Кузницы чемпионов в Советской Армии
65
просмотров
Среди множества подразделений, существовавших в войсках за счёт боевых частей, были и хорошо известные нам спортивные роты.

В предыдущих статьях этого цикла мы рассказали о широкомасштабной непрофильной хозяйственной деятельности, подрывавшей боевую и мобилизационную готовность Вооружённых сил СССР. Всевозможные нештатные команды, собранные «с бору по сосенке» из солдат боевых частей, не просто «ограбили» войска. Пребывание бойцов в некоторых из них — например, в пионерских лагерях или спортивных ротах — едва ли могло считаться полноценной военной службой и негативно влияло на моральную обстановку в боевых частях.

Армейский спорт

Стремление обеспечить развитие военного спорта привело к созданию знаменитых ЦСКА, ЦСК ВВС, ЦСК ВМФ и целой сети Спортивных клубов армии. В состав ЦСКА входили отделы по огромному количеству летних и зимних видов спорта (автор насчитал 48 видов, но это явно не всё), и он обоснованно считался флагманом советского спорта. Во многом это происходило потому, что ЦСКА легко мог заполучить в свои ряды того или иного спортсмена — достаточно было просто призвать его в армию. Многие из таких призывников оставались на сверхсрочную службу и со временем становились известными спортсменами мирового уровня, будучи при этом фиктивными офицерами и прапорщиками вооружённых сил.

Параллельно со спортом высших достижений существовал армейский спорт, доступный всем военнослужащим в свободное время. Он не был профессиональным и ограничивался всевозможными войсковыми соревнованиями. Конечно, бóльшие шансы на успех имели те, кто служил в частях с развитой материальной базой и не был особо занят «борьбой за хлеб насущный» в виде бесчисленных нарядов в котельную, в подсобное хозяйство или на заготовку овощей. Возможно, именно поэтому долгое время на всеармейских спартакиадах лучшие результаты показывали представители Центрального Дома Красной армии и спортклуба Московского военного округа, а удалённым от цивилизации приграничным округам было трудно с ними конкурировать.

Курсанты Смоленского артиллерийского училища на занятиях по физподготовке

Пытаясь найти выход из этой ситуации, в округах начали формирование нештатных спортивных подразделений, куда направляли спортсменов-военнослужащих срочной службы из всех частей округа. Например, согласно директиве начальника штаба Киевского военного округа №ОМУ/1/6613 такая рота содержалась под видом 9-й мотострелковой роты 229-го гвардейского мотострелкового полка 72-й гвардейской мотострелковой дивизии в Белой Церкви. С формированием постоянной окружной спортивной роты эта директива была отменена, а спортсмены направлены в распоряжение командира спортроты.

В 1962 году эту ситуацию упорядочил приказ Министра обороны СССР №0161, который «в целях создания лучших условий для выращивания спортсменов-разрядников и мастеров спорта» вводил в войсках новое формирование — внештатную спортивную роту. Её надлежало содержать в каждом объединении (округ, группа войск, флот и т.п.) за счёт штатной численности войск, а офицеров в роту назначать приказом командующего из числа инструкторов спортклуба объединения. Сержантами и солдатами-спортсменами роту комплектовали по распоряжению штаба за счёт отбора в войсках объединения спортсменов 1-го разряда (взрослого) и мастеров спорта, но без исключения их из списков войсковых частей.

Организация спортивной роты

Во исполнение приказа Минобороны все командующие издали приказы по своим объединениям. Так, за подписью командующего войсками Киевского военного округа генерала П.К. Кошевого и начальника штаба генерала В.М. Крамара вышел приказ №187 от 22 ноября 1962 года (на тот момент под грифом «Секретно»). Этот приказ предписывал:

«1. Спортсменов войск округа свести в отдельную нештатную роту и содержать её численностью 64 военнослужащих в составе:

Командир роты — офицер — 1,

Командир взвода — офицер — 2,

Старшина роты — старшина — 1,

Командир отделения — сержант — 6,

Спортсмен — рядовой — 54…

3. Роту дислоцировать в Киеве, разместить на фондах 120-го отдельного инженерного полка Гражданской обороны и при нём зачислить на положенные виды довольствия, согласно аттестатам.

4. Ответственность за состояние дисциплины и должного воинского порядка в роте возлагается на начальника физической подготовки и спорта округа…

5. Начальникам родов войск и служб округа обеспечить спортроту положенным имуществом и довольствовать при 120-м отдельном инженерном полку Гражданской обороны.

6. Заместителю командующего войсками округа по боевой подготовке:

— установить контроль за качеством укомплектования роты спортсменами и организовать в ней боевую и спортивную подготовку;

— сообщить командиру 72-й гв. мотострелковой дивизии список спортсменов, подлежащих откомандированию из 229-го гв. мотострелкового полка в роту спортсменов и наименование частей, в списках которых они состоят».

Организация спортивной роты Киевского военного округа согласно приказу №187

Первоначально отделения и взводы не имели спортивной специализации, а заполнялись просто по мере прибытия спортсменов в роту. В дальнейшем спортроты стали трёхвзводного состава и увеличились до 80-90 человек. С такой же организацией они вернулись в Вооружённые силы РФ в 2013 году. Нумерация рот была сквозной. Например:

  • 29-я спортивная рота — Прикарпатский военный округ;
  • 42-я спортивная рота — Среднеазиатский военный округ;
  • 62-я спортивная рота — Киевский военный округ;
  • 86-я спортивная рота — Приволжский военный округ;
  • 134-я спортивная рота — Черноморский флот.

Всего в войсках появилось порядка двухсот таких внештатных спортивных формирований, включая и весьма специфические. Так, при 31-м отдельном учебном полку связи Группы советских войск в Германии (ГСВГ) была спортрота, взводы которой делились по трём видам радиоспорта: скоростная радиотелеграфия, многоборье радистов и спортивная радиопеленгация («охота на лис»).

Команда гребцов 134-й спортивной роты Черноморского флота

Источник зависти и разложения

Бойцы спортрот должны были представлять армию на различных спортивных соревнованиях и в дальнейшем составляли значительную часть всего советского спорта. Учитывая их особые потребности, в спортротах было лучшее питание, более легкий режим дня и освобождение от всевозможных хозяйственных работ. Непосредственно военной подготовкой в таких ротах, как правило, не занимались. Для индивидуальной подготовки бойцов использовалась материальная часть соединения, при котором содержалась спортрота. Отметок за достигнутый уровень боевой и политической подготовки спортроте не ставили, так как она являлась нештатной. Эту лямку тянули на себе боевые части, в которых спортсмены продолжали формально числиться. Легенда харьковского футбольного клуба «Металлист» В.В. Камарзаев вспоминал о том, как попал в спортроту, ища «тёплое» места службы:

«Когда мне исполнилось 18 лет, я играл в «Спартаке» (Нальчик). Мне давали отсрочку на год, но я сам пошёл в военкомат… Прошло время, и я понял, что надо «соскакивать» с действующей армии и переходить в спортивную роту. Мне повезло, что я перед армией занимался практически всеми игровыми видами спорта. И вот было первенство дивизии по гандболу. А потом первенство по баскетболу. Попал я в сборную дивизии, потом в сборную армии. Та же картина получилась с волейболом. А меня к тому времени уже взяли каптёрщиком. Ну, думаю, всё, остаток службы буду, как сыр в масле кататься. И тут начфиз дивизии узнал, что я в Нальчике играл. А мне так хотелось каптёрщиком остаться!»

Фактически спортрота была особым режимом пребывания в армии, который позволял профессиональным спортсменам сочетать воинскую службу с необходимой тренировочной нагрузкой. Разумеется, это вызывало большие нарекания в обычных частях, где оставшимся солдатам приходилось тянуть лямку за отсутствующих «блатарей», пока те строят свою спортивную карьеру. Командиры также имели повод для недовольства, так как спортсмены продолжали числиться в их частях, хотя физически отсутствовали. Случись с таким солдатом что-то нехорошее, и проблемы возникали у этого командира, а не у офицера нештатной спортроты.

Дополнительным раздражающим фактором было особое материальное положение, которым пользовались солдаты спортрот. Например, в ГСВГ имелось собственное первенство по футболу, в котором участвовали команды от каждой из армий, входивших в состав группы войск. Раз в год сборные округов и групп войск собирались в СССР (как правило, во Львове на базе СКА ПрикВО) на первенство общества «Вооружённые силы». Двукратный чемпион Европы среди молодёжных команд Ю.Н. Аджем так вспоминал о своей службе в ГСВГ:

«Турнир проводился обычно во Львове. Начальник говорил: «Выиграете первое место — гуляйте весь год». В основном мы и побеждали. Я лично — трижды… Плюс за команды третьей лиги ГДР выступали, выше нельзя было. Там платили в два раза больше основного оклада».

Армейский спорт: футбольная команда войсковой части

Отметим, что в спортротах групп войск многие спортсмены были не военнослужащими срочной службы, а сверхсрочниками и даже гражданскими. Например, в вышеупомянутой роте по радиоспорту ГСВГ в 80-е годы сверхсрочники и гражданские составляли примерно половину личного состава, а в футбольных командах — до 40%. Они направлялись в группы войск за границу вместе со своими семьями — «дослуживать» до выхода на спортивную пенсию. Для них эта работа была своего рода поощрением, благодарностью за годы, отданные ЦСКА и другим армейским командам. Чтобы заработать денег, эти люди получали возможность параллельно выступать ещё и за местные команды — так, футболисты ГСВГ активно играли за немецкие команды даже на уровне Кубка ГДР. Вслед за профессионалами «подтягивались» в большой зарубежный спорт и солдаты-срочники.

Неудивительно, что простые солдаты и офицеры, запертые в военных городках, смотрели на эту синекуру с нескрываемым раздражением. Вызывает некоторые сомнения и необходимость подобного спорта высших достижений для вооружённых сил, а также целесообразность содержания спортрот и клубов за счёт оборонного бюджета. Возможно, это следовало делать по линии Госкомспорта СССР или других уполномоченных гражданских ведомств. Такой подход сохранил бы здоровую моральную обстановку в воинских коллективах, а средства из бюджета Министерства обороны СССР не уходили бы в сферу, далёкую от реальных потребностей вооружённых сил.

Завершим эту статью примером из истории израильской армии. В конце 70-х годов группа бывших советских тренеров, репатриировавшихся в Израиль, обратилась к тогдашнему министру обороны Эзеру Вейцману:

«Мы рекомендуем создать в стране спортивные роты (роту), по примеру Советской армии. Эти подразделения прекрасно зарекомендовали себя в СССР в области подготовки перспективных спортсменов олимпийского резерва. Представляется реальным пойти по этому пути ввиду большого числа одарённых спортсменов допризывного возраста в Израиле. При правильной и непрерывной работе с ними результаты этих спортсменов могут ответить самым высоким требованиям, в смысле достижений во славу государства. Затраты на содержание такого подразделения — минимальны».

Вейцман отмахнулся от этого предложения, заявив, что «армии есть чем заниматься помимо спорта олимпийского резерва. В армии достаточно занимаются воинским спортом те, кому это необходимо по долгу службы». В отличие от ЦСКА, израильский армейский спорт не знаменит своими успехами, зато ЦАХАЛ успешно решал и решает множество боевых задач.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится