года в Африку дошла информация о подписанном минувшей осенью договоре между Голландией и Португалией.

Новая война Конго и Сойо

Пока в Луанде владычествовали голландцы, их взаимоотношения с маниконго были двойственными из-за игры, которую вели с европейцами графы Сойо. Правители приморской области установили контроль над поставками рабов из области Вили, укрепили этим своё влияние и, наконец, захотели достичь независимости. Графы установили контакт с голландскими купцами ещё в 1620-х годах. После захвата Луанды в сентябре 1641 года голландцы заключили с графом соглашение, точные условия которого нам неизвестны. В Сойо была построена торговая фактория.

Начало открытой войне между Конго и Сойо положил отказ нового правителя последней Даниэла да Силвы прибыть в Сан-Сальвадор для официального утверждения в должности. В ответ Гарсия II назначил правителем области Муката, ранее переданной под власть Сойо, своего сына Аффонсу. Когда принц направился в свои земли, граф Сойо дал ему отпор. Решающее сражение 29 апреля 1645 года Аффонсу проиграл и был захвачен в плен.

Дон Даниэль да Силва, граф Сойо. Гравюра Пьера Дюфло, начало XIX века.

В следующем году маниконго направил против Сойо новую армию во главе с правителем провинции Мбамба. Она включала отряд мулатов, вооружённых огнестрельным оружием. Неожиданно атакованные армией Сойо, конголезцы 25 июля потерпели поражение, а их командующий погиб.

Противники стремились привлечь на свою сторону голландцев, причём и маниконго, и граф Сойо направляли послов как в Луанду, так и в Бразилию. Несмотря на богатые дары, голландский губернатор Бразилии отвечал послам африканских правителей уклончиво, не становясь открыто ни на чью сторону. Что касается колонистов из Луанды, то в целом они оказывали поддержку маниконго. В частности, во время мятежа правителя «сеньории» Энсала в 1643 году они по просьбе короля прислали отряд из 50 солдат под командованием капитана Тимена. Впрочем, что касается отношений с Сойо, то здесь помощи от голландцев ожидать не приходилось: торговые связи с приморским княжеством были для европейцев важнее союза с королём Конго.

Между тем продолжавшаяся война ослабляла Конго и власть его монарха. Налёт саранчи вызвал голод, и в конце 1646 года при посредничестве капуцинов был наконец заключён мир. По его условиям принц Аффонсу возвращался из плена, но спорные территории закреплялись за Сойо.

Образец религиозного искусства народов Конго — крест из дерева с металлическими (медь, бронза, латунь) элементами XVI–XVII веков с позднейшими доделками.

Третий поход против непокорного графа в 1647 году также закончился для войск маниконго поражением. Даниэл да Силва занял провинцию Киову, приняв титул «великого герцога Сойо».

Фактическое поражение в войне подорвало авторитет Гарсии II. По свидетельству Франческо Романо, в 1648 году старцы-конголезцы ворчали, вспоминая прежние времена: «Конго больше уже не Конго!». Впрочем, очевидным успехом маниконго, который несколько компенсировал военные неудачи, стало наделение его королевской короной. Папа римский лично её освятил, позволив также образовать на территории Конго отдельный католический диоцез. Впрочем, это решение так и не было воплощено в жизнь.

Борьба голландцев с португальцами

Захватив португальскую колонию у ангольского побережья, голландцы не стали медлить и принялись укреплять свои позиции в Африке. Уже 2 сентября они взяли под контроль побережье вплоть до реки Бенго. Несколько месяцев спустя на реке был построен форт, а расположенные в долине реки плантации стали источником снабжения голландских поселенцев в Луанде.

Численность европейского и африканского (рабы) населения в Луанде.

После потери Луанды собранная португальским губернатором армия из 600 белых и нескольких тысяч африканских солдат, готовая вторгнуться в королевство Конго, была вынуждена отступить в Массангано. На несколько лет этот город стал опорным пунктом португальцев в Центральной Африке.

Подписанный в ноябре 1641 года договор прекратил военные действия между голландцами и португальцами. На местном уровне португальцы из Массангано получили разрешение вновь селиться на берегах Бенго, что в итоге позволило им привлечь на свою сторону многих вождей Ндембу. Важным рычагом давления на голландских поселенцев стали перебои со снабжением: уже в январе 1642 года португальцы разграбили плантации на Бенго, а в дальнейшем рейды продолжились. Не случайно 10 июня 1642 года один из голландских администраторов писал:

«Земля ничего не производит. Если ничего не предпринять, мы умрём от голода».

Сыграл свою роль и упадок работорговли. Надежды директоров и акционеров Голландской Вест-Индской компании на постоянный приток в Бразилию тысяч невольников оказались весьма далеки от реальности. Ожидаемый ежегодный доход от Луанды (фактически, от работорговли) составлял более 2 млн гульденов. В действительности португальцы блокировали основной маршрут поставки рабов, который вёл на побережье из владений Нзинги, полностью прекратив поставки. Другой маршрут — из Макоко, шедший через владения маниконго — также прервался из-за действий португальцев и их союзников. Ему на смену пришёл маршрут поставки рабов из Лоанго и Сойо.

Импорт рабов в голландскую Бразилию по регионам, 1630–1651 годы.

Уже весной 1642 года директора компании осознали, что для того, чтобы колония в Луанде приносила прибыль, необходимо полностью решить проблему португальского противодействия. Первое время они надеялись на мирное решение, но постепенно бесперспективность дальнейшего содержания колонии становилась всё более очевидной.

Осложнялись и отношения с местными правителями. В 1644 году разочарованный в голландцах Гарсия II установил контакты с «королевой» Нзингой. Естественным врагом обоих африканских правителей были португальцы. В общих чертах отметим, что в этой войне португальцы одержали верх, нанеся поражение как Нзинге, так и Гарсии II.

Изгнание голландцев из Луанды

Гарсия II не зря предупреждал своих голландских союзников о коварстве португальцев:

«Когда они слабы, они действуют подобно овцам, но контролируя ситуацию, они поступают подобно львам и драконам».

Действительно, сумев сохранить оплот в Массангано, на протяжении последующих лет они укрепляли своё влияние среди местных вождей-соба. Противодействие последних фактически поставило колонию в Луанде в ситуацию постоянной нужды. Португальские работорговцы-помбейруш продолжали совершать набеги, захватывая невольников. В 1645 году они получили подкрепление из португальской колонии в Бразилии. Под командованием Франсишку де Сото-Майора и при поддержке африканских союзников эти силы вытеснили голландцев с большей части их территории и были готовы вернуть Луанду.

После поражения правителя Конго и «королевы» Нзинги судьба голландской колонии в Луанде была предрешена. В 1647 году из Лиссабона в Рио-де-Жанейро вышли пять кораблей. Получив в Бразилии подкрепление, в августе следующего года командующий Сальвадор Коррейра де Са подошёл к гавани Луанды. Примерно половина голландского гарнизона в это время отсутствовала, занятая военными действиями в Массангано. После недолгой осады голландцы 18 августа капитулировали. Все свои владения в Анголе они уступали Португалии. Находившиеся в походе 300 солдат капитулировали.

Сальвадор Коррейра де Са (1594–1688 годы), видный португальский полководец и колониальный администратор. Литография Мануэля Луиша, 1841 год.

История голландской колонизации Анголы на этом завершилась. Голландские колонисты эвакуировались в Бразилию, однако с разрешения португальцев Голландская Вест-Индская компания продолжила свою коммерческую активность в Африке.

Португальско-конголезская война 1649 года

По словам историка А. Хилтон, «реставрация португальцев (в Луанде — прим. авт.) в 1648 году знаменовала окончательный крах единого государства Конго». На правителя Конго была возложена ответственность за утрату португальцами Луанды: Сальвадор Коррейра обвинил Гарсию II в том, что он пригласил голландцев, оказывал им поддержку, убил португальских жителей Конго и присвоил их имущество, а также пытался уничтожить ангольских португальцев.

Немедленно после восстановления власти в Луанде Коррейра объявил Гарсии II войну. Военные действия он вёл при активном содействии местных вождей. Португальцы вторглись в пограничную область Ндембу и фактически разорили её. Несколько тысяч жителей погибли, многие были взяты в плен — вероятно, их ожидало рабство.

Яга с орудиями труда и предметами вооружения. Рисунок 1748 года.

Уже в феврале 1649 года маниконго был вынужден направить в Луанду посольство, чтобы восстановить добрые отношения. 13 апреля 1649 года послы Гарсии подписали мирный договор. По его условиям государство Конго утрачивало все земли к югу от реки Данде. Португальцам разрешалось построить в Мпинде крепость. Чтобы гарантировать соблюдение договора, в Луанду отправлялся заложник из числа близких родственников маниконго. Бежавшие из Луанды в Конго рабы возвращались их хозяевам. В качестве компенсации потерь португальцев во время голландской оккупации маниконго обязался выплатить им в местной валюте — традиционных одеяниях банту — стоимость тысячи рабов. Поскольку вожди области Ндембу были исключены из договора, это означало, что они больше не считаются вассалами маниконго.

На ратификацию договора королю давалось 45 дней. Поскольку он тянул время, Коррейра снова объявил ему войну. Понимая, что неспособен сопротивляться португальцам, Гарсия II был вынужден уступить и публично поклялся на евангелиях, что будет соблюдать условия соглашения.

Итак, правитель Конго, по оценке А. Хилтон, не сумел воспользоваться представившимся ему историческим шансом и «развернуть вспять центробежные силы». Королевство Конго ждали трудные времена: мятежи королевских родственников, народные движения, религиозный раскол.

Продолжение следует:

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится