Рим и Парфянское царство: битва титанов.
1,065
просмотров
Вторжение парфянских войск в римские провинции в 40 году до н.э., подмоченная репутация Марка Антония и долгожданный мир.

Победа над римскими легионами в битве при Каррах подняла военную репутацию парфян на недосягаемую высоту. Парфия оказалась единственной державой, с которой Риму приходилось разговаривать на равных. Хотя парфянам и не удалось полностью реализовать потенциал одержанной победы, они предприняли ещё одну попытку экспансии, ставшую новой вехой в истории государства.

Эпоха Гражданских войн в Риме

С началом Гражданских войн римлянам пришлось надолго отложить вопрос о мести за гибель Красса и утрату легионных орлов. В 49 году до н.э. Помпей обратился к Ороду II с просьбой о военной помощи, однако тот в качестве платы за мир потребовал уступить Сирию. Сделка, скорее всего, не состоялась. В следующем году наместник Сирии Квинт Цецилий Метелл Сципион увёл в Грецию на помощь Помпею два легиона, находившиеся на территории провинции. Граница оказалась фактически открытой перед угрозой с востока, но парфяне по неизвестным причинам не воспользовались этой возможностью. Смуту в Сирии, которую поднял в 46 году до н.э. авантюрист Цецилий Басс, парфяне поддерживали в основном руками зависимых от них арабских правителей. Незадолго до своей смерти Цезарь, как считалось, вынашивал планы большой военной экспедиции против парфян. В Далмации, Македонии и восточных провинциях с этой целью была уже собрана крупная военная группировка из шестнадцати легионов. Убийство Цезаря 15 марта 44 года до н.э. и последовавший за ним новый виток Гражданских войн поставили крест на этих планах.

Ближний Восток, разделённый между Римом и Парфией.

Брут и Кассий, cобирая силы для борьбы против цезарианцев, обращались за помощью также и к царю Парфии. На переговоры отправился Квинт Лабиен, сын знаменитого военачальника и противника Цезаря. Ород долго определялся с тем, кто же из соперников одержит верх. Получив известие о поражении и гибели Брута и Кассия осенью 42 года до н.э., Лабиен решил навсегда остаться в Парфии.

Цезарь Октавиан и Антоний, одержав победу при Филиппах, разделили легионы и провинции. Антоний получил восточную половину Римской державы и войска в составе восьми легионов и 10 000 всадников для запланированного им большого похода против парфян. Пытаясь взыскать с провинций необходимые для проведения столь масштабной кампании 150 000 талантов, Антоний в 41 году до н.э. застрял сначала в Малой Азии, а затем в Александрии Египетской, куда он последовал за Клеопатрой и где провёл зиму 41–40 годов до н.э. Пока Антоний развлекался таким образом, в Италии вновь началась Гражданская война между его братом Луцием и Цезарем Октавианом. В этот момент Лабиен убедил Орода воспользоваться благоприятным стечением обстоятельств.

Парфянское вторжение

В начале 40 года до н.э. царевич Пакор, которому его отец Ород вернул своё расположение, пересёк Евфрат во главе 20-тысячной парфянской армии. Первое нападение на Апамею завершилось неудачно. Римский наместник Луций Децидий Сакса хотя и был застигнут врасплох, но со всеми находившимися при нём силами поспешил на помощь городу. Он разбил свой лагерь на полпути между Антиохией и Апамеей и приготовился дать захватчикам решительный отпор. Большей частью его армия состояла из солдат, ранее служивших под знамёнами Брута и Кассия и перешедших на сторону Антония только после поражения при Филиппах. Помня об этом, Лабиен стал посылать в римский лагерь обёрнутые вокруг стрел листовки с призывом принять его сторону.

Видя, как стремительно уменьшается его армия, Децидий Сакса поспешил дать противнику сражение, в котором был разбит наголову. Дезертирство в легионах приняло повальный характер. Одной глухой ночью и сам военачальник бежал из лагеря. Остатки его армии сдались противнику. Пакор и Лабиен овладели Апамеей, а немного позже и столицей провинции Антиохией.

Изображение Пакора на серебряной монете.

Чтобы сполна воспользоваться представившейся возможностью, Пакор и Лабиен разделили свои силы. Пакор с частью армии двинулся из Антиохии вдоль финикийского побережья на юг. Он овладел Арадом, Библом, Сидоном и Птолемаидой, где его принимали со всеми почестями. Только Тир, расположенный на острове рядом с побережьем, закрыл перед ним ворота. В мае Пакор вступил в Газу, где его приветствовало набатейское посольство царя Малиха (59–30 годы до н.э.). Таким образом, вся страна до границ Египта подчинилась парфянам.

Своего приближённого Барзафарна Пакор послал в Иудею, чтобы оказать помощь низложенному римлянами царю Антигону II (40–37 годы до н.э.). Барзафарну удалось заманить в ловушку и арестовать правившего в Иерусалиме первосвященника Гиркана (76–30 годы до н.э.) и римского ставленника Фазаеля, старшего сына Антипатра и брата Ирода Великого. Избавившись от конкурентов, Антигон был провозглашён царём в Иерусалиме, а Ирод бежал сначала в Александрию к Антонию, а затем из Египта перебрался в Рим.

Возможное изображение Квинта Лабиена. Мраморный бюст начала II века н.э. Музей Кремоны.

Лабиен с другой частью войска, состоявшей в основном из присоединившихся к нему римских перебежчиков, через Киликию устремился в Малую Азию. Децидий Сакса, попытавшийся организовать в Киликии сопротивление, был здесь настигнут и убит по его приказу. Затем Лабиен продолжил движение вдоль южного побережья Малой Азии, практически не встречая на своём пути сопротивления. Города один за другим переходили на его сторону. Лишь Алабанда и Миласа в Карии осмелились закрыть перед военачальником ворота и были взяты после долгой осады. Наместник провинции Луций Мунаций Планк в страхе бежал на острова Эгейского моря. К лету в руках Лабиена находилась бо́льшая часть Малой Азии вплоть до самой Лидии и Ионии. Он даже принял императорский титул и прозвище Парфянский, которое приказал отчеканить на монетах. Ирония заключалась в том, что ранее римские полководцы принимали почётные прозвища в честь покорённых ими народов, а Лабиен — в честь тех, от имени кого он действовал.

Контрнаступление Вентидия Басса

Антоний получил известие о парфянском вторжении по дороге в Италию, но не стал возвращаться, а продолжил путь в метрополию. Осенью 40 года до н.э. Октавиан и Антоний встретились в Брундизии и заключили договор о продлении своих полномочий на пять лет и о новом перераспределении провинций. Антоний вновь получил власть над восточными территориями и должен был в ближайшее время начать войну против парфян. Октавиан отвечал за западные провинции и обязался бороться против Секста Помпея, угрожавшего своим флотом продовольственному снабжению Италии. Для будущей парфянской кампании Октавиан обязался передать Антонию четыре своих легиона, а тот предоставил ему 120 боевых кораблей.

Сложная политическая ситуация требовала от Антония задержаться в Риме, где он оставался вплоть до поздней осени 39 года до н.э. Командование на Востоке он передал одному из наиболее талантливых своих военачальников — Публию Вентидию Бассу, поручив ему предпринять контрнаступление против парфян. С этой целью Вентидий получил одиннадцать легионов, то есть почти половину всей армии Антония.

Терракотовая статуэтка, изображающая парфянского конного лучника. Британский музей, Лондон.

В начале 39 года до н.э. Вентидий с небольшим авангардом высадился в Малой Азии. Лабиен оказался застигнут врасплох. Его войска были разбросаны на широком пространстве, а стремительное наступление противника не давало ему времени собрать их вместе. Через всю Малую Азию Лабиену пришлось отступать вплоть до Киликийских ворот в предгорьях Тавра. Здесь на помощь к нему пришли парфянские отряды из Сирии. Вентидий также получил значительное подкрепление, однако держал своих солдат в лагере, разбитом на вершине высокого холма.

Парфяне с пренебрежением относились к противнику и атаковали его сами, даже не поставив Лабиена в известность о своих намерениях. Выпустив тучу стрел, они помчались к римским позициям вверх по крутому склону. Вентидий подпустил их к себе вплотную, а затем контратаковал пехотой. Парфяне обратились в бегство. Погибло множество лошадей и солдат, затоптанных своими.

Поражение деморализовало солдат Лабиена, и они начали перебегать на сторону противника. Командующий решил, пока не поздно, отступить назад, однако перебежчики выдали этот план противнику. Ночью Вентидий обошёл его позицию с тыла и утром атаковал сразу с двух направлений. Лабиену удалось спастись, переодевшись в женское платье. Остатки его армии сложили оружие. Некоторое время «парфянский император» скрывался в Киликии, но затем его опознал и убил Деметрий, вольноотпущенник Октавиана.

Золотая монета Лабиена с его профилем и легендой Q·LABIENVS·PARTHICVS·IMP.

Вентидий освободил Киликию и послал вперёд Помпедия Силона с отрядом кавалерии, чтобы овладеть ведущим в Сирию Аманским горным проходом. Силон обнаружил, что проход занял крупный парфянский отряд во главе с Фарнапатом, доверенным советником Пакора. Силон атаковал, но был отброшен с большими потерями. Исход сражения решило появление самого Вентидия с главными силами. Фарнапат и бо́льшая часть его отряда погибли. Путь в Сирию был открыт.

Римское продвижение застало Пакора врасплох, однако он не стал сражаться и увёл свою армию обратно за Евфрат. После этого города Сирии, за исключением занятого парфянским гарнизоном Арада, без боя открыли ворота перед римским военачальником. Остаток года Вентидий устраивал дела городских общин и подавлял многочисленные беспорядки в провинции. Силон в качестве его легата отправился в Иудею на помощь Ироду против Антигона II.

Битва при Гиндаре

Весной 38 года до н.э. Пакор вновь собрал 20-тысячную армию, с которой намеревался вторгнуться в Сирию. Вентидий провёл целую кампанию по дезинформации парфянского военачальника, что позволило ему выиграть время и собрать зимовавшие за Тавром войска. Он разбил укреплённый лагерь у святилища Геракла возле города Гиндары в Северной Сирии. Пакор с парфянами расположился неподалёку.

Парфянские конные лучники обстреливают римские легионы. Реконструкция Раду Олтяну.

Видя, что римляне не выходят из своего укрепления, Пакор поверил в их испуг и сам, в свою очередь, перестал страшиться врага. Без опаски парфяне приближались к римским укреплениям, пока 6 мая противник внезапно не контратаковал. Пехота застигла врасплох конных лучников, и те вынуждены были вступить в рукопашную схватку, для которой их оружие оказалось непригодно. Значительная часть парфянской армии обратилась в бегство. В этот момент Пакор с тяжёлой кавалерией попытался с тыла напасть на римский лагерь, но натолкнулся на силы резерва. В последующей схватке римляне довершили разгром противника, а сам Пакор погиб, отчаянно сражаясь. Его отрубленную голову Вентидий приказал провезти по городам Сирии, где существовали многочисленные партии, симпатизировавшие парфянам.

Одержанную Вентидием победу чрезвычайно высоко оценили в Риме, увидев в ней расплату за гибель Красса. В дальнейшем Вентидий занялся восстановлением римской власти на территории Сирии. Решив наказать парфянских союзников, он осадил Самосату, столицу коммагенского царя Антиоха I, во владениях которого нашли убежище остатки разбитой армии Пакора. Царь согласился заплатить отступные в 1000 талантов, однако в этот самый момент в лагерь прибыл Марк Антоний и взял командование в свои руки. Осада продолжилась, но решительное сопротивление местных жителей свело на нет все римские усилия. В конечном итоге Антонию пришлось уводить армию на зимние квартиры, удовлетворившись получением 300 талантов контрибуции. Вентидий к этому моменту уже уехал в Рим, где 27 ноября 38 года до н.э. отпраздновал декретированный ему сенатом триумф.

Антиох I и Геракл. Рельеф из царской резиденции в Арсамее. Царь одет в восточный всаднический костюм и носит на голове тиару, а на правом бедре короткий меч.

Восточный поход Антония

Смерть Пакора так ошеломила Орода, что он повредился рассудком. Придя наконец в себя, он решил назначить преемником одного из своих тридцати сыновей. Выбор пал на Фраата IV (37–2 годы до н.э.), но оказался неудачным. Чтобы укрепить своё положение, Фраат вначале убил отца, а затем умертвил всех братьев. Когда жестокие репрессии стали распространяться на знать, немало видных людей бежали за границу. Одним из эмигрантов оказался некто Монес, в недавней войне бывший одним из главных помощников Пакора. Он явился к Антонию в Сирию и убедил его, что парфяне готовы вот-вот восстать против Фраата. Вдохновлённый перспективой лёгкого завоевания Парфии, Антоний стал готовиться к войне.

К весне 36 года до н.э. в его распоряжении имелось 16 легионов, насчитывавших 60 000 пехотинцев, а также 10 000 испанских и галльских всадников. Многочисленные зависимые восточные правители предоставили ему дополнительно 30-тысячное вспомогательное войско. Одним из главных римских союзников был царь Артавазд Армянский, передавший Антонию 7000 пехоты и 6000 всадников.

оины из вспомогательных отрядов восточных династов. I век до н.э. Реконструкция Кристы Хук.

Чтобы избежать равнин Северной Месопотамии, удобных для парфянской лёгкой конницы, Антоний выбрал для вторжения путь через горную территорию Армении и Атропатены. Если бы отсюда ему удалось проникнуть в глубину Мидии и Гиркании, парфянам пришлось бы оставить Месопотамию для защиты ядра их державы — Парфии. Весной 36 года до н.э. римские войска собрались у Зевгмы, где находилась главная переправа через Евфрат. Ожидая вторжения, парфяне сконцентрировали в Северной Месопотамии почти 40-тысячную армию. Вопреки их ожиданиям, римская армия не стала переходить реку, а направилась далее вверх по течению. Достигнув Карана (современный Эрзерум), Антоний встретился здесь с войсками Публия Канидия, ранее действовавшими на территории Иберии и Кавказской Албании. Сюда же прибыли вспомогательные войска восточных союзников. Устроив смотр своей огромной армии и раздав награды, Антоний двинулся дальше.

Ближайшей его целью была летняя столица Атропатены — город Фрааспа. Чтобы избежать в пути логистических проблем, Антоний разделил свои силы. Сам он с конницей и наиболее мобильной частью пехоты выступил налегке. За ним должен был следовать обременявший армию огромный обоз с продовольственными запасами и осадными машинами, которые в разобранном виде перевозились на 300 повозках. Охрану поручили Оппию Стациану, под командованием которого находились два легиона и вспомогательные войска во главе с понтийским царём Полемоном (38–8 годы до н.э.) и армянским царём Артаваздом.

Марк Антоний. Бюст из коллекции музея Монтемартини, Рим.

Расчёт Антония на внезапное нападение не оправдался. Фрааспа была обнесена кольцом стен, в городе имелся многочисленный гарнизон и запасы продовольствия. Вместо короткой, как планировалось, остановки, римлянам пришлось вести долговременную осаду. Солдаты копали вокруг стен Фрааспы рвы и возводили насыпи, однако в отсутствие осадной техники не могли предпринять решительный штурм.

Парфяне, для которых вторжение Антония в Атропатену стало неожиданностью, вскоре пришли в себя и по короткому пути из Месопотамии перебросили свою армию к фронту военных действий. Ввиду огромного численного превосходства римлян они не отважились атаковать главные силы Антония под Фрааспой. Вместо этого парфянская конница нанесла удар по медленно двигавшемуся обозу. Нападавшим удалось застать противника врасплох. Вместе со Стацианом полностью погибли охранявшие обоз два легиона. Полемон, царь Понта, храбро сражаясь, попал в плен. Парфяне уничтожили огромные запасы продовольствия и осадный парк армии. Артавазд Армянский, так и не решившись вступить в бой с парфянами, отказался продолжать путь к Антонию, а вместо этого повернул назад и увёл свои войска домой.

Парфянский поход Антония, 36 год до н.э.

Потеря обоза решительным образом повлияла на ход всей операции. В лагере под Фрааспой стала быстро ощущаться нехватка продовольствия. Парфянская конница заблокировала все подходы к лагерю, перехватывая отряды фуражиров. Постепенно осаждавшие сами превратились в осаждённых. Попытка Антония навязать парфянам решающее сражение не имела успеха. С приближением зимы Антоний отдал наконец приказ об отступлении. Парфяне постоянно шли по следу войска, атакуя маршевую колонну на различных участках. Ценой 27 дней непрерывных сражений и огромных потерь от голода и болезней римляне всё же сумели оторваться от противника и выйти в Армению.

Оккупация Армении

Готовившийся с таким напряжением сил поход завершился катастрофой. От вражеских стрел, болезней и голода погибло 20 000 пехотинцев и 4000 всадников — почти четверть армии. Серьёзно пострадала военная репутация Антония, особенно на фоне успехов, одержанных в том же году Октавианом в борьбе против Секста Помпея. Сам Антоний возлагал вину за случившееся на «предательство» Артавазда Армянского и деятельно готовился взять реванш в кампании следующего года. Тем не менее до поры до времени он продолжал обращаться с Артаваздом как со своим союзником и даже запросил руки одной из дочерей царя для своего сына от Клеопатры, малолетнего Александра-Гелиоса.

Пока велись эти переговоры, царь Атропатены Артавазд (56–30 годы до н.э.) рассорился с Фраатом из-за раздела добычи и предложил Антонию заключить тайный союз против Армении и Парфии. В знак добрых намерений он отпустил из плена Полемона Понтийского, который и привёз эти предложения в Александрию. Антоний согласился.

Артавазд II, царь Армении (56–34 годы до н э.) на чеканенной им серебряной монете. Царь брит по эллинистической моде, что отражает его увлечение греческой культурой, но в то же время носит восточную тиару, являвшуюся знаком его власти.

В начале 34 года до н.э. Антоний вновь двинулся со своей армией в Армению. Прибывший в его лагерь в качестве союзника Артавазд Армянский был тотчас закован в цепи. Антоний захватил в плен всю царскую семью и занял столицу страны Артаксату. Старший сын царя Артаксий пытался поднять восстание, но потерпел поражение и сбежал к парфянам.

С богатыми трофеями и пленниками Антоний вернулся в Александрию и отпраздновал здесь триумф. Новым правителем Армении, Мидии и Парфии был объявлен Александр-Гелиос, за которого просватали дочь царя Атропатены Иотапу. Другие дети Антония и Клеопатры также получили царские титулы. В следующем 33 году до н.э. Антоний планировал продолжение похода против Парфии, однако его остановили тревожные вести из Рима. Он ограничился личной встречей с Артаваздом Атропатенским, которого убеждал сохранить верность союзническим обязательствам.

Нынешнее местоположение Артаксаты, столицы армянских царей. Город был разрушен в ходе одной из римско-парфянских войн и более уже не восстанавливался

За сохранение союза Артавазд выторговал у Антония часть Армении. Благодаря римской поддержке ему удалось отбить первый натиск Фраата и присоединившегося к нему Артаксия. Однако в 32–31 годах до н.э. все римские вспомогательные отряды были отозваны в Грецию, где разразилась Гражданская война между Антонием и Октавианом. Лишившись поддержки, в 31 году до н.э. Артавазд был наголову разбит и попал в плен, а его царство оккупировали парфяне. В Армении в это время вспыхнуло антиримское восстание, в результате которого Артаксий смог вернуть страну под собственный контроль. Получив известие об убийстве своего отца, он приказал перебить всех римлян в своих владениях.

Возвращение знамён

После победы Фраат стал ещё более жестоким и заносчивым, чем окончательно отвратил от себя парфянскую знать. В 32 или 31 году до н.э. против царя поднял восстание некий Тиридат — возможно, один из парфянских военачальников, снискавший себе известность во время последней войны. Фраат потерпел поражение и лишился трона. Во время этой войны оба противника обращались за помощью к Октавиану, одолевшему тем временем Антония, но тот предпочёл выжидать окончания борьбы. Фраату пришлось бежать к кочевникам из среднеазиатских степей. Получив от них помощь, он одолел узурпатора в 30 или 29 году до н.э. Тиридат нашёл убежище в римской Сирии, причём сумел выкрасть и привести с собой царского сына, которого также звали Фраатом. Свергнутый ранее правитель Адиабены Артавазд также в это время бежал из своей тюрьмы в римские владения. Октавиан дружественно принял беглеца, вернул ему дочь Иотапу и передал вакантный царский престол Малой Армении.

Голова парфянина, около 200 года н.э. Музей искусств, Бостон.

В 29 году до н.э. Октавиан прибыл в Рим в сопровождении Тиридата и Фраата Младшего. Парфянский царь через своих послов потребовал выдачи обоих. Октавиан ограничился тем, что вернул ему сына, однако отказался выдавать Тиридата и лишь пообещал не оказывать ему военной помощи. Тиридат получил богатое содержание, однако не мог долго сохранять спокойствие. Весной 26 года до н.э. он вновь собрал своих сторонников и вернулся с ними в Месопотамию. Застигнутый врасплох Фраат бежал на восток, распорядившись при этом убить свой гарем, который он не успел вывезти из столицы. Тиридат захватил Вавилон, где отчеканил монету с уникальным титулом Филоромей — «друг римлян», что указывает на то, что какую-то помощь он получил или, по крайней мере, рассчитывал получить. К лету 25 года до н.э. Тиридат был окончательно разгромлен и изгнан. Его судьба остаётся неизвестной, но, скорее всего, он умер в римских владениях. Его потомком мог быть известный по надписи Гай Юлий Тиридат, служивший в римской армии в должности декуриона Парфянской алы.

Статуя Октавиана Августа из Прима Порте. Император облачён в панцирь, украшенный сценой возвращения парфянами римских знамён. Сюжет отражает значение этого события в государственной пропаганде императора. Музей Ватикана.

В 20 году до н.э. армяне устранили своего царя Артаксия (31–20 годы до н.э.) и обратились к Октавиану с просьбой прислать им воспитывавшегося в Риме его брата. Тот прибыл в страну в сопровождении большой военной группировки, которой командовал пасынок императора Тиберий, и был коронован под именем Тиграна III (20–8 годы до н.э.). Одновременно в Сирию явился и сам Октавиан. Находившаяся на территории провинции римская армия была усилена.

Опасаясь, что эти действия означают приготовления к новой большой войне, царь Фраат через своих послов предложил Октавиану урегулировать римско-парфянские противоречия дипломатическим способом. 12 мая 20 года до н.э. он передал Тиберию захваченных у Красса и Антония римских орлов и вернул остававшихся в живых пленных. Таким образом, между двумя державами был наконец заключён мир. Государственная пропаганда представляла возвращение орлов как полное признание парфянами римского превосходства. Римский поэт Проперций писал:

Только затем и щадит ещё Август колчаны Востока,

Чтобы своим сыновьям эти трофеи отдать.

Продолжение следует: Рим и Парфянское царство: холодная война.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится