«Игра престолов» по-​египетски: как последние Птолемеи подсиживали соперников
64
просмотров
Чехарда на египетском троне во II веке до н.э., в конце нахождения у власти династии Птолемеев.

Последнее столетие существования эллинистического Египта отмечено упадком военного могущества и потерей большинства прежних владений. К вызовам со стороны соседей прибавились рост напряжённости внутри страны и бесконечная череда восстаний. Однако самой большой угрозой для Египта стала междоусобная вражда между представителями династии Птолемеев, когда на фоне придворных интриг на троне сменяли друг друга слабые правители. Последние Птолемеи подсиживали соперников ничуть не хуже персонажей «Игры престолов», а кипевшие вокруг них страсти не уступали перипетиям знаменитого сериала.

Упадок Египта

В середине III века до н.э. Птолемеевский Египет был одной из наиболее могущественных держав эллинистического мира. Помимо самого Египта, его правителям принадлежали Киренаика, Келесирия, Кипр, Киликия, ряд островов Эгеиды, города Ионии и Ликии, а также полуостров Херсонес Фракийский. Имея сильный флот, Птолемеи вели активную дипломатическую игру в Эгеиде и в Греции, выступая союзниками греков против македонских царей. Это было время апогея египетского могущества, за которым последовал период упадка.

Птолемеевский Египет на пике своего могущества, около 270 года до н.э.

В 260 году до н.э. македоняне разгромили египетский флот у Андроса, а затем в наступление перешли Селевкиды. Царь Антиох III в ходе IV Сирийской войны в 221–217 годах до н.э. едва не отобрал Келесирию у Птолемея IV, но потерпел поражение в решающей битве при Рафии в 217 году до н.э. и в конечном счёте вынужден был отступить.

К внешнему вызову прибавились внутренние затруднения, поскольку в отдалённых частях страны начали вспыхивать восстания и появляться самозваные правители. На протяжении нескольких десятилетий Южный Египет был неподвластен Птолемеям, и здесь непрестанно происходили стычки с повстанцами.

После смерти Птолемея IV между 205 и 203 годами до н.э. Антиох III и Филипп V Македонский заключили соглашение о разделе египетских владений во Фракии, Малой Азии и Келесирии. Малолетнему Птолемею V пришлось смириться с потерями, и в 193 году до н.э. он добился мира ценой брака с Клеопатрой I Сирой, дочерью Антиоха III. Его военачальники около 184 года до н.э. подавили Египетское восстание и укрепили царскую власть на юге страны. После смерти Антиоха III при неспособности его преемника Селевка II к решительным действиям юный Птолемей V стал вынашивать планы военного реванша в отношении Келесирии, однако в самый разгар приготовлений, в 180 году до н.э., он неожиданно умер. Его старшему сыну Птолемею VI Филометору было всего шесть лет, и развернувшаяся среди придворных борьба за регентство стала предпосылкой дальнейших бедствий.

Статуя богини победы Ники на носу боевого корабля. Найдена на агоре Кирены. Вероятно, являлась частью трофея, восхваляющего победу царя Птолемея III.

Вначале бразды правления достались Клеопатре I, которая стала первой самостоятельной царицей Египта. Прекрасно осознавая сложности предстоящей войны, она подарила стране несколько лет мирной жизни. После её смерти в 176 году до н.э. управление царскими делами захватили придворные Евлей и Леней.

Вторжение Антиоха IV Эпифана

В 170 году до н.э. царские опекуны решили вернуться к амбициозным планам войны с Селевкидами из-за Келесирии. Их приготовления не остались в тайне от сирийского царя Антиоха IV Эпифана, который получал самые полные сведения через Аполлония, своего представителя в Александрии. Когда египетская армия выступила в поход, Антиох встретил её на границе, разбил в сражении у Пелусия и, не встречая сопротивления, занял древнюю столицу Мемфис. По совету Евлея юный Птолемей VI Филометор попытался бежать морем на Самофракию, оставив в Александрии свою сестру-жену Клеопатру II и младшего брата. В пути его поймали преследователи и доставили в лагерь его дяди Антиоха, который встретил родственника доброжелательно.

Тем временем горожане и солдаты подняли восстание в Александрии, низложили Евлея и Ленея и увенчали диадемой младшего брата царя — 15-летнего Птолемея VIII Эвергета. Антиох некоторое время безрезультатно осаждал Александрию, но затем согласился принять предложенное ему международное посредничество. В конце 169 года до н.э. он со своей армией удалился из Египта, на прощание потребовав у александрийцев уважать права Птолемея VI Филометора. При этом свой гарнизон он оставил в пограничном Пелусии.

Антиох IV Эпифан, Пергамон музей, Берлин.

Скорее всего, Антиох в действительности не планировал сам царствовать в Египте, а надеялся на продолжение войны между братьями и планировал извлечь максимальную пользу из общего ослабления страны. Однако вопреки его ожиданиям зимой 169–168 годов до н.э. при посредничестве Клеопатры братьям-соперникам удалось сравнительно легко договориться друг с другом о разделе власти. Примирение вызвало новое вторжение Антиоха в Египет весной 168 года до н.э. — царь действовал якобы в защиту прав Птолемея VI Филометора. Напрасно тот посылал своих представителей к дяде в Ринокоруру, сообщая, что ситуация нормализовалась и больше не требует присутствия сирийских войск в стране. Антиох решил открыть карты и отвечал послам, что уведёт своих солдат обратно лишь в обмен на Кипр и Пелусий. Пока шли переговоры, его войска высадились на Кипре, наместник которого Птолемей Макрон без боя перешёл на сторону противника. Сам Антиох вновь занял Мемфис, переправился здесь на левый берег Нила и без спешки двинулся в Александрию.

Египетский всадник на погребальной стеле птолемеевского периода из Александрии.​​​​​

Тем временем в мире происходили серьёзные изменения. Римляне, воевавшие с македонским царём Персеем, 22 июня 168 года до н.э. одержали решающую победу в сражении при Пидне. Македонская монархия была ликвидирована, а царь Персей интернирован в Италии. После этого римский сенат решил преподать урок остальным царям и правителям, занявшим выжидательную позицию. Когда Антиох приближался к Александрии, ему сообщили о прибытии римского посольства во главе с Гаем Попилием Ленатом. Несмотря на личное знакомство, Попиллий в начале встречи не ответил на дружественное приветствие царя, а молча подал Антиоху табличку с письмом от сената с требованием немедленно прекратить войну с Птолемеем. Прочитав волю сената, Антиох пообещал созвать друзей и с ними вместе обдумать ответ. Попиллий провёл тростью черту вокруг его ног и потребовал дать ответ немедленно, не выходя из круга. Царя поразила эта дерзость, но после непродолжительного колебания он обещал исполнить всё, что от него требуют римляне. Вскоре после этого он со своей армией покинул Египет.

Встреча Попиллия Лената и Антиоха IV. Реконструкция А. МакБрайта.

Братская любовь

Следующие пять лет в Египте правили два царя. Оба брата, Птолемей VI Филометор и Птолемей VIII Эвергет, носили царские головные уборы и прочие инсигнии власти, оба принимали иностранные делегации, а на египетских монетах вместо одного орла — символа Птолемеев — чеканили двух. Однако любви между братьями не было. При несходстве их характеров интриги и наветы клеветников в конечном счёте сделали свою работу.

В конце 164 года до н.э. Птолемей VI должен был возглавить экспедицию, подавлявшую восстание на юге страны. В это время младший брат организовал против него заговор в Александрии. Вместе с женой и детьми Филометор бежал в Италию. Чтобы вызвать сочувствие сенаторов, он проделал путь от морского побережья до Рима пешком, в сопровождении одного только евнуха и трёх рабов. В городе он поселился в бедняцком квартале вместе с греческим художником, которому когда-то оказал благодеяние в Александрии. Его нарочитое унижение произвело должный эффект, и сенат постановил разделить владения братьев, передав старшему Египет и Кипр, а младшему Киренаику. Из Рима Филометор направился на Кипр, где мог наблюдать за ситуацией в столице.

Тем временем Эвергет своей жестокостью настроил против себя население Александрии. Летом 163 года до н.э. горожане подняли против него восстание и пригласили Филометора вернуться на трон. Эвергет выехал в назначенную ему Киренаику.

Птолемей VI Филометор на золотом медальоне. Лувр, Париж.

Птолемей VI Филометор показал себя деятельным и мягким правителем. Вернувшись в столицу, он объявил амнистию участникам мятежа и постепенно завоевал любовь александрийцев. Его брат, напротив, посчитал себя обойдённым при разделе земель и уже в 162 году до н.э. отправился в Рим, чтобы просить сенат присоединить к его владениям Кипр. Сенат охотно внял его доводам, однако войска ему не дал и велел добиваться своей цели самостоятельно. Филометор, узнав об этом решении, высказал почтение к авторитету сената, но Кипр передать брату отказался. Тот начал было собирать наёмников, однако в это время восстание против него вспыхнуло в самой Киренаике. Эвергету пришлось бороться уже не за власть, а за собственную жизнь. Птолемей VI смог вопреки воле сената удержать Кипр при себе.

Жестокий и подозрительный, Эвергет везде видел заговоры и направленные против себя козни брата и даже обнародовал завещание, согласно которому в случае его смерти Кирена переходила во владения римского народа. В 154 году до н.э. он вновь отправился в Рим просить для себя Кипр, причём обвинял брата в покушениях на свою жизнь и демонстрировал оставшиеся после этого шрамы. Сенат вновь подтвердил своё прежнее решение по Кипру, но и на этот раз войско дать отказался.

Античная Александрия с высоты птичьего полёта

Эвергет собрал отовсюду наёмников и высадился с ними на острове. Содействие ему оказал правитель Сирии Деметрий I, сам втайне мечтавший прибрать Кипр к рукам. На первых порах Эвергету сопутствовала удача, однако он сумел загубить всё дело, потерпел поражение и вынужден был сдаться в плен. Птолемей VI не решился казнить брата, позволил ему вернуться в Кирену и даже обещал ему руку своей дочери Клеопатры. Правда, помолвка в конце концов расстроилась. После этого Филометор стал вынашивать планы мести Деметрию I.

Удобный случай представился в 150 году до н.э., когда в Сирии появился самозванец Александр Балас, выдававший себя за сына Антиоха IV Эпифана. Птолемей оказал ему всестороннюю поддержку и даже выдал за него замуж свою дочь Клеопатру Тею. Благодаря этому Александру удалось одержать победу, а Деметрий потерпел поражение и расстался с жизнью. Согласие между тестем и зятем продлилось недолго. Уже в 145 году до н.э. они рассорились, и Птолемей стал поддерживать Деметрия II. В решающем сражении узурпатор был побеждён, а позже убит. В том же бою взбесившийся конь сбросил Птолемея со спины, и через несколько дней царь скончался.

Терракотовая статуэтка солдата, II–I века до н.э. Музей археологии, Александрия

Переворот в Александрии

Погибшему Птолемею VI наследовал его юный сын Птолемей VII Неос Филопатор, который в течение нескольких последних месяцев был соправителем своего отца. Птолемей VIII Эвергет, долгие годы дожидавшийся смерти брата, поспешил воспользоваться представившейся возможностью. Бо́льшая часть египетской армии находилась в то время в Сирии. Жители Александрии разделились на две партии: одна поддерживала Клеопатру и её сына, а другая выступала на стороне Эвергета. Осознав бессмысленность сопротивления, Клеопатра согласилась выйти замуж за младшего брата, очевидно, выторговав при этом для своего сына статус соправителя. Эвергет вскоре вновь доказал свою жестокость, приказав убить юного Птолемея VII прямо в день свадьбы с его матерью. После этого он продолжил неутомимо преследовать всех, кто выступал против него в прошлом. Репрессиям подверглись поддерживавшие Клеопатру учёные александрийского Мусейона (многим пришлось отправиться в изгнание), а также лидеры иудейской общины. Александрийцы вскоре возненавидели своего царя, который получил от них обидное прозвище Фискон («Пузо»).

Портрет Птолемея VIII Эвергета. Музей археологии, Лаон.

Новый драматический поворот в семейной истории Птолемеев произошёл в 142 году до н.э., когда Фискон решил взять в жёны свою падчерицу и одновременно племянницу Клеопатру III. Очевидно, это решение подлило масло в огонь противоречий как внутри царской семьи, так и на улицах Александрии. В 131 году до н.э. терпение горожан лопнуло, и Фискон вместе с Клеопатрой III бежали на Кипр, а Клеопатра II заняла трон. Поскольку мало кто желал видеть женщину единоличной правительницей Египта, среди её сторонников зародилась идея династического брака Клеопатры II с прижитым ею от брака с Фисконом сыном Птолемеем Мемфисским. Когда слухи об этих намерениях стали доходить до Кипра, Фискон вызвал сына туда, а затем прислал его голову Клеопатре в корзине в качестве подарка на день рождения.

Оставаясь на Кипре, Фискон собирал наёмников, чтобы вернуться в страну. В 129 году до н.э. ему удалось при помощи предательства вновь захватить Александрию. Вся страна погрузилась в междоусобную смуту. Клеопатра II покинула Египет и искала убежища у своего зятя Деметрия II в Сирии. Когда её попытка возвести Деметрия II на египетский престол не увенчалась успехом, Фискон решил, что в Египте она представляет для него меньшую опасность, и в 124 году до н.э. согласился примириться с бывшей супругой.

Голова египетской царицы, вероятно, Клеопатры II или её дочери. Между 140 и 120 годами до н.э. Художественный музей Уолтерса, Балтимор.

Возвращение Клеопатры в Египет вовсе не означало конца смуты, поскольку, как показывают папирусные документы 122–121 годов до н.э., военные действия в это время всё ещё продолжались. В 118 году до н.э. была объявлена амнистия, однако даже выбранные составителями документа крайне осторожные формулировки показывают, насколько глубоко пролегал раскол в обществе. В конфликт оказались втянуты самые различные группы населения: граждане греческих городов, местные крестьяне, египетские жрецы, наёмные солдаты — все они участвовали в смуте или становились её жертвами.

В 116 году до н.э. 69-летний Птолемей VIII Эвергет на 54-м году царствования умер своей смертью, оставшись в памяти потомков самым худшим представителем своей династии. Его сестра и супруга Клеопатра II скончалась вскоре после этого. В завещании Птолемей передал Киренаику своему незаконнорождённому сыну Птолемею Апиону, который до этого наверняка уже правил там в качестве наместника. Египетский трон он завещал Клеопатре III, предоставив ей право выбрать в соправители любого из двух её сыновей.

Продолжение: «Игра престолов» по-​египетски: семейные страсти Птолемеев в контексте большой политики

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится