Как измерялось время в древних странах Ближнего Востока
870
просмотров
Понятием «время» обычно обозначают форму последо­вательной смены природных и исторических явлений, длительность состояний материи. Первые совершен­ные системы измерения времени были созданы за несколько тысяч лет до н.э. на Ближнем Востоке, где впервые заро­дилось государство и городская циви­лизация. Современная хронологическая традиция берет начало с Востока.

Деле­ние суток на 24 часа, каждый час — на 60 минут, а каждую минуту — на 60 секунд пришла из Египта и Вавилонии. Знаки Зодиака, семидневная неделя, семь пла­нет — все это возникло там же. Главной системой мер времени на Востоке был календарь — упорядоченное счисление крупных хронологических отрезков, основанное на периодичности види­мых движений небесных светил. Одна­ко параллельно с развитием календаря древние ученые стремились вычислить и более малые хронологические отрезки. Этим исследованиям способствовало развитие в передовых восточных державах математических, астрономических и физических знаний.

Борис Александрович Тураев (1868-1920)

Основным стимулом этого поиска было стремление восточного человека понять ход времени, следовательно, вы­яснить закономерности всемирного ис­торического процесса, уяснить для себя смысл бытия. Именно поэтому хроноло­гические исследования в странах Восто­ка всегда имели глубокое идейно-фило­софское содержание.

Хронологические системы Востока имели серьезные различия между собой, что было вызвано природными, истори­ческими и этнографическими особен­ностями разных народов. На Востоке несколько региональных стран-лидеров имели свой календарь и свою «научную школу» (астрологов, хронистов, гадате­лей и т.п.), которая создавала и совер­шенствовала методы счисления времени. Хронологическая система этих держав целиком или частично заимствовалась более мелкими странами, народами, племенами. Обычно это заимствование происходило в результате завоевания, когда победитель устанавливал на захва­ченной территории свои порядки, в том числе и хронологические.

Несмотря на региональную специфи­ку, восточные хронологические системы все же имели и много общих особен­ностей. Прежде всего следует отметить, что они были тесно связаны с религи­ей, которая, в свою очередь, зависела от природных условий данной страны (территории), способа производства, ко­торые формировали и соответствующее этническое самосознание. Именно от природно-климатических условий зави­сели формы хозяйствования и быта, со­циальной, политической и религиозной организации общества, и хронологи­ческая система отвечала потребностям конкретного общества, существующего в конкретных условиях.

Вследствие этого хронологией на Вос­токе ведали служители культа (жрецы) и система счисления времени была тес­но связана с религиозной жизнью, с ас­трологией и астрономией, различными суевериями. Связь календаря с религией существовала и в древних обществах За­пада, однако на Востоке жречество всег­да было более сильным и влиятельным, а, следовательно, имело монополию на счисление времени, и в этом менее зави­село от светских властей. В связи с этим традиционный календарь сохранился на Востоке дольше, чем на Западе.

Созданные на Востоке хронологи­ческие системы, конечно же, не были идеальными. Крупный российский вос­токовед Б.А. Тураев (1868-1920) подчеркивал, что хронология Древнего Востока не была научной и в значительной степе­ни (особенно на ранней ее стадии) явля­ется условной.

Первоначальной мерой времени было регулярное чередование дня и ночи. Римский ученый-энциклопедист 1 в. н.э. Плиний писал об этом: «Действительная продолжительность дня разны­ми людьми воспринималась по-разному ... простыми же людьми везде от рассве­та до темноты». День и ночь в свою оче­редь делились на часы, объединялись в месяцы, годы и другие хронологические циклы.

Ученый-хронолог Элиас Бикерман, профессор Колумбийского ун-та США, сообщает: «Деление на часы впервые от­мечается в Египте. Уже примерно около 2100 г. до н.э. египетские жрецы пользо­вались системой из 24 час: 10 час. дня, 2  часа сумерек и 12 ночных час. Эта схе­ма, основанная на десятичном счете, около 1300 г. до н.э. была заменена более простой системой, в которой дню и ночи отводилось по 12 час. Вавилоняне также отводили дню и ночи по 12 час. Греки, согласно Геродоту, усвоили эту систему от вавилонян». Время дня определялось по длине человеческой тени. С помощью примитивных «ручных таблиц» древ­ние вычисляли примерное соотношение между длиной тени и часом дня. В еги­петских храмах уже около 1800 до н.э. жрецы использовали «звездные часы», т.е. узнавали время по появлению на небе определенной звезды в соответству­ющей декаде месяца. После изобретения солнечных часов время стали вычислять более точно. По данным Э. Бикермана, самые древние из сохранившихся во­дяных часов (около 1600 до н.э.) и сол­нечные часы (около 1450 до н.э.), были найдены в Египте. Геродот сообщает, что греки заимствовали солнечные часы у вавилонян. А в Риме первые солнечные часы изобрели только в 293 до н.э.

Далее Э. Бикерман пишет: «Час в древности был, однако, не 1/24 частью полных (астрономических) суток, как в настоящее время, а 1/12 частью фактического времени от восхода до захо­да или же от захода до восхода Солнца. Продолжительность часа, следователь­но, колебалась в зависимости от широты и времени года. В зависимости от вре­мени года час составлял 3/4 или же 5/4 нашего часа. Днем часы отсчитывались от восхода Солнца, ночью — от наступ­ления темноты. Таким образом, седьмой час примерно соответствовал нашему полудню (или полуночи) и отмечал ко­нец рабочего дня...».

«Существовало две системы деления дня: на 12 равных частей, как это делали вавилонские жрецы, и на 24 части, как это делали египетские жрецы. Эллинис­тические астрономы переняли египетс­кое деление календарного дня, но, следуя вавилонской системе счета, разделили египетский час на 60 равных частей. Они пользовались водяными часами, в кото­рых заранее определенное количество воды всегда протекало в одинаковый промежуток времени. Средневековые астрономы использовали ту же систему, соответственно которой были размече­ны и механические хронометры, так что мы до сих пор делим час на 60 минут».

Таким образом, согласно выводам Э. Бикермана, наиболее малыми едини­цами измерения времени у древних вос­точных народов были часы и минуты.

Для более подробного анализа хро­нологических систем древних обществ Ближнего Востока целесообразно рас­смотреть каждую (основную) систему в отдельности.

Двуречье.

Одна из первых упорядо­ченных хронологических систем возник­ла в древней Месопотамии. Около 2500 до н.э. шумерские чиновники научились вести подробный счет по дням, месяцам и годам: их лунно-солнечный (сельско­хозяйственный) год состоял из 12 лун­ных месяцев. Согласно шумерским запи­сям, около 2400 до н.э. появился обычай вставлять дополнительные месяцы, чтобы подгонять традиционный месяц жатвы ячменя (нисан у вавилонян) ко времени уборки урожая. Добавочные месяцы вставлялись и позднее, напри­мер, около 1760 до н.э., по приказу вави­лонского царя Хаммурапи.

Вавилонская (халдейская) культура усовершенствовала достижения шуме­ров. Николай Дамасский, греческий ис­торик рубежа н.э., писал: «Вавилоняне были самыми лучшими астрономами и превосходили всех искусным умением предсказывать будущее по снам и по чу­десным явлениям, — словом, отличались познаниями во всем, что касается божес­твенных дел». Возникновение и быстрое развитие в Шумере и Вавилоне астроно­мии и астрологии, математических зна­ний способствовало созданию сложной хронологической системы. Б.А.Тураев писал: «Вавилонские наблюдения каса­лись конъюнкций планет, расстояний Луны и планет от звезд, гелиакических восходов и закатов, времен солнечных и лунных затмений... Числовое изображе­ние движения Солнца и Луны в это вре­мя у них уже вполне было развито, у них были предписания для вычислений, и их астрономические школы учили о различ­ных системах предсказания движений Солнца и Луны и наступлений затмений. Числовые отношения были им известны с изумительной точностью, что застав­ляет предполагать многовековую пред­шествующую астрономическую деятель­ность. Зодиак,вероятно,восходит к 3000 гг. до н.э. К древнему времени вавилонс­кой астрономии восходит и представле­ние о соединении планет с созвездиями и Луной, как о лунных станциях».

Вавилонский звездный календарь

Вавилонские астрономы, кроме не­подвижных звезд, открыли семь «блуж­дающих светил», которые греки потом назвали планетами. Учение о семи свети­лах стало составной частью вавилонской религии. Греческий писатель II в. н.э. Плутарх в трактате «Об Исиде и Оси­рисе» писал: «Хал­деи утверждают, что из планет, кото­рые они называют богами-покровите­лями, две приносят добро, две — зло и три являются средними, обла­дая обоими качествами». Таким образом, семь светил-богов рассмат­ривались как твор­цы мироздания, которые уравнове­шивают друг друга.

В связи с этой религиозно-астро­номической тра­дицией, видимо, следует рассмат­ривать возникно­вение в Вавилоне семидневной не­дели. Советский ученый-хроно­лог И.А. Клими- шин полагал, что подобная мера времени связана с изменением фазы Луны: «В самом деле, про­должительность синодического месяца составляет 29,53 суток, причем люди видели Луну на небе около 28 су­ток: семь дней продолжается увеличение фазы Луны от узкого серпа до первой четверти, примерно столько же — от первой четверти до полнолуния И Т.Д.»

Фрагмент вавилонского календаря

Тесная связь халдейской хронологии с религией проявилась не только в этом. Разделив сутки на 24 часа, древневави­лонские астрологи составили представ­ление, будто каждый час суток находит­ся под покровительством определенной планеты, которая как бы «управляет» им. После «правления» последней, 7-й, планеты цикл повторялся снова. 15-е число месяца, день полнолуния, счита­лось «днем успокоения сердца», когда нужно было умиротворять разгневан­ных богов. Весной, в начале месяца ниса­на, вавилоняне справляли свое главное торжество — Новый год и одновременно праздник бога Мардука; при этом осу­ществлялся специальный церемониал.

О других достоинствах хронологи­ческой системы Вавилона Б.А. Тураев приводит следующие интересные факты: «Не менее важным приобретением вави­лонской культуры, также связанным с наблюдением неба и культом, была зна­менитая шестидесятиричная система счисления: 60 = сосс, 600 — нер и 3600 — cap, а также покоящаяся на ней система мер и весов. 365 дней солнечного года, в круглой цифре 360, повлекли за собой разделение солнечного пути, небесного экватора, а затем и всякого круга на 360 градусов, а также разделение эклиптики на двенадцать частей по 30°. Небесный свод обращается в 24 часа; один знак зо­диака в равноденственную ночь требует для себя 1/12 суток, т.е. два часа. Отсюда вавилонский «двойной час» — древней­шая мера времени, которая постепенно была зафиксирована при помощи пе­сочных и водяных часов. Затем удалось определить малую естественную меру времени, соответствующую тому, за ко­торое Солнце или Луна проходят по ор­бите длину своего диаметра. Путем изме­рений водяными часами установили, что солнечный диаметр — 1/2 градуса, т.е. 1 /60 одного знака зодиака, следовательно, одного двойного часа. Таким образом, на небе были открыты две величины, сто­явшие в отношении 60 к 1 — двойной час и двойная минута. Меры времени ... были органически связаны с мерами длины: длина секундного маятника для широты Вавилона — 992,35 миллиметра; это число весьма близко подходит к мере длины — двойному локтю (992,33 мм). Таким образом, вавилонские жрецы еще в глубокой древности ... якобы открыли закон маятника; на открытие их мог на­толкнуть отвес при постройках храмов».

Заслугой вавилонян было открытие астрономического периода «сарос» (по-египетски -«повторение»). «Сарос — это промежуток времени, по истечении которого в той же последовательности вновь повторяются солнечные и лун­ные затмения. Сарос приблизительно равен 6585,33 суток. Но почти такую же длительность имеют 223 синодических месяца (6585,32 дня). Поэтому разница в одни сутки набежит только по прошес­твии 1500 лет».

Один из древнейших календарей - т.н «календарь Еноха»

Итак, вавилонская система счисле­ния времени была весьма развитой. Око­ло 1100 до н.э. эту систему заимствовали ассирийцы, а еще позже вавилонские цари распространили ее на завоеванные народы. Ассирийцы, однако, не довольс­твовались только вавилонскими откры­тиями, но проводили собственные аст­рономические исследования.

В VIII в. до н.э., согласно легендарной традиции, возникла «эра Набонасара», которую обычно считают с 26 февраля 747 до н.э., когда якобы начал править этот царь; эта эра известна благодаря «Альмагесту» Клавдия Птолемея (П в. н.э.). Этой эрой, видимо пользовались в более поздние времена после ее фор­мального начала.

Персидские цари после завоевания Вавилона в 539 г. также приняли мес­тную хронологическую систему (хотя сохранили и собственную) и развивали ее. Геродот в числе обычаев персов упо­минает следующее: «Самым большим праздником у персов признается день рождения каждого человека. В этот день они считают нужным устраивать более обильное, чем в другие дни, угощение». Этот факт является очередным доказа­тельством того, что персы заимствовали вавилонские традиции и также уделяли серьезное значение астрономическому периоду рождения человека. Хотя Ге­родот и не упоми­нает об этом, но вывод, что день рождения челове­ка определяет его нрав и характер его жизни, следует из самого контекста. Кроме того, Геро­дот сообщает, что Дарий I для опре­деления времени во время похода использовал спе­циальный ремень с 60 узлами: раз­вязывая каждый день по узлу, он производил соот­ветствующие рас­четы. Этот факт свидетельствует, что в персидское время имелись примитивные хронологические приборы.

Гай Плиний Секунд

В конце персидской эпохи развитию астрономии и хронологии в Двуречья способствовала деятельность вави­лонского ученого Бероса (IV в. до н.э.), который был жрецом бога Мардука и, следовательно, имел опыт в измерении времени. В своей «Халдейской истории» (от нее сохранились незначительные от­рывки) Берос писал о событиях «от со­творения» мира» и излагал хронологию правителей Двуречья. В этом же сочине­нии приводится и легенда о всемирном потопе.

Берос создал свою собственную те­орию времени, вероятно, это была ин­терпретация и популяризация предыду­щих хронологических теорий Двуречья. Римский архитектор Витрувий Поллион, современник Юлия Цезаря и Августа, в своем трактате «Об архитектуре» оста­вил подробное описание «учения Беро­са», а это свидетельствует о том, что дан­ное учение было известно и в римское время. Витрувий сообщает, что Берос поселился на о. Кос и обучал там греков своей науке. Поскольку хронологичес­кая теория Бероса, видимо, была одной из классических на Востоке, нелишним будет подробно ее рассмотреть.

Итак, у Витрувия сказано: «Берос, происходивший из города или из племе­ни халдеев и распространивший халдей­скую науку [астрономию] в Азии, учил так: луна есть шар — наполовину блес­тяще-белый, а наполовину лазоревого цвета. Когда она, совершая путь по сво­ей орбите, проходит под диском солнца, то охватывается его лучами и неистовым жаром и оборачивается к нему своей блестящей стороной из-за стремления ее света к свету. Когда же она, привлечен­ная солнечным диском, обращена вверх, то нижняя, неблестящая ее сторона, бла­годаря ее сходству с воздухом, кажется темной. Когда луни солнца падают на нее отвесно, весь ее свет остается обра­щенным вверху, и тогда она называется первою.

Когда, двигаясь дальше, она идет к восточным частям неба, то освобож­дается от воздействия солнца, и самый край ее блестящей части испускает сия­ние на землю до чрезвычайности тонкой черточкой. Тут она называется второй луною. По мере же ежедневного ее вра­щения, отходя все больше, она, по сче­ту дней, называется третьей, четвертою и т.д. В седьмой день, на закате солнца, луна занимает место между востоком и западом на средине неба, так как от­стоит от солнца наполовину пространс­тва неба и также обращена к земле по­ловиною своей блестящей части. Когда же расстояние между солнцем и луной равно всему пространству неба и восхо­дящей луне прямо противостоит солнце на закате, то она, отпущенная его лучами на четырнадцатый день, испускает сия­ние полным кругом всего своего диска; в остальные же дни, ежедневно убывая, к окончанию лунного месяца, по мере своего обращения и пути, снова привле­кается солнцем, подходит под его круг и таким образом завершает полное чис­ло месячных дней».

Кроме того, для измерения време­ни Берос, как пишет Витрувий, изобрел «полукружие, выдолбленное в призме и срезанное по высоте полюса»; это ус­тройство также пользовалось популяр­ностью.

Вавилонская башня как символ могущества цивилизации

Определенный вклад в философс­кое исследование времени внесла рели­гия зороастризма, распространенная в рабовладельческую эпоху в Двуречье и вообще в Пере­дней Азии. Зоро­астризм выступил с оригинальной идеей циклической смены времен, со­гласно которой де­миурги добра (Оромаз — Ахурамазда) и зла (Ариман) как взаимоуничтожаю- щие силы каждые 3000 лет постоянно сменяют друг друга. Плутарх, в трактате «Об Исиде и Оси­рисе» свидетельс­твует, что зороаст­ризм предполагал конец света и, сле­довательно, конец времени: «Придет назначенный судь­бой срок, когда Ариман, приведя с собой чуму и голод, должен будет от них погибнуть и совер­шенно исчезнуть. А земля станет ров­ной и гладкой, и бу­дет единая жизнь и единое государство счастливых и говорящих на одном языке людей. ...Согласно магам, они [Ахура­мазда и Ариман] по очереди властвуют над богами: три тысячи лет один, три тысячи — другой, но еще три тысячи лет борются, сражаются и побеждают один другого. Наконец, Аид будет оставлен и люди будут счастливы, не нуждаясь в пище и не отбрасывая тени. Создавший это бог будет пребывать в покое и оста­новит время, а то ведь не велик срок этот для бога, а гаков, как для спящего челове­ка. Такое вот рассказывается в легендах магов». Нетрудно заметить, что данные идеи зороастризма имеют много общего с концепцией, изложенной в «Открове­нии» Иоанна Богослова, где также гово­рится об уничтожении зла, прекращении времени, создании единого государства Бога и доступа в него избранных.

Фрагмент египетского календаря

Египет.

Почти одновременно с госу­дарствами Двуречья счисление времени развивалось и в Стране пирамид. Еще за несколько тысяч лет до н.э. в Египте начали развиваться астрономия и мате­матические знания, поэтому искусство счисления времени постоянно совер­шенствовалось. Хронологическая систе­ма египтян в древности считалась самой надежной в мире. Римский компилятор V в. н.э. Макробий писал: «У египтян, и только у них, год всегда имел определен­ную продолжительность. У других наро­дов она менялась в результате различ­ных, но равно ошибочных вычислений». Геродот отмечал, что египетский год совпадал с сезонными изменениями. С древних времен египтяне пользовались годом из 365 дней, схематически объ­единенных в четыре времени года и 12 месяцев по 30 дней каждый; кроме того, имелось еще пять дополнительных дней. Этот год, исчисляемый по земледельчес­ким периодам, был на 1/4 дня короче действительного солнечного года. Наря­ду с официальным годом использовался также и народный лунный календарь из месяцев в 29 и 30 дней. Наконец, вплоть до 235 до н.э. в Египте существовал 25- летний цикл из 309 месяцев, который определял даты начала лунных месяцев.

Отличием египетского года было то, что он не зависел ни от Луны, ни от Сол­нца, но был связан с восходом Сириуса. Античный астроном I в. до н.э. Гемин от­мечал: «Египтяне держатся совершенно другого мнения, нежели греки, ибо они считают свои года не по Солнцу, а свои дни и месяцы — не по Луне, но поступа­ют по своим своеобразным основаниям. Они хотят, чтобы жертвы богам не при­носились всегда в определенное время года, но проходили через все времена года, и летний праздник делался осен­ним, зимним и весенним».

Египетский зодиакальный календарь

Египетская хронологическая сис­тема, как и в других странах Востока, также была тесно связана с религией. Геродот отмечал: «Каждый месяц и день [года] посвящены у них какому-нибудь богу. Всякий может предугадать заранее, какую судьбу, какой конец и характер будет иметь родившийся в тот или иной день». Луна и Солнце рассматривались египтянами как две противоположные и взаимодополняющие друг друга сущ­ности. «И проявления Луны подобны проявлению разума и совершенной муд­рости, а действия солнца — ударам, со­вершаемым насилием и мощью», — со­общает Плутарх в трактате «Об Исиде и Осирисе». Луна, следовательно, почита­лась более, нежели Солнце. Согласно египетским ска­заниям, «смерть Осириса наступила в 17-й день меся­ца, когда особенно очевидным стано­вится завершение полнолуния», и счет времени час­то вели именно по Луне. Как следует из сообщения Плу­тарха, египтяне, подобно вавилоня­нам, также измеря­ли время локтями: «Полагают, что не­которые указания на периоды Луны содержат и разли­вы Нила. Самый большой из них ... поднимается на 28 локтей, а таково число мер и суток каж­дого месячного цикла; самый мелкий ... имеет 6 локтей в честь полумесяца; сред­ний у Мемфиса, когда он правилен, -14 локтей в знак полнолуния».

В древнем Египте, если верить Ге­родоту, была развита свойственная многим ранним обществам идея о цик­личности человеческого бытия, о пере­ходе души из одной формы в другую: «Когда умирает тело, душа переходит в другое существо, как раз рождающе­еся в тог момент. Пройдя через [тела] всех земных и морских животных и птиц, она снова вселяется в тело ново­рожденного ребенка. Это круговраще­ние продолжается три тысячи лет».

Итак, снова, как и в учении зоро­астризма, пов­торяется идея о существовании 3000-летнего цик­ла, в течение кото­рого старая мате­рия (мироздание, уклад) отмирает и, регенерируясь, переходит в новое качество, чтобы цикл опять повто­рился. Это наво­дит на мысль, что системы измере­ния времени на Востоке (не только в числовом, но и в философском понимании) име­ют какой-то один общий корень, идущий, несомненно, от первобытной эпохи.

Сутки в Древнем Египте, видимо, представляли собой особый ритуаль­ный период времени, в течение которого осуществлялся жизненный процесс. Б.А. Гураев отмечает, что «для каждого из 4 часов суток существовало особое божес­тво, являвшееся созерцать и охранять Осириса; в каждый из часов произноси­лись особые изречения...». Итак, египет­ская религия подчеркивала значимость каждого часа в повседневном бытии че­ловека.

Если на ранней стадии развития еги­петской цивилизации смерть рассмат­ривалась лишь как переход к существо­ванию в загробном мире, то в поздний период (видимо, вследствие эллинского влияния) начинают более ценить именно земную, а не загробную жизнь. В данном случае уместно сослаться на одну над­гробную надпись, относящуюся к эпохе знаменитой Клеопатры VII (I в. до н.э.). В этой иероглифической надписи умершая жена молодого жреца обращается к нему с весьма многозначительными словами: «О брат, супруг, друг, не уставай пить и есть, напивайся, наслаждайся любовью, празднуй, следуй желанию сердца день и ночь. Весь Запад — страна сна, тягостно­го мрака; это место спящих в своих му­миях, не пробуждающихся, чтобы видеть своих братьев, своих отцов и матерей, забыло сердце и жен и детей. Вода жиз­ни, что на земле для живущих, для меня гниль. Я не знаю, где я, с тех пор, как при­была в эту юдоль...». Как видно из текста, в эпоху Клеопатры древние предрассуд­ки стали стираться, и земная жизнь была уже предпочтительнее загробной.

Греческий зодиакальный календарь

Израиль.

Определенное влияние на формирование хронологических сис­тем Востока оказала и древнееврейская традиция. Израиль имел менее совершенный календарь, чем Египет и Дву­речье, поэтому с 586 до н.э. (завоевание Иерусалима Навуходоносором) иудеи стали исчислять время по вавилонской системе. Тем не менее, еврейская хроно­логическая система имела свои отличия и была достаточно сложной.. Вкладом израильской хронологической традиции стало счисление времени «от сотворения мира» и включение субботы в семиднев­ную неделю, заимствованную евреями у вавилонян.

Еврейская эра «от Адама» начинает­ся 7 октября 3761 до н.э. и отсчитывается в современном государстве Израиль. Промежуток времени «от сотворения мира» до Рождества Христова традици­онно определяется в 5500 лет. Библей­ская традиция, сообщает о сотворении мира Богом и объясняет происхождение времени, а также семидневной недели с субботним днем. Еврейский историк I в. н.э. Иосиф Флавий в своем труде «Иудейские древности» писал: «Вначале сотворил Бог небо и землю. И так как последняя была невидима, но скрыта в глубоком мраке, а дух (Божий) витал над нею, то Господь повелел создаться свету. Обозрев, по возникновении последнего, всю материю в ее совокупности, Он от­делил свет от тьмы и дал последней имя ночи, а первый назвал днем, а начало возникновения света и прекращения его назвал утром и вечером. <.. .> Во все эти шесть дней возник мир со всем своим содержимым, а на седьмой (Господь) по­чил и отдохнул от трудов своих. Отсюда и мы в этот день воздерживаемся от тру­дов своих, называя его «шаббат»: имя это на еврейском языке обозначает отдых». Суббота стала сакральным периодом семидневного трудового (следовательно, и жизненного) цикла, своего рода кон­цовкой этого цикла, днем подведения итогов. Ветхий Завет Библии говорит: «Шесть дней можно делать дела, а в седь­мой день суббота покоя, священное соб­рание; никакого дела не делайте» (Левит. ХХШ, 3). От иудеев субботу заимство­вали другие народы древнего мира. Тот же Иосиф Флавий говорит: «...Нет нигде, где бы то ни было, ни одного греческого города или хотя бы варварского народа, куда бы не проник обычай чтить суббо­ту, в которую мы отдыхаем от трудов». Данная традиция сохраняется и в совре­менную эпоху.

Небо и созвездия древних египтян

Эллинизм.

Достижения цивилиза­ций Древнего Востока была успешно развиты греческими учеными в эпоху эллинизма, когда после распада империи Александра Македонского образовались космополитические державы Птолемеев, Селевкидов и др. Эллинистическая астрономия пыталась уточнить и интер­претировать положения, су­ществовавшие до нее. В птоле­меевском Египте установился македонский календарь, кото­рый сопоставляли с собствен­но египетским. В государс­тве Селевкидов продолжали пользоваться вавилонской хронологической системой: местные названия месяцев просто были заменены маке­донскими. Кроме того, была принята «эра Селевкидов», ко­торую отсчитывали 311 до н.э. Египетские «сезонные часы» (12 дня и 12 ночи) заменили «равноденственными» часами. Астрономы тогда использова­ли шестидесятеричную систе­му отсчета, поэтому часы соответственно были разделены на 60 частей. Таким образом, наше современное деление дня на 24 часа по 60 минут являет­ся результатом эллинистичес­кой модификации египетской практики, соединенной с ва­вилонской техникой вычисле­ния. В эпоху эллинизма были изобретены новые модели во­дяных часов (александрийско­го мастера Ктесибия и др.), с помощью которых определяли точное время; под­робные описания этих устройств сохра­нил Витрувий. Египетские астрономы в то время считались одними из лучших, и в 46 до н.э. астроном Сосиген по пору­чению Юлия Цезаря создал новый рим­ский (солнечный) календарь, что было сделано по египетскому образцу. В 26 до н.э., после завоевания Римом Египта, в Египте был введен александрийский год (12 месяцев по 30 дней +5 дополнитель­ных дней); его целью было адаптировать старый египетский год к юлианскому. Во II в. н.э. знаменитый ученый Клавдий Птолемей пытался усовершенствовать эллинистическую систему счисления и создал свою собственную, уточнив ход небесных светил по минутам.

Выводы.

Первые совершенные сис­темы измерения времени возникли в Двуречье и Древнем Египте за несколь­ко тысяч лет до н.э. Вслед за ними развивались аналогичные системы в других древних странах. Эти хронологические системы, несмотря на локальные разли­чия, были основаны на глубоком ана­лизе движения Луны и Солнца, других небесных светил, чему благоприятство­вало развитие естественных наук и мате­матики. В Двуречье изобрели такие точ­ные единицы измерения времени, как «двойной час» и «двойная минута», был (по одной из версий) открыт «закон ма­ятника». В Египте зародилась современ­ная система деления времени на минуты и секунды. Особенностью цивилиза­ций Востока следует считать тот факт, что счисление времени у них было тесно связано с религией, вследствие чего, измеряя ход жизненного процес­са, восточные люди пытались уяснить не столько числовое, сколько идейно-­философское его понимание. Для всех этих систем была характерна циклич­ность, идеалистическое сопоставление хода истории с человеческой жизнью. В эллинистический период все эти прак­тические и философские достижения в области хронологии были усовершенс­твованы, после чего их заимствовали цивилизации средневекового Востока и Запада. В целом же порядок счисления времени в древних странах Ближне­го Востока свидетельствует об особой специфике восточного человека, его стремлении к познанию и осмыслению жизненного процесса в доступных и по­нятных ему формах, преимущественно религиозных.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится