Разграбление Рима готами
85
просмотров
Зачем Аларих трижды осаждал Вечный город и чего добился, проникнув внутрь в 410 году

В течение многих веков после нашествия галлов Бренна жителям Рима ещё не раз угрожали армии внешних врагов или политических соперников. В город неоднократно вступали вооружённые силы, однако вторым эпизодом в истории разграблений Вечного города историческая традиция считает вторжение готов Алариха, произошедшее в 410 году. Всё началось с того, что военачальник искал, как спасти свой народ от гуннов.

От Адрианополя до Равенны

На острие Великого переселения народов находились гунны, в своём движении стронувшие с места множество других этнических групп. Пожалуй, самыми известными противниками гуннов являлись готы, которые в середине 370-х годов были вынуждены просить у римлян разрешения перейти Дунай и расселиться в Мёзии и Фракии, отстояв это право в сражении при Адрианополе в 378 году. Переселившуюся тогда за Дунай часть готского этноса обычно называют вестготами (визиготами).

Элементы Аврелиановой стены Рима, построенной в 271–275 годах. В начале V века она служила основной защитой городу.

Неустойчивость положения вестготов на землях Римской империи привела к мятежу, вождём которого стал представитель рода Балтов Аларих. К 395 году он был уже хорошо известен как римлянам, так и своим соплеменникам: на протяжении нескольких лет Аларих возглавлял один из отрядов варваров, воевавших на Балканах. Теперь его целью стал сам Константинополь.

Стремясь спасти свой народ от нашествия гуннов и прочно обосноваться на территории какой-нибудь римской провинции, Аларих оказался втянут в «игру престолов», которую в тот момент вели правители двух частей Римской империи. После смерти в 395 году императора Феодосия I во главе западной (со столицей в Медиолане) и восточной (столица Константинополь) империй стали его сыновья. Слабовольные и никчёмные, императоры Запада и Востока уступили распоряжение делами придворным интриганам и военачальникам.

Для приближённых обоих императоров одним из основных способов доказать собственную значимость было нанесение удара по другой части некогда единой империи. Среди прочего спор вёлся за префектуру Иллирик. Предоставив народу Алариха для расселения восточную часть Иллирика, приближённый константинопольского императора Аркадия Руфин посеял зёрна противостояния, которое в конечном итоге привело к захвату готами Рима.

В глазах правителей Запада и Востока иллирийская проблема затмевала все прочие, включая прямые угрозы утраты других, не менее важных, территорий. Когда в новогоднюю ночь 406 года орды варваров перешли Рейн и вторглись в Галлию, магистр милитум (главнокомандующий) Западной империи Стилихон

«готовился к наступлению в города Иллирика, которые он хотел в союзе с Аларихом оторвать от императора Аркадия и передать императору Гонорию».

Стилихон — сын вандала и римлянки, главнокомандующий войсками Западной Римской империи, находившийся у власти в течение 13 лет. Деталь диптиха из слоновой кости, собор в Монце.

Следует напомнить, что Аркадий и Гонорий были родными братьями, сыновьями покойного Феодосия.

Западные и восточные римляне использовали готов Алариха в своих интересах — как ударную силу против соперников. По этой причине в первые годы V века Аларих то вёл военные действия против Стилихона, то сотрудничал с ним. В этих конфликтах вестготы добивались для себя не только устойчивого статуса в рамках Римской империи, но и вознаграждения за участие в войне. К сожалению, не всегда римские правители оказывались с ними честны, а частая смена временщиков в Медиолане и Константинополе только усугубляла ситуацию.

Гибель летом 408 года договороспособного Стилихона, потерпевшего поражение в придворных интригах, в очередной раз изменила ситуацию. К власти в Равенне, куда перебрался двор Гонория, пришла группировка, которая не хотела допускать варваров к высшим государственным должностям и отказывалась от союза с ними. По свидетельству историка Зосима,

«в каждом городе начались нападения на жён и детей варваров по условному сигналу».

Походы вестготов на Балканском и Апеннинском полуостровах в 395–411 годах.

Желая сохранить мир, Аларих предложил отвести свои войска, которые готовились к вторжению в Восточную Римскую империю, из Эпира в Паннонию, обменявшись при этом знатными заложниками. Однако Гонорий отверг этот, по словам Зосима, «мир за умеренную сумму» и назначил на высшие должности противников союза с вестготами:

«Надежды [на мир] больше не осталось. Разорение Италии казалось уже происходящим воочию».

Аларих против Гонория

Столкнувшись с невыполнением обещаний, Аларих ввёл войска в Северную Италию, «разрушая все крепости и города на своём пути». За месяц вестготы прошли мимо Аквилеи, Кремоны и Болоньи и двинулись прямо на Рим, под стенами которого оказались в ноябре 408 года. Возможно, в Вечном городе готы, как и другие античные народы, видели своего рода символ, и его осада должна была заставить несговорчивое равеннское правительство пойти на уступки. По мнению историка Питера Хизера,

«Аларих вовсе не собирался захватывать город. Очевидно, что в первую очередь ему была нужна добыча».

Правитель вестготов подверг Рим блокаде:

«Он окружил город со всеми воротами и, завладев рекой Тибр, перекрыл подвоз продовольственных запасов из порта».

Готские воины IV века.

Вскоре жители города стали испытывать голод. Они сократили продовольственные пайки сначала до половины от прежней нормы, а позже и до третьей части. После того, как в Риме началась чума и возникла угроза людоедства, жители города направили к предводителю готов посольство. Зосим писал:

«После длительных переговоров стороны согласились на уплату городом 5000 фунтов золота, 30 000 фунтов серебра, 400 000 шёлковых туник, 3000 окрашенных в пурпур овечьих шкур, 3000 фунтов перца. Так как в то время в городской казне совершенно не было денег, сенаторы должны были внести выкупные суммы в зависимости от размеров своего имущества».

Чтобы собрать необходимые средства, римляне даже сняли драгоценное убранство со статуй богов.

Получив требуемые богатства, Аларих отвёл своё 40-тысячное войско от Рима и разрешил его жителям покупать продовольствие. Однако мир с императором так и не был достигнут. Гонорий отказался назначить Алариха и его родственников на руководящие военные посты, что тот воспринял как личное оскорбление:

«Поэтому Аларих утратил свою сдержанность и направил своих варваров на Рим немедленно, чтобы отомстить за обиду, нанесённую лично ему и всему его племени».

Золотой солид Приска Аттала, 409–410 годы. Диаметр 22 мм, вес 4,47 г. На аверсе изображён император в жемчужной диадеме. На реверсе император стоит, держа в правой руке военный штандарт-лабарум, а в левой — Викторию на земном шаре. Левой ногой император наступает на связанного пленника.

Взяв под контроль тибрские гавани со складами зерна, Аларих начал вторую осаду Рима. Опасаясь голодных бунтов, римский сенат избрал императором городского префекта Аттала. Тот официально принял арианство (готы были арианами) и назначил Алариха и его шурина Атаульфа на высшие командные должности. Таким образом, в Италии оказалось два императора, один из которых являлся, по словам Павла Орозия, «потешной игрушкой» в руках готского вождя.

Итак, Аларих добился своего, став преемником Стилихона на посту командующего военными силами Западной империи и её фактического правителя. Препятствием на его пути к полной власти на Западе был Гонорий. Аларих не терял надежды договориться с равеннским двором и вновь вступил в переговоры. Осознав, что Аттал не выполнил своего предназначения, готский вождь лишил его диадемы, но не жизни. В последний момент переговоры сорвал гот Сар, отряд которого стоял в области Пицен. Недовольный возможным союзом Гонория и Алариха, Сар напал на подошедший к Равенне отряд вестготов и добился прекращения переговоров.

Император Гонорий. Художник Жан-Поль Лоран, 1880 год. Младший сын Феодосия I, Гонорий занял трон в Медиолане в возрасте 11 лет и правил до своей смерти в 423 году.

Захват Вечного города

Спровоцированный Саром конфликт привёл к тому, что вождь вестготов вновь повёл войско на Рим. Все античные авторы сходятся в том, что город был захвачен без длительной осады, возможно, благодаря фактору внезапности. В ночь на 24 августа 410 года готы ворвались в Рим через Салариевы ворота, и «город, который захватил весь мир, сам оказался захвачен». Самый подробный рассказ о взятии Рима Аларихом принадлежит перу византийского историка Прокопия Кесарийского и был написан спустя более чем сто лет:

«Аларих долгое время осаждал город Рим и, не имея возможности ни силою, ни какою-либо хитростью овладеть им, придумал следующее средство: избрал из числа молодых людей, бывших в войске, 300 человек, ещё безбородых, которые были ему известны и по знатности рода, и по храбрости, превышавшей их возраст, и объявил им тайно, будто бы намерен их подарить некоторым римским патрициям под видом рабов. Он предписал им вести себя в домах тех римлян с крайней скромностью и благонравием и исполнять с усердием все возлагаемые на них господами поручения; а спустя несколько времени, в назначенный день, в полуденный час, когда после обеда их господа по обычаю предаются сну, им надлежало броситься всем к воротам города, называемым Салария, и, внезапно напав на стражу, перебить её и немедленно отворить ворота».

Этот рассказ относится к числу исторических анекдотов, которых немало в сочинениях Прокопия и других позднеантичных писателей. Характерен другой анекдот о реакции Гонория на известие о гибели Рима: якобы император огорчился, поскольку подумал, что речь идёт о его любимце — огромном петухе. Выяснив, что погиб не тот Рим, Гонорий успокоился.

Любимцы императора Гонория. Художник Джон Уотерхаус, 1883 год.

«Цивилизованное разграбление»

К сожалению, данные античных источников не позволяют составить достоверную и непротиворечивую картину разграбления Рима готами Алариха. Остановимся на ключевых моментах этого события.

Прежде всего, взятие любого города сопровождалось ограблением его жителей и разорением общественных сооружений. По свидетельству Созомена, Аларих разрешил своим воинам грабить столько, сколько они смогут. Наверняка варварам досталась огромная добыча. По сообщению Прокопия, в числе прочего они захватили сокровища Иерусалимского храма, некогда вывезенные оттуда Веспасианом. Частью добычи были пленные. Возможно, среди них оказалась сестра императора Галла Плацидия, позднее ставшая женой Атаульфа.

Римлянам пришлось претерпеть множество бедствий. Пелагий писал, что «во всех домах слышались только стенание и плач: одинаково терпели и хозяева и рабы». Особенно много данных о бедствиях римлян приведено в сочинениях Августина Гиппонского:

«Страшные вести дошли до нас: учинена резня, поджоги, грабёж, убийства, истязания людей. Это правда, многое нам пришлось услышать, обо всём мы сокрушались, часто оплакивали, едва ли утешились (…) много страшного мы слышали, много страшного произошло в этом городе».

Разграбление Рима, каким оно виделось живописцу Жозефу-Ноэлю Сильвестру в 1890 году.

По словам Августина,

«город очень пострадал от солдат, не пощадивших ни девушек, ни женщин, ни монахинь»;

«множество трупов осталось без захоронения»;

«Рим несчастен, ограблен, в отчаянии, втоптан в грязь, опустошён голодом, мечом и эпидемиями».

Тем не менее это было «испытание, а не осуждение»: город уцелел, а бо́льшая часть его обитателей сохранила свои жизни.

Что касается материальных объектов, то степень их разрушения позднеантичные авторы описывают по-разному. Только немногие из них называли конкретные объекты, разрушенные или сожжённые готами — например, бывшую виллу историка Саллюстия, расположенную возле Салариевых ворот. Хотя античный богослов Филосторгий сообщал, что весь город лежал в руинах, ни письменные источники, ни археологические свидетельства этот вывод не подтверждают. Вероятно, разрушению или сожжению подверглась только небольшая часть зданий. Так или иначе, по мнению Р. Сантанджели Валенцани, население быстро вернулось в Рим и восстановило его.

Питер Хизер называет события 410 года «одним из самых цивилизованных разграблений в истории города». Возможно, падение Рима не оказалось роковым для большинства его жителей. По сообщению Павла Орозия, Аларих разрешил римлянам прятаться в базиликах Петра и Павла. Созомен писал даже о 24 базиликах, послуживших укрытием горожанам. Августин в своей проповеди сообщил, что в Риме проживало множество праведников, «и ради них Бог пощадил город, и многим удалось спастись». Впрочем, некоторые церкви всё же были разграблены: в частности, из базилики Константина была похищена серебряная дароносица весом 2000 фунтов.

Реконструкция событий в Риме 24–27 августа 410 года. Квадраты со сплошными границами обозначают места, упомянутые в письменных источниках как затронутые разграблением. Квадраты с прерывистыми границами обозначают места, вероятно затронутые разграблением.

После того, как вестготские воины получили своё вознаграждение, Аларих вывел войска из города. Как писал Павел Орозий:

«Третьего дня после захвата города варвары оставили его добровольно и подожгли определённое количество домов, но не так много, как это произошло случайно в 700 году от основания Рима».

Согласно Аммиану Марцеллину, это произошло на шестой день.

Готы покинули Рим со множеством пленных и большой добычей. Их ждали новые скитания, а жителей Италии — продолжение тягот войны. Сам Аларих скончался вскоре после взятия Рима и был погребён, по свидетельству Иордана, в водах реки Бузенто.

Гравюра, изображающая похороны Алариха в русле реки Бузенто в Калабрии, 1895 год.

Конец мира?

Относительно малый отрицательный эффект от взятия Рима связан с тем, что в предшествовавших этому событиях Аларих выступал не как внешний враг, а как римский военный командир, использовавший особый тактический приём для давления на правительство. По замечанию историка Ральфа Матисена, судьба города в 410 году с ограблением жителей и небольшими разрушениями мало чем отличается от того, что произошло в «год четырёх императоров» (68/69 год) или после победы Константина у Мульвийского моста в 312 году.

По мнению Хизера, «Аларих не хотел, чтобы Рим разграбили». Его целью было изменить отношение римлян, западных и восточных, к готам: добиться признания их права на проживание в ряде провинций, статуса федератов и справедливого вознаграждения за службу на благо императора. Увы,

«Аларих переоценил значение города для императорских властей, находившихся в Равенне».

Салариевы ворота (Porta Salaria) Аврелиановой стены незадолго до разрушения в 1871 году. Три больших окна сверху были построены в начале V века по приказу императора Гонория. В настоящее время на месте ворот расположена площадь Фиуме.

Рассказанный Прокопием анекдот отражает реальное восприятие Вечного города в новой политической обстановке. Вероятно, следует согласиться с оценкой Матисена о том, что

«следствием разграбления был прежде всего не причинённый городу материальный ущерб, а психологическая утрата».

Если для циничного равеннского двора Рим перестал быть символом имперского величия, то некоторые представители интеллектуальных кругов отреагировали на события 410 года весьма эмоционально. Целый ряд языческих и христианских писателей увидел в падении Рима примету упадка порядка и культуры, признак приближающегося общего конца мира. Наибольшую известность получили переживания гиппонского епископа Августина. Его выводы, закреплённые в трактате «О граде Божьем», предрекали гибель вместе с Римом всего мира, основанного на античной традиции.

В самом деле, V столетие стало для города роковым. На земли империи всё чаще вторгались группы варваров, так что следующего взятия Вечного города не пришлось ждать слишком долго.

Продолжение следует:

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится