STOPWAR
После падения тайпинов: «самоусиление» империи Цин
23
просмотров
Попытка военной реформы в Китае и окончательное усмирение мятежей.

Летом 1864 года тайпинское государство рухнуло под натиском цинских войск. Однако многотысячные массы мятежников не сложили оружия, продолжив пусть уже безнадёжную, но оттого ещё более упорную партизанскую войну почти во всех провинциях Китая.

Последний бой монгола Цэнгэринчи

После падения Нанкина в июле 1864 года к северу и югу от Янцзы ещё сражались две крупные группировки тайпинских войск. Южная группировка, насчитывавшая свыше ста тысяч повстанцев, но не имевшая единого руководства, в августе-октябре того же года была разбита. Однако две ее колонны все же вышли из-под удара и отступили далее на юг. Одна из них (в составе 50 000 бойцов) пробилась в провинцию Фуцзянь и, захватив ряд небольших городов, создала там свою базу, просуществовавшую полгода. В мае 1865 года превосходящим цинским силам удалось разгромить эту колонну. Другая колонна (в составе 30 000 бойцов) отступила еще дальше к югу и несколько месяцев действовала на границе провинций Фуцзянь и Гуандун, пока не была уничтожена в феврале 1866 года.

Действия остатков тайпинских войск в 1864–1868 годах

К северу от Янцзы произошло окончательное слияние сил тайпинов и повстанческого движения няньцзюней-«факельщиков». В провинции Хэнань корпус тайпинских войск под командованием «генерала» Чэнь Дэцая еще в апреле 1864 года объединился с местными отрядами няньцзюней. В начале лета эта объединенная армия не смогла пробиться на помощь осажденному Нанкину, а в ноябре цинские войска во главе с монголом Цэнгэринчи нанесли ей крупное поражение. Многие тайпинские офицеры сдались противнику, а их командир Чэнь Дэцай покончил жизнь самоубийством. Однако партизанская тактика няньцзюней, непрерывно рейдировавших между Хуанхэ и Янцзы, наносила цинским властям немалый урон. Повстанцы втянули Цэнгэринчи в изматывающее преследование – некоторые конные отряды няньцзюней за сутки проходили до 200 ли (около 120 км).

18 мая 1865 года у города Цзяочжоу в провинции Шаньдун монгольские кавалеристы Цэнгэринчи настигли крупный отряд повстанцев. Те сделали вид, что поддались панике и бросились через реку. Преследуя отступающих, Цэнгэринчи во главе своих всадников сходу форсировал водную преграду и попал под удар повстанческих отрядов, заранее сконцентрированных на противоположном берегу. Вырваться из окружения он не смог и погиб в бою – выжив в боях с англичанами и французами, «знамённый» монгольский князь пал от рук китайских крестьян. Всё тяжелое и лёгкое вооружение отряда Цэнгэринчи досталось повстанцам.

Монгольская кавалерия империи Цин, фотография 1870 года

23 мая 1865 года маньчжурский император приказал генералу Цзэн Гофаню возглавить борьбу с партизанами. Понимая, что борьба с повстанческим движением требует изменения тактики, уже в июле Цзэн Гофань представил императору свой план. В нем было предусмотрено методичное проведение карательных операций – для этого во всех восставших провинциях создавались опорные базы с крупными гарнизонами из опытных войск, запасами оружия и продовольствия. Базы должны были поддерживать друг друга, нанося удары по повстанцам и не втягиваясь в длительные изматывающие преследования. Кроме того, Цзэн Гофань предложил сформировать и обучить отдельные кавалерийские отряды, которые должны были бороться с повстанцами их же партизанскими методами.

Победитель тайпинов приступил к методичному осуществлению своего плана. Уже через год, в июле 1866 года, он начал оттеснять повстанцев в заранее окруженные районы, где цинские отряды опирались на линии обороны, подготовленные по берегам рек. Однако реализация этой тактики требовала длительного времени, а императорский двор нервничал и жаждал как можно быстрее покончить с мятежами.

К тому же, в манёвренной партизанской войне победы неизбежно чередовались с поражениями, и правительственные войска не раз несли тяжелые потери. Отряды повстанцев неоднократно приближались к плотинам Императорского канала, грозя снова отрезать Пекин от поставок продовольствия. Цинский двор вернул Цзэн Гофаня на прежний пост наместника трёх центральных провинций, а борьбу с «факельщиками» возглавил Ли Хунчжан. Стоит отметить, что маньчжуры справедливо опасались китайских армий и их вождей, выросших в борьбе с тайпинами, и всячески разжигали соперничество между ними. В противовес Ли Хунчжану его старый соперник Цзо Цзунтан был назначен наместником и командующим войсками столичной провинции Чжили.

Нелёгкая победа над «факельщиками»

Смена командующих не способствовала успеху в войне с повстанцами. И хотя в январе 1868 года цинские войска уничтожили крупную группировку мятежников (так называемых «восточных няньдан»), другие повстанческие отряды в начале февраля неожиданно появились на подступах к Пекину. Императорский двор впал в панику. Столичного наместника Цзо Цзунтана едва не отдали под суд, а Ли Хунчжана понизили в имперских чинах и лишили права ношения отличительных павлиньих перьев на головном уборе.

Действия повстанческих отрядов «факельщиков»-няньцзюней севернее реки Янцзы в 1866–1868 годах

8 февраля 1868 года цинское правительство объявило Пекин на осадном положении. Организацию обороны, как и пятнадцать лет назад, во время Северного похода тайпинов, возглавил «принц» Гун, однако непосредственное командование войсками всё же поручили опытному Цзо Цзунтану. Три месяца на дальних подступах к Пекину шла манёвренная война повстанцев и правительственных войск.

В конце апреля «факельщики», повторяя старый путь тайпинов, вышли к пригородам Тяньцзиня. Однако здесь, после непродолжительного равновесия сил, цинам удалось скоординировать действия всех своих войск, а повстанцы, лишенные тыловой поддержки, были отброшены из столичной провинции и зажаты между Императорским каналом и притоками Хуанхэ. Здесь «факельщики» продержались до августа. У них кончилось продовольствие, правительственные войска всё туже стягивали кольцо окружения. Командовавший повстанцами Чжан Чжэнцзян, сын павшего в боях основателя повстанческой армии «факельщиков» Чжан Лосина, не перенёс поражения и утопился в реке.

Внукам Чжан Лосина, стоявшим во главе отдельных отрядов, удалось вырваться из окружения, но вскоре они были схвачены и казнены. Стоит обратить внимание на эту свойственную тайпинам и прочим китайским повстанцам семейственность и тягу к созданию личных династий. Сыновья «Небесного царя» тайпинов, сыновья Ли Сючена и других «ванов», дети и родственники прочих мятежных командиров, как правило, занимали командные должности в иерархии повстанцев. Сознание восставших китайских крестьян всё ещё оставалось абсолютно средневековым и монархическим…

К концу 1860-х годов оставшиеся няньцзюни были рассеяны по отдельным провинциям, но разгром повстанцев не означал повсеместного умиротворения. Разрозненные мятежи ещё долгие годы тлели по всему Китаю, множество бойцов из разбитых отрядов рассеялось по всей стране. Отдельным тайпинам еще предстояло сыграть свою роль в истории Китая и его войн.

«Усвоение заморских дел»

Параллельно с разгромом тайпинов и нянцзюней империя Цин пыталась провести военную реформу, чтобы создать современную армию и военное производство. Ещё в 1862 году появился приказ о том, чтобы все офицеры империи Цин занялись изучением уставов европейских армий. В том же году Ли Хунчжан отправил группы военных в Англию и Германию для изучения современной артиллерии и стрелкового оружия.

В том же 1862 году Цзэн Гофань построил в Аньцине первый современный арсенал, весь персонал которого состоял из китайцев – иностранных мастеров не нанимали. Здесь сумели построить и спустить на воды Янцзы первый китайский пароход – небольшое судно по имени «Ванцзяо», которое развивало скорость в 10 узлов и имело на вооружении две гладкоствольных пушки.

Чтобы не отстать от своего учителя, Ли Хунчжан открыл в Шанхае арсенал по производству пушек для собственных отрядов, наняв иностранных мастеров и закупив в Гонконге оборудование. Арсенал начал свою работу в 1862 году, а уже через три года это было крупное по меркам Китая производство, на котором можно было производить пароходы, пушки, разрывные снаряды и винтовки. Дополнительное оборудование купили в США за 68 000 лянов (более 2,5 т серебра). Для строительства кораблей был оборудован сухой док, в 1868 году здесь спустили на воду два колёсных парохода, вооружённых нарезными орудиями. По приказу Ли Хунчжана при шанхайском арсенале была открыта школа переводчиков. С помощью англичан и американцев на китайский язык переводились иностранные уставы и материалы по созданию и эксплуатации паровых машин.

Цинские военные осваивают европейское оружие. Фото сделано в Шанхайском арсенале (1860–70-е годы)

Собственным «военно-промышленным комплексом» озаботился и Цзо Цзунтан – соратник и соперник Ли Хунчжана. В 1866 году в районе города Фучжоу на берегах Тайваньского пролива он основал судостроительную верфь. Если Ли Хунчжан в то время сотрудничал с англичанами и американцами, то Цзо Цзунтан предпочитал французов. За 300 000 лян (более 11 т серебра) для его верфи закупили оборудование во Франции. На верфи Цзо трудились почти четыре тысячи человек – преимущественно офицеры и солдаты его армии. Верфь напоминала военный лагерь. Кроме того, здесь были открыты две школы, в одной из которых изучали французский язык и судостроение, во второй – обучали английскому языку и судовождению. Инженерами на верфи Цзо служили, в основном, французы. Уже в 1869 году здесь построили первое в Китае винтовое судно – канонерскую лодку «Мей-Юань», вооруженную тремя крупнокалиберными нарезными орудиями.

Одним словом, победители тайпинов и ряд высших чиновников империи Цин прекрасно осознавали необходимость модернизации и использования иностранного опыта. В Пекине такую политику тогда официально именовали «усвоением заморских дел» или «самоусилением». Ли Хунчжан так формулировал задачу в одном из писем:

«Если мы заранее не будем, сообразуясь с обстоятельствами, стремиться изменить нашу политику и не будем учиться у иностранцев, то мы непременно потерпим поражение».

Ли Хунчжан, парадный портрет с фото последней четверти XIX века

Однако все благие намерения и немалые финансовые затраты на «усвоение заморских дел» не увенчались успехом по целому комплексу причин. Во-первых, мешало соперничество генеральских группировок, сложившихся в ходе долгой гражданской войны. Конкурирующие кланы Ли Хунчжана и Цзо Цзунтана, по сути, проводили свои самостоятельные попытки модернизации – единая военная реформа в общегосударственном масштабе так и не состоялась. Во-вторых, «усвоению заморских дел» препятствовала политика высшей маньчжурской аристократии. Стремясь сохранить власть над Китаем, маньчжуры откровенно опасались излишнего усиления генералов-китайцев, поэтому всячески разжигали интриги и соперничество между ними, что никак не способствовало эффективной работе. В-третьих, все попытки «самоусиления» происходили во время непрекращавшихся мятежей на окраинах огромной империи.

Этнические мятежи в империи Цин

Еще много лет правительственным войскам пришлось подавлять восстания этнических меньшинств. До 1872 года продолжались ожесточенные бои карателей из опытной «хунаньской армии» Цзэн Гофаня с повстанцами народностей мяо, которые взбунтовались на юго-западе Китая еще в 1854 году. Примечательно, что среди повстанцев-мяо было немало принявших христианство – так называемых «белых» и «жёлтых» католиков. Цинские офицеры применили против партизан эффективную тактику летучих отрядов, состоявших из отборных солдат, которые неожиданными ударами уничтожали продовольствие и фураж у племен мяо, лишая повстанцев тыла.

С 1855 по 1873 год продолжалось восстание мусульман-«хуэй» в провинции Юньнань. Вождя этого восстания Ду Вэньсю англичане почти официально именовали султаном Сулейманом, хотя сами повстанцы предпочитали чисто китайскую терминологию, называя его «Цзунтун бинма даюаньшуай» – Верховный главнокомандующий объединённых войск.

Отдельные отряды местных повстанцев поднимали лозунги о восстановлении династии Мин, но в целом события в Юньнани были именно этническим восстанием, начавшимся с конфликта местных общин и вылившимся в ожесточенную резню между китайцами, мусульманами и другими этническими меньшинствами. Правда, мусульманским повстанцам иногда удавалось объединяться с мятежниками-ханьцами – вместе они смогли создать 70-тысячную регулярную армию и 200-тысячное ополчение. В самопровозглашенном государстве «султана Сулеймана» было даже принято подробное «Военно-административное уложение», регулировавшее мобилизацию и устройство армии. Низшим подразделением была пятерка бойцов – «у», две пятёрки объединялись в отделение-«пэн», а десять отделений – в «ин», что в современном китайском языке соответствует термину «батальон».

После разгрома тайпинов (к концу 1860-х годов) империи Цин удалось сконцентрировать против повстанцев Юньнани более 200 000 регулярных войск, включая отряды с европейскими винтовками и артиллерией. К 1873 году значительная часть мятежных мусульман была просто уничтожена. Когда власти обещали сохранить жизнь сдавшимся, «верховный главнокомандующий» Ду Вэньсю, убив всю свою семью и приняв опиум, явился в маньчжурский лагерь с просьбой сохранить жизни сдающихся мусульман. И он, и большинство сдавшихся были казнены.

Казнённый. Китай, европейское фото конца XIX века

С 1861 по 1873 год в тысяче километров к северу от Юньнани продолжалось восстание дунган – китайцев-мусульман, проживающих на северо-западе Китая. Дунгане уничтожали китайское население, китайцы убивали дунган. По некоторым оценкам, в ходе этого восстания и его подавления погибло более восьми миллионов человек.

В 1869 году на усмирение дунган был направлен Цзо Цзунтан со своей армией. «Генерал» Цзо действовал с исключительной жестокостью – отказывался принимать капитуляцию повстанцев и методично истреблял всех мужчин-дунган от 15 до 60 лет. Даже совсем не гуманному цинскому правительству пришлось признать, что Цзо Цзунтан «излишними убийствами только разжигает мятеж». Но сам Цзо, назначенный наместником мятежных провинций Шаньси и Ганьсу, не проявлял колебаний даже после критики из Пекина – он согласился принять капитуляцию дунган, приказал им собраться, сдать оружие и коней, после чего все сдавшиеся были методично истреблены.

Типичные для империи Цин деревянные клетки, в которых напоказ выставлялись отрубленные головы казнённых. Фото сделано русским фотографом Адольфом Боярским в 1875 году в провинции Ганьсу – районе подавления Цзо Цзунтаном восстания дунган

Еще в 1864 году началось восстание уйгуров и других мусульманских народов в китайской части Центральной Азии, на полтора десятилетия охватившее почти весь огромный Синьцзян, где также возникло самостоятельное мусульманское государство. Поэтому, уничтожив восставших дунган, Цзо Цзунтан немедленно стал готовить свою армию к новому карательному походу…

Продолжение следует: Синьцзян против Китая: мусульманское восстание забирает у империи Цин весь Восточный Туркестан.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится