Первая Пуническая война: долгий путь в никуда.
74
просмотров
К сожалению, в наши времена представление о войнах древности донельзя вульгаризировано. Обычно представляется встреча двух армий, битва, кто победил — тот и выиграл. В действительности дело обстояло совершенно иначе:

затяжные конфликты античной эпохи всегда сопровождались тщательным стратегическим планированием, а такие категории как «военная логистика», «штабное планирование», «тыловое обеспечение» или «устойчивая связь» может быть и назывались тогда иначе, но являлись неотъемлемой частью продолжительной войны.

Давайте рассмотрим, как Римская республика справлялась с этими задачами на примере одного из самых интересных эпизодов её истории — войны с Карфагеном.

* * *

Война, сколь бы угодна Марсу она ни была, дело весьма затратное, и если конфликт затягивается на годы, то конечная победа прежде всего зависит от экономической составляющей. Самая доблестная армия нуждается в снаряжении, фураже и питании, а непобедимый флот и неприступные крепости — в постоянном техническом обслуживании.

Но самое главное условие победы — это готовность народа и правительства государства стоять до последнего, защищая свои интересы. Прирождённые победители не сдаются и не идут на уступки. Такой страной-победителем был Рим. Разумеется, за все годы существования как республики, так и империи над Римом не раз нависала смертельная опасность, но страна и Populus Romanus практически всегда оставляли поля боя за собой.

Что же мы знаем о Первой Пунической войне, произошедшей в III в. до н.э?

В ходе конфликта, который продолжался целых двадцать три года, инициатива не раз переходила от одной стороны к другой. Состоялись грандиозные морские сражения и длительные осады городов, каждой сражающейся стороне пришлось полностью восстанавливать армию в самый разгар войны. Однако никакие трудности и опасности не сломили желание Рима воевать до победного конца.

Так же следует отметить, что Пуническая война 264–241 годов до н. э. стала первой «заморской» кампанией Римской республики.

Предпосылки войны

Сицилия была не только богатым и процветающим островом, но и важнейшей стратегической точкой, позволявшей контролировать торговые пути по Средиземному морю. Не удивительно, что в определённый момент Сицилия становится камнем преткновения между некогда союзническими государствами — Римом и Карфагеном.

К середине III в. до н.э. Рим вышел победителем в войне с эпирским царем Пирром и покорил большую часть Италии. Основу войска составляла дисциплинированная пехота, собранная из республиканских граждан. В свою очередь Карфаген являлся богатым финикийским государством, расположенным в Северной Африке. Благодаря доходам от торговли Карфаген мог позволить себе содержать наёмное войско и внушительный военный флот. Рим, как держава по тем временам «континентальная», серьёзными военно-морскими силами похвастаться не мог — предполагалось, что интересы Республики распространяются на северо-запад (Галлия) и восток (Греция), а туда легионы могли прекрасно добраться по суше.

Причиной конфликта, как это обычно и бывает, стали территориальные притязания, и Сasus belli — повод для объявления войны — нашли сами сицилийцы. После смерти Агафокла — царя сицилийских Сиракуз, греческой колонии — армия его бывших самнитских наёмников («мамертинцев», людей Марса) была изгнана из города. Наёмники захватили северо-восток острова, фактически развязав войну с Сиракузами. Мамертинцы призвали на помощь одновременно и карфагенян, и римлян. Несмотря на то что карфагеняне первыми приплыли на Сицилию и урегулировали конфликт, римляне не могли упустить такой прекрасный шанс и направили на остров войска — Сенат давно присматривался к Сицилии, отлично понимая, что безопасность Рима и контроль над торговыми путями в западном Средиземноморье зависят от владения островом.

Формально это было нарушением договоров с Карфагеном, но когда на кону стояли жизненно важные интересы Республики, Сенат предпочитал не рассуждать, а действовать — богатые плебеи, доминировавшие в центуриатном собрании, настаивали на войне, поскольку невозможно было допустить, чтобы Карфаген овладел столь важной и богатой гаванью.

Начало войны

В 264 г. до н.э. отряд консула Аппия Клавдия начал подготовку в высадке на Сицилии. К этому времени карфагеняне убедили мамертинцев отказаться от римской помощи, но это известие застало Клавдия уже в Регии. Не обратив на послание ни малейшего внимания, Клавдий пересекает пролив, приглашает карфагенского командующего Ганнона на переговоры, лишает его свободы и велит передать карфагенской армии, что убьёт Ганнона, если будет оказано сопротивление. Поскольку войско Карфагена было наёмным, оно с радостью встретило столь блестящий предлог для отказа от сражения с легионами, и Риму достаётся город Мессана — первый плацдарм на Сицилии.

В ответ на эти, прямо скажем, не самые честные действия Карфаген объявил Республике войну, заключил союз с Сиракузами, отправил на остров новую армию и осадил Мессану.

Два героя были вознесены на вершины славы Первой Пунической войны — римлянин Регул и карфагенянин Гамилькар. Но следует упомянуть и двух других — Сенат и народ Рима. Сенат добился того, чтобы царь Сиракуз Гиерон встал на сторону Республики и тем самым обеспечил римской армии на острове бесперебойное снабжение, мудро и осмотрительно подготовил граждан к войне и привёл их к победе невзирая на казавшиеся непреодолимыми препятствия. Народ же нашёл деньги, материалы и рабочую силу, чтобы построить первый римский флот из трёхсот тридцати кораблей с тремястами гребцами и ста двадцатью легионерами на борту. Корабли были экипированы железными абордажными крючьями и переносными сходнями для высадки на вражеские галеры.

Благодаря этому непривычное для римлян искусство морского боя могло быть максимально приближено к условиям рукопашной схватки, в которой легионеры могли проявить все свои умения. Слово историку Полибию:

…Этот факт показывает нам лучше, чем всё иное, сколько одушевления и дерзости способны выказать римляне после того, как решились на какое-нибудь предприятие. Они никогда не участвовали в морских битвах, но стоило им схватить замысел, как они столь ряно взялись за дело, что, не успев даже приобрести необходимых для таких вещей навыков, сразились с Карфагеном, который многие десятилетия владычествовал на море.

Ход войны

На протяжении 263 и 262 гг. римляне усилили присутствие в Сицилии до четырёх легионов, возглавляемых Манием Валерием Максимом и Манием Отацилием Крассом. Были взяты около 50 городов на востоке острова и заключён союз с Сиракузами. Карфаген собрал войско наёмников из варварских народов (галлов, кельтиберов и лигуров) и расположил его в городе Акрагант. После 6 месяцев осады Акрагант был захвачен войсками Республики, нанеся существенный удар по Карфагену. Тем не менее, за Карфагеном оставалось превосходство на море.

Строился флот. В качестве образца был взят карфагенский корабль — пентера, — выброшенный на берег. Первое морское сражение римского флота закончилось для него неудачно — 16 кораблей римлян карфагеняне захватили в гавани Боодеса.

Однако быстро разработанная и немедленно применённая на море тактика абордажа позволила командиру римского флота Гаю Дуилию разбить карфагенский флот в битве при Милах и заслужить оправданный триумф. Рим наконец-то стал морской державой.

Битва при Милах

В 259–257 гг. война с переменным успехом ведётся в Силиции и на Корсике. 256 г. ознаменовался началом римской Африканской кампании. Войска Республики под командованием консулов Марка Атилия Регула и Луция Манлия Вульзона высадились на севере материка и взяли город Клупей. Вульзон отправился обратно в Сицилию. Регул продолжил воевать в Африке, где против него объединились армии карфагенских полководцев: Гамилькара и Гасдрубала.

Римляне приступили к осаде города Адис, одновременно противодействуя отрядам Карфагена, присылаемым в качестве подкреплений Адису. Из-за холмистого рельефа карфагеняне не смогли использовать слонов и конницу (18 слонов потом достались Риму трофеем), их пехота была разбита. После этой победы Регул продолжил захват африканских городов, а в подконтрольных Карфагену землях поднялись восстания. Начались мирные переговоры, инициативу которых разные историки приписывают либо Регулу, либо Карфагену. Но Рим выдвинул совершенно неприемлемые условия, в числе которых была уступка Карфагеном Сицилии и Сардинии, огромная контрибуция и фактический отказ от военного флота. Переговоры сорвались.

Чтобы восстановиться после поражения и продолжить войну, в 255 г. Карфаген собрал ещё одно наёмное эллинское войско. Возглавил его спартанец Ксантипп, который фактически смог выбить римлян из Африки. Ксантипп встретился с войском Регула близ Туниса, выбрав для сражения открытую местность, чтобы в этот раз слонам и коннице не мешал рельеф. Армии встретились лицом к лицу, и римляне не смогли вырвать победу. Более 13 000 римлян пали, сам Регул и 500 легионеров попали в плен, около 2000 укрылись в Клупее. Клупея была немедленно взята в осаду. Римский флот подошёл к африканским берегам для эвакуации остатков армии, но на обратной дороге встретил сильнейшую бурю, потопившую более 600 кораблей. Ксантипп тем временем жестоко подавлял восстания в карфагенских землях.

Римляне активно взялись за отстройку флота, и уже к 254 г. восстановили большую его часть. Не рискуя более высаживаться в Африке, республиканские войска перевели основной фронт на северо-запад Сицилии, при этом избегая открытых сражений с Карфагеном и используя тактические хитрости. Так, например, Кефалидия была взята изменой, а Дрепана с помощью осадных орудий.

В 253 г., в результате морских боёв и очередной бури, римляне потеряли недавно отстроенные корабли. Республиканский Сенат принял решение отказаться от морских операций.

В 251–250 гг. римляне продолжили сухопутные наступления по Сицилии. Консул Цецилий выиграл битву при Панорме в 251 г., вернув Риму военное преимущество. К 249 г. республика вернулась к использованию флота и 120 кораблей консула Клавдия с моря атаковали Дрепане. Завязался морской бой, в котором карфагенская армия полководца Атарбала показала большую выучку. Ловко прижав римский флот к берегу и не давая противнику использовать абордаж, карфагеняне одержали победу.

К тому времени война шла более десяти лет. С экономической точки зрения силы противников были крайне истощены, казна Карфагена уже не позволяла собирать большие армии наёмников. В действующей армии то и дело разгорались восстания из-за невыплаты жалования. Карфаген пытался одолжить деньги в Египте, но египетский царь Птолемей отказал в займе, не желая портить отношения с Римом. В свою очередь Рим не торопился начинать новые масштабные кампании и отстраивать флот по той же причине — деньги кончились, и взять их было неоткуда.

Активные боевые действия возобновились в 242 г., когда римляне восстановили флот на средства, пожертвованные богатыми гражданами — компенсация жертвователями от государства полагалась только в случае победы. Были провалены очередные мирные переговоры, и армия Республики начала готовиться к новым столкновениям на море. Таких столкновений долго ждать не пришлось. В 241 г. состоялась битва при Эгатских островах, в которой карфагенский флот был разгромлен.

Заключение мира

По мере истаивания денежных и материальных ресурсов к 241 г. карфагеняне были уже не способны набрать и снабдить всем необходимым очередную армию и вновь заговорили о заключении мира. Карфагенское правительство предоставило полководцу Гимилькару чрезвычайные полномочия для ведения переговоров с Римом.

Сначала Гамилькар смог договорится с проконсулом Лутацием о заключении мира: «…Должна быть дружба между карфагенянами и римлянами: карфагеняне обязаны очистить всю Сицилию, не воевать с Гиероном, не ходить войной ни на сиракузян, ни на союзников их; карфагеняне обязаны выдать римлянам всех пленных без выкупа; карфагеняне обязаны уплатить римлянам в продолжение двадцати лет две тысячи двести эвбейских талантов серебра».

Однако Римский сенат такое самоуправство со стороны проконсула не одобрил. К Гамилькару прибыли республиканские послы с длинным списком новых требований. С ними не согласились уже карфагеняне, так как римляне потребовали ещё и сдачи оружия карфагенской армией. В результате долгих переговоров мирное соглашение всё-таки было заключено на следующих условиях:

Карфагеняне обязуются очистить Сицилию и все острова, лежащие между Италией и Сицилией. Союзники с той и другой стороны должны быть обоюдно неприкосновенны. Ни одна из сторон не вправе во владениях другой приказывать что-либо, возводить какое-либо общественное здание, набирать наёмников, вступать в дружбу с союзниками другой стороны. В десятидневный срок карфагеняне обязуются уплатить две тысячи двести талантов и теперь же внести тысячу. Всех пленников карфагеняне обязуются возвратить римлянам без выкупа.

Итоги

Победа Рима в Первой Пунической стала возможна благодаря большей экономической мощи и армии, набранной из патриотически настроенных граждан. Карфаген гораздо быстрее исчерпал свои ресурсы, причём одной из центральных проблем являлась наёмная армия — помимо огромной нагрузки на казну наёмники часто поднимали мятежи, и, безусловно, их мотивация была существенно ниже римской. К существенным минусам римской армии можно отнести частую смену командования — победа в битве во многом зависит от таланта полководца, а таковые неоднократно ротировались по мере консульских и магистратских выборов. Достижением войны стало то, что обе стороны научились «седлаться на скаку» — менять организацию войска и быстро реагировать в стратегическо-тактической области непосредственно в ходе напряжённых боевых действий.

На мирном соглашении противостояние между Римом и Карфагеном не закончилась. Спустя много лет историки нарекут войну Первой Пунической — мир, тем более заключённый на подобных условиях, не разрешил конфликт между государствами. Противостояние только накалилось, и впоследствии переросло во Вторую и Третью Пунические войны.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится