Эпоха германских войн: первые столкновения.
246
просмотров
В 98 г. нашей эры римский историк Корнелий Тацит написал труд «О происхождении германцев и местоположении Германии», в котором рассказывал о воинственных соседях Рима. Война с германцами к тому времени с небольшими перерывами шла вот уже 200 лет. Успехи, одержанные римским оружием, уравновешивались тяжёлыми поражениями и потерями. С чего же начиналось это противостояние?

Происхождение германцев

Германцами греческие и римские авторы I в. до н.э. – V в. н.э. называли большой народ, населявший обширные территории между Рейном, Дунаем, Вислой и побережьем Северного моря, имевший общее происхождение, схожий язык, обычаи и религиозные верования. Это название имеет латинские корни — оно означает «единокровный, истинный, чистый», а относительно его происхождения существуют различные гипотезы. Тацит полагал, что слово «германцы» имеет недавнее происхождение:

«Германцами прозывались те, кто первыми переправились через Рейн и прогнали из этих мест галлов, пришедшие позже приняли на себя имя победителей».

Реконструкция галльского или германского воина II–I вв. до н.э.

Страбон считал германцев единокровными братьями кельтов, при этом все кельтские черты у них выражены гораздо ярче: они более высокого роста, имеют более светлые волосы, храбрее в бою и т.д. Поэтому римляне и дали им имя germānī, «чтобы обозначить их как настоящих кельтов». Современные историки выдвигают версию «переводной этимологии», согласно которой слово «германцы» представляет собой буквальный перевод на латынь названия одного из германских племён, возможно свевов (от sveboz / sveoz – «свои»). Наконец, ещё одна гипотеза выводит его от соединения германских корней heri/hari – «войско» и mann – «человек». Было ли у германцев в то время собственное самоназвание и как оно звучало — неизвестно.

Местом происхождения германского народа являются земли вдоль нижнего и среднего течения Эльбы, Ютландского полуострова, Шлезвиг-Гольштейна, Ганновера, Мекленбурга и Западной Померании, связанные с ареалом распространения Ясторфской археологической культуры. Ранний её этап восходит к эпохе Поздней Бронзы VII–VI вв. до н.э. Через последующие стадии непрерывный континуитет составляющих её элементов можно проследить вплоть до I в. н.э., когда, согласно данным греческих и римских источников, эти территории были заселены германцами. На востоке элементы Ясторфской культуры проникают вплоть до устья Вислы, способствуя образованию во II в. до н.э. Пшеворской археологической культуры на территории Польши.

Комплекс вещей Ясторфской археологической культуры

Ясторфский компонент представлен также в современной ей Зарубинецкой культуре Верхнего и Среднего Поднепровья и припятского Полесья. Эти территории северо-восточной части Европы в середине – второй половине II в. до н.э. стали исходным пунктом широкомасштабного миграционного процесса, охватившего значительную часть континента. Археологические данные этого времени особенно красноречивы. Могильники заполнены оружием и военным снаряжением. Среди положенных в них вещей встречаются импорты из отдалённых стран: сосуды, украшения, заколки для плащей. Эти памятники однозначно свидетельствуют о военной активности, далёких походах за добычей и службе в качестве наёмников.

Появление германцев на исторической арене: миграция кимвров и тевтонов

Наиболее масштабным отражением этих процессов стала миграция кимвров. Согласно убеждению римских авторов, кимвры происходили с территории Ютландии, где ещё в конце I в. до н.э. продолжали жить их потомки. Около 120 г. до н.э. кимвры внезапно возникли на периферии кельтского мира и вторглись во владения бойев, которые жили на территории современной Чехии. Отсюда кимвры двинулись на юг в Подунавье, в земли скордисков, которые оказали им упорное сопротивление. В 113 г. до н.э. кимвры оказались в восточных альпийских предгорьях, где жили норики. За тех заступились римляне, консул Гн. Папирий Карбон устроил варварам засаду, но в итоге потерпел от них поражение. Кимвры, присоединив к себе где-то по пути племя тевтонов, обошли Альпы с севера и ушли в Галлию. В 109 г. до н.э. варвары разгромили ставшую у них на пути римскую армию консула М. Юния Силана.

Маршрут похода кимвров и тевтонов с обозначенными на карте местами крупнейших сражений

В 105 г. до н.э. кимвры вновь появились у границ римских владений в Галлии. На берегу Роны они сперва напали на отряд М. Аврелия Скавра, а затем при Араузионе разгромили ещё две римских армии, которыми командовали Сервилий Цепион и Гн. Маллий Максим. Альпийские перевалы, по которым пролегал путь в Италию, оказались открыты. В Риме началась паника, римляне вспоминали, как за 300 лет до того их город был захвачен галлами. Варвары, однако, не воспользовались шансом, а вместо этого, разделившись на две части, вновь принялись опустошать Галлию. В следующем году они попытались вторгнуться в Испанию, но здесь кельтиберы заставили их отступить назад за Пиренеи. В 102 г. до н.э. кимвры вновь вернулись в Нарбоннскую Галлию, откуда двинулись прямо на Италию.

По пути их армия вновь разделилась. Тевтоны и амброны избрали более короткий путь через долину Роны. Здесь их приближения уже ожидал римский военачальник Г. Марий, который разгромил войско варваров в битве при Аквах Секстиевых. Кимвры в это время по уже знакомому им маршруту с севера обогнули Альпы и воспользовались восточными перевалами. Стоявшая здесь на страже римская армия консула Г. Лутация Катулла обратилась в бегство. Марий со своими воинами поспешил ему на помощь, и в 101 г. до н.э. объединённая римская армия наголову разгромила кимвров в сражении при Верцеллах. Большая часть варваров погибла, некоторые ушли в Подунавье, незначительные остатки вернулись в Данию, унося часть захваченных трофеев.

Согласно легенде, одержав победу над римлянами, кимвры в знак унижения заставили пленных пройти под ярмом. Этот сюжет изображён на картине М. Г. Ш. Глейра (1858 г.)

Ещё в древности историки задавались вопросом о происхождении и первоначальном месте обитания кимвров. Плутарх писал:

«О них было неизвестно, что это за люди, или откуда они, словно туча, надвинулись на Италию и Галлию. Большинство полагало, что они принадлежат к германским племенам, живущим возле Северного океана, как о том свидетельствует их огромный рост, голубой цвет глаз, а также и то, что кимврами германцы называют разбойников… Но некоторые утверждали, будто земля кельтов так велика и обширна, что от Внешнего моря и самых северных областей обитаемого мира простирается на восток до Меотиды и границ Скифии Понтийской… Вот из этих-то мест и двинулись на Италию варвары, которых сперва называли киммерийцами, а позже кимврами».

Что важно, германцами кимвров считали Цезарь, Плиний, Тацит и другие авторы, жившие много позже описываемых событий, когда реальные германцы уже давно и хорошо были известны римлянам. Иначе дело обстояло на рубеже II–I вв. до н.э., когда римляне плохо ориентировались в этнографии Центральной и Северной Европы и ещё не различали германцев и кельтов.

Для них кимвры являлись частью кельтского мира: их вожди – Бойориг, Гезориг, Кесориг, Лугий – носили кельтские имена, а немногие известные нам кимврские слова, например Моримаруса, т.е. «Мертвое море», как называлось у них Северное море, также имеют кельтское происхождение. Известно, что Кв. Серторий, служивший в 102 г. до н.э. под командованием Мария, учил кельтский язык и одевался по-кельтски, собираясь в разведку во вражеский лагерь. Кимвры и тевтоны, как и кельты, сражались обнажёнными и имели кельтское вооружение: шлемы, украшенные перьями и изображениями животных, тяжёлые длинные мечи и большие щиты.

В этом мире для германцев, как особого народа, отличного своим языком, культурой и обычаями, просто не было места. Для Посидония из Апамеи, историка и географа, в 90-х гг. I в. до н.э. посетившего германцев, они были всего лишь небольшим племенем в верховьях Рейна со странными обычаями, отличавшими их от соседей. Вплоть до Галльских войн Цезаря в середине I в. до н.э. это имя оставалось малоизвестным и лишь благодаря его непосредственным стараниям стало общераспространённым.

Котелок из Гундеструпа, найденный в 1891 г. в болоте на севере Ютландии. Согласно оценкам экспертов, котелок был изготовлен в конце II в. до н.э. кельтами, жившими на севере Балканского полуострова, возможно скордисками. Туда, где он был обнаружен археологами, котелок скорее всего попал в качестве трофея, в составе военной добычи кимвров

Германцы в Галлии

«Записки» Г. Юлия Цезаря проливают свет на ситуацию в Галлии, предшествующую появлению здесь римлян. Согласно имевшейся у него информации, около 63 г. до н.э. секваны и их союзники арверны вели войну с эдуями за стратегически важный коридор, ведущий из долины Рейна к верховьям Роны. Для участия в войне они также привлекли 15 000 наёмников, принадлежавших к германскому племени свевов. Германцы имели высокую репутацию, отличались такими храбростью и опытностью в военном деле, что галлы не могли выносить даже одного их взгляда.

Решающее сражение между противниками состоялось у Магетобриги (возможно, современный Амаж в 75 км от Безансона). Эдуи потерпели здесь тяжёлое поражение, их предводитель Эпоредориг и цвет их знати пали на поле боя. Победители секваны получили в своё владение спорные территории, а вождь германцев Ариовист – земли для поселения своих воинов на сопредельной с эдуями территории. Обосновавшись таким образом в Галлии, он начал переводить через Рейн новые отряды германцев, численность которых вскоре достигла 120 000 человек. Для их расселения он начал отбирать земли у соседних галльских общин.

Вероятно, в планы Ариовиста входило создание собственного королевства. Он вёл широкую дипломатию, взяв замуж сестру царя Норика и заключив союз с многими выдающимися лицами в Галлии. С этой же целью он поспешил завязать отношения и с римлянами. В 62 г. до н.э. Ариовист вёл какие-то переговоры с проконсулом Галлии Кв. Цецилием Метеллом Целером, а в 59 г. до н.э. римский Сенат признал его своим другом и союзником.

Галлы на терракотовом рельефе II в. до н.э. Воины изображены сражающимися обнажёнными, их вооружение состоит из длинного меча и большого щита, на поясе они носят железную цепь, а на шее золотое ожерелье. Терракотовый фриз из Сассоферрато, Италия

Галлы чувствовали в действиях Ариовиста угрозу, и в 58 г. до н.э. эдуи, также являвшиеся старинными «друзьями и союзниками римского народа», принесли жалобу на его действия проконсулу Г. Юлию Цезарю. Именно Цезарь год назад способствовал признанию Ариовиста союзником со стороны римского Сената, и потому он был в праве ожидать, что король германцев будет соблюдать субординацию и подчинится его власти.

Однако Ариовист отказался вернуть эдуям взятых у них заложников и уж тем более отказался прекратить переход германцев через Рейн. Он отвечал, что рассматривает Галлию как трофей, принадлежащий ему по праву завоевания, и не признаёт за римлянами никаких оснований предписывать ему порядок действий. Когда Цезарь предложил Ариовисту явиться к нему лично, как это делалось обычно с зависимыми правителями – тот наотрез отказался, что стало подтверждением худших подозрений в его адрес. Вскоре Цезарю стало известно, что недавно прибывшие из-за Рейна гаруды опустошают пограничные земли эдуев, а на другом берегу реки стоят, ожидая переправы, громадные силы свевов. Стремясь предотвратить их соединение с основными силами Ариовиста, он поспешил выступить в поход.

Г. Юлий Цезарь (100–44 гг. до н.э.), бюст из Античного собрания, Берлин

Кампания Цезаря против Ариовиста

В распоряжении Цезаря было 6 легионов, а кроме того вспомогательные отряды, поставленные союзными галльскими общинами. С этими силами он поспешил занять столицу секванов Везонтион (современный Безансон), к которому, согласно имевшимся у него сведениям, уже двигались основные силы германцев. Благодаря ускоренному маршу римляне успели занять Везонтион первыми. Ариовист, получив о том известие, остановился и ожидал их приближения в стратегически важном проходе, т.н. «Бургундских воротах», между Вогезами и Юрой, у современного Бельфора.

Сражению предшествовала личная встреча военачальников, которая завершилась неудачно. Лагеря противников были разбиты на расстоянии шести миль один от другого. Чтобы отрезать римлян от подвоза продовольствия из земель секванов и эдуев, Ариовист обошёл их лагерь и расположился в его в тылу на расстоянии 2 миль. Цезарь предложил вступить в сражение и на протяжении последующих 5 дней выводил свою армию в поле. Однако германцы по совету своих жриц все эти дни воздерживались от нападения и ограничивались лишь небольшими стычками. Тогда, чтобы восстановить свои коммуникации, Цезарь послал 2 легиона в обход лагеря германцев. Ариовист попытался атаковать малый римский лагерь, но был отбит с большим уроном.

Римские воины II–I вв. до н.э. на рельефе алтаря Домиция Агенобарба. Они носят бронзовые шлемы с султанами из конского волоса, кольчуги и большие щиты. Основным вооружением воинов являются дротики и мечи-гладиусы. Лувр, Париж

На следующий день, 10 сентября 58 г. до н.э., Цезарь вновь вывел войска из обоих лагерей и в боевом порядке подвёл их к самому валу лагеря германцев. По необходимости Ариовисту пришлось принять сражение. Его войска были построены по племеным ополчениям, среди которых были гаруды, маркоманы, трибоки, вангионы, неметы, седусии и свевы. В тылу находились повозки с поклажей и женщинами, которые простирали руки к сражавшимся воинам, стремясь внушить им отвагу. В начале сражения германцы так быстро бросились вперёд, что римляне не успели метнуть в них свои дротики. Битва быстро перешла в рукопашную схватку, в которой противникам приходилось сталкиваться грудь в грудь. На правом фланге, где находился сам Цезарь, легионам удалось обратить врага в бегство.

Общий ход сражения римской армии Цезаря против германцев Ариовиста, 58 г. до н.э.

Но другой фланг в это время начал медленно отступать под натиском противника, имевшего здесь численное превосходство. Исход сражения решил ввод в дело резервной третьей линии, после чего бегство врагов сделалось всеобщим. Римская кавалерия преследовала и рубила бегущих на протяжении пяти миль, отделявших поле сражения от Рейна. В резне погибло до 80 000 германцев, в том числе обе жены и одна из дочерей Ариовиста. Сам он сумел спастись, отыскав лодку и с очень немногими приближёнными переправившись на другой берег. Цезарь не сообщает о его дальнейшей участи, но он вряд ли сохранил своё положение у свевов после столь сокрушительного разгрома. Примечательно, что он не принимал участия в событиях последующих лет, а к 54 г. до н.э. уже был мёртв.

Кампания Цезаря против узипетов и тенктеров

Уже в речи, обращённой к Ариовисту, Цезарь сформулировал своё представление о Рейне как о естественном барьере, разделяющем галлов и германцев. Чтобы заставить германцев признавать эту границу, а также навсегда воспрепятствовать германским вторжениям в Галлию, Цезарь весной 55 г. до н.э. предпринял военную экспедицию к нижнему течению реки у впадения её в море. Причиной экспедиции была переправа через Рейн племён узипетов и тенктеров, которые были изгнаны со своей родины свевами и всем народом нашли убежище на левом берегу реки. При появлении Цезаря и его легионов беженцы – согласно римским сведениям их насчитывалось 430 000 человек, включая стариков, женщин и детей, – заявили о своём согласии обрабатывать полученные от римлян земли.

Пока велись переговоры, у римского военачальника возникли подозрения, что германцы таким образом только тянут время, чтобы дождаться возвращения разосланных во все стороны военных отрядов. Эти подозрения были усугублены внезапной стычкой, в которой германская конница здорово потрепала отряд римских фуражиров. Когда на следующее утро старейшины германцев прибыли в ставку, чтобы принести ему свои извинения за этот инцидент, Цезарь приказал их задержать, а войскам отдал приказ напасть на людей в лагере. Германцы не ожидали нападения и не смогли оказать какого-либо сопротивления. Произошла кровавая бойня, в ходе которой десятки, если не сотни тысяч безоружных людей пали жертвой разъярённых солдат. Спастись удалось лишь тем, кто отсутствовал в лагере или успел переправиться на другой берег Рейна. Остальные погибли.

Карта кампании Цезаря против узипетов и тентеров с обозначением предполагаемого поля сражения

Археолог Нико Ройманс из Свободного университета Амстердама недавно опубликовал сообщение, в котором утверждает, что обнаружил место, на котором разыгралась эта драма. Оно находится на территории Нидерландов у деревни Кессель-Лит, где на расстоянии 90 км от морского побережья сближаются Маас и Ваал, что довольно близко к обозначенным Цезарем координатам. На протяжении нескольких десятилетий местные жители находят здесь кости, железные фрагменты оружия, а также германские фибулы и характерные женские поясные крючки. К настоящему времени идентифицированы останки по крайней мере 100 человек, включая стариков, женщин и детей, три четверти из которых датированы I в. до н.э. Изотопы стронция на зубах, взятых у 3 индивидов, выдают в них нездешних уроженцев. Кости имеют следы травм, полученных в бою, как, например, пробитый копьём женский череп.

Сражение римлян против германцев, современная реконструкция

Не довольствуясь достигнутым результатом, Цезарь решил пойти ещё дальше и переправить армию на правый берег Рейна. С этой целью в районе нынешнего Кобленца, где река имеет 0,5 км в ширину, по его заданию римскими сапёрами был сооружён деревянный мост. Подробное описание конструкции этого инженерного чуда сохранилось в 4-й книге «Записок о Галльской войне». Настил, покрытый фашинами, поддерживался дубовыми сваями, вколоченными в дно реки на расстоянии 12 м одна от другой. Для защиты несущих опор моста выше по течению были сооружены быки. На все работы было затрачено не более 10 дней. Прибрежные общины убиев заявили о своём подчинении, однако сугамбры, принявшие к себе уцелевших узипетов и тенктеров, предпочли удалиться вглубь своей страны. Свевы также очистили прибрежные области и отступили в чащу своих лесов. Цезарь не стал их преследовать, предав огню захваченные прибрежные поселения. После 18-дневного пребывания во вражеской стране его войска вернулись назад, разрушив за своей спиной мост через Рейн.

Черепа и кости, поднятые на месте предполагаемого сражения легионов Цезаря и узипетов и тенктеров в 55 г. до н.э.

Римское завоевание Галлии и граница по Рейну

В результате восьмилетней военной кампании Цезаря в 58–50 гг. до н.э. вся Галлия подчинилась римскому оружию. Наёмные отряды германцев в её ходе сражались как в римской, так и в галльской армии, оказывая обеим сторонам немалую поддержку своей силой и боевым опытом. Сопротивление галлов в основном было подавлено, территория вплоть до Рейна была замирена, обращена в провинцию и разделена на податные округа. Междоусобные войны и вражда партий, на протяжении столетий терзавшие Галлию, прекратились.

Под римской властью страна начала быстро затягивать раны, нанесённые ей завоеванием. Очень быстро происходила романизация провинции, усваивавшей стандарты римского образа жизни. А территории за Рейном оказались вне сферы римского контроля. Здесь сохранялось прежнее население и продолжала существовать культура доримского времени. В течении 30–20 гг. до н.э. происходила постепенная германизация правого берега Рейна. Здесь расселились племена, пришедшие с востока, которые или вытеснили, или ассимилировали прежнее кельтское население.

Верцингеториг капитулирует перед Цезарем, картина Л. Ройера (1899)

Германцев, занявших правый берег Рейна, продолжали манить богатства римской Галлии. Их отряды неоднократно переправлялись через реку и вторгались в её земли за добычей. Время от времени римскому командованию приходилось предпринимать против этих набегов серьёзные меры. В 38 г. до н.э. римская армия под командованием М. Випсания Агриппы впервые со времён Цезаря снова перешла через Рейн. Результатом этой кампании стало расселение на левом берегу племени убиев, отдавшихся под римскую власть. Им и некоторым другим группам германцев было позволено жить на территории провинции при условии охраны её границы от набегов других племён. Однако, по всей видимости, этих мер оказалось недостаточно.

В 29 г. до н.э. Г. Каринна отбросил из Галлии свебов, явившихся на помощь восставшим галлам. В 25 г. до н.э. М. Виниций совершил новую карательную экспедицию за Рейн против сугамбров и их союзников узипетов и тенктеров, грабивших римских торговцев. В 16 г. до н.э. сугамбры вновь нарушили мир и убили нескольких римских чиновников, захваченных ими на правом берегу Рейна. Затем они переправились через реку и разграбили прилегавшие к ней галльские территории. Наместник провинции М. Лоллий, выступивший за ними в погоню, попал в устроенную ему засаду и потерпел поражение. Среди прочих трофеев в руки германцев попал орёл V легиона. Это поражение, «не столь тяжёлое, сколь позорное», во многом предопределило дальнейшее направление германской политики Рима.

Продолжение следует: Эпоха германских войн: покорение варваров.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится