Рим и Парфянское царство: холодная война
86
просмотров
Армянский вопрос в отношениях двух держав, парфянские междоусобицы и особенности восточной политики.

Мирное соглашение с Парфией стало большим дипломатическим успехом Августа, с помпой отпразднованным в Риме. На протяжении предшествующих 30 лет военная угроза неизменно стояла на ближневосточной повестке дня римских правителей — и вот наконец вторжение парфян было отложено на неопределённый срок. Это позволило Августу упрочить режим личной власти, а также развернуть полномасштабную экспансию в Европе. В самой же Парфии установление мира с Римской империей ознаменовалось всплеском междоусобных распрей и ростом напряжённости.

Парфянская Муза

Среди даров, которые в 20 году до н.э. римская делегация преподнесла парфянскому царю Фраату IV по случаю заключения мирного соглашения, оказалась италийская девушка-рабыня Муза. Вряд ли кто-нибудь в этот момент предвидел её поразительную судьбу. Муза приглянулась царю, и он взял её в свой гарем. Вскоре у неё родился сын, будущий царь Фраат V, обычно называемый Фраатаком. С рождением потенциального наследника женщина из простой наложницы превратилась в царицу.

Граница между Римской империей и Парфией в начале I века н.э.

Влияние Музы в царской спальне и при дворе крепло с каждым годом. Около 10 года до н.э. она убедила царя назначить Фраатака своим наследником, а четырёх старших сыновей от предыдущих жён — Сераспадана, Фраата, Родаспа и Вонона, — отправить в Рим, где они могли жить в безопасности на расстоянии от политических интриг, опутавших двор Аршакидов. Возможно, на это решение повлияло краткосрочное появление нового узурпатора Митридата, о котором кроме имени более ничего не известно. Как бы то ни было, царевичи, их жёны и сыновья были переданы сирийскому наместнику Марку Тицию и препровождены ко двору Августа, который не преминул на публике заявить о своём новом дипломатическом успехе. Все те годы, пока царевичи находились в Риме, с ними обращались в соответствии с их высоким положением, но при этом стерегли как заложников.

Теперь ничто не могло помешать Музе отравить престарелого Фраата, который скончался-таки в 2 году до н.э., и посадить на трон своего сына. Сама она стала при нём фактической соправительницей.

К моменту восшествия Фраата V (2 год до н.э. — 4 год н.э.) на престол отношения между Парфией и Римом вновь омрачились из-за армянского вопроса. В 8 году до н.э. умер армянский царь Тигран III. При поддержке антиримски настроенной партии знати на престол самовольно взошёл его сын Тигран IV (8 год до н.э. — 1 год н.э.), который поспешил установить дружественные отношения с парфянами. Чтобы повлиять на симпатии и антипатии нового армянского правителя, в 6 году до н.э. Август отправил на Восток своего пасынка Тиберия. Однако тот задержался на Родосе и фактически отстранился от выполнения данного ему поручения. Тогда Август в следующем году передал престол Армении Артавазду III (5–2 годы до н.э.), брату предыдущего царя, который с детства воспитывался в Риме и провёл здесь бо́льшую часть жизни. Артавазду удалось заручиться поддержкой проримски настроенной знати и свергнуть с трона своего племянника, и тот бежал со своими сторонниками в Парфию. Впрочем, Артавазду также не удалось удержаться у власти: в 2 году до н.э. его низверг Тигран, вернувшийся не без помощи парфян.

Восточный поход Гая Цезаря

Сложившаяся ситуация требовала решительного вмешательства, и Август послал на Восток своего внука Гая Цезаря. Его отбытие из Рима сопровождалось шумной пропагандисткой кампанией. Когда известия о миссии Гая достигли Парфии, встревоженный Фраатак отправил к Августу посольство. В личном письме он объяснял свои действия в отношении Армении и поставил условием дальнейшего соблюдения мира возвращение своих братьев, живших в Риме в качестве заложников. Август дал жёсткий ответ, отказавшись признать царский титул Фраатака. Тот не остался в долгу. Казалось, отношения между двумя державами находятся на грани разрыва.

Гай Цезарь. Мраморный бюст из Исторического музея Карлсруэ.

Встревоженный таким поворотом дел Тигран Армянский попытался самостоятельно заключить мир с Августом. Он отправил надлежащие дары в Рим, где его в конечном итоге признали легитимным правителем Армении. После этого Фраатак также счёл необходимым пойти на примирение. С этой целью весной или в начале лета 1 года до н.э. на острове посреди Евфрата он лично встретился с Гаем. Сопровождавшиеся демонстрацией военной мощи обеих сторон переговоры проходили в подчёркнуто доверительной атмосфере и увенчались компромиссом: парфяне отказались от всех претензий на Армению, а четыре парфянских царевича и впредь оставались в Риме.

В следующем году Тигран IV погиб от рук вторгшихся в Армению кочевников-аланов. Вместе с ним прервалось 200-летнее правление династии Арташесидов. Его сестра и супруга Эрато вскоре отреклась от трона. С согласия Августа Гай Цезарь возвёл на армянский престол Ариобарзана II (1–4 годы н.э.), сына бывшего правителя Атропатены, римского союзника Артавазда (56–30 годы до н.э.).

Часть армянской знати отказалась признать Ариобарзана своим царём и подняла восстание. Летом 2 года н.э. Гай вторгся в Армению и подавил волнения. Значительная часть мятежников укрылась в крепости Артагира (возможно, в районе Кагизмана в долине реки Аракс). Возглавлявший их Аддон согласился сдать крепость и пригласил Гая на встречу, чтобы лично передать ему хранившиеся здесь сокровища. Приглашение оказалось ловушкой. Во время встречи Гай был ранен копьём, но всё же сумел спастись благодаря своим телохранителям. Крепость была взята с боем, а все её защитники погибли. Полученная рана оказалась серьёзной. Гаю пришлось сложить полномочия и отправиться в Рим. По пути туда в феврале 4 года н.э. он скончался в Лимире Ликийской. Ариобарзан был вынужден сражаться с непокорной знатью в одиночку. В том же году он умер, передав власть сыну Артавазду IV (4–6 годы н.э.).

Римский ставленник Вонон

Судьба не пощадила и Фраатака. В 2 году н.э. он вступил в брак со своей матерью Музой. Её изображение появилось на парфянских монетах рядом с традиционным царским профилем. Хотя восточные правители нередко женились на своих сёстрах, столь откровенно кровосмесительный брак всё же не вписывался в рамки принятых ожиданий. Знать подняла восстание. В 4 году н.э. Фраатак и его мать были убиты.

Монета с изображением царя Фраата V и царицы Музы

Новым царём стал Ород III (4–6/7 годы н.э.), однако и ему в скором времени пришлось расстаться с властью. Заговорщики убили его во время охоты, после чего обратились к Августу с просьбой прислать одного из сыновей Фраата IV. Август отправил им старшего — Вонона I (7–12 годы н.э.), который и стал следующим «царём царей». Хотя парфяне встретили Вонона с радостью, вскоре им пришлось жестоко в нём разочароваться. По словам Тацита,

«Вонон сам давал пищу этой враждебности. Чуждый обычаям предков, он редко охотился и был равнодушен к конным забавам; на улицах городов появлялся не иначе как на носилках и пренебрегал такими пирами, какими они были на его родине. Вызывали насмешки и его приближённые греки, и то, что любая безделица из его утвари хранилась под замком и опечатанной. Его доступность, ласковость и доброжелательность — добродетели, неведомые у парфян, — были, на их взгляд, не более чем пороками; и поскольку всё это было несходно с их нравами, они питали равную ненависть и к дурному, и к хорошему в нём».

Вскоре появился ещё один претендент на престол — правитель Атропатены Артабан III (12–38 годы н.э.), приходившийся родственником Аршакидам со стороны матери. Первая его попытка занять трон в 9/10 году н.э. провалилась: он потерпел поражение и искал убежища в горных крепостях своих владений. Вонон выпустил серию монет с легендой, прославлявшей его победу.

В 12 году н.э. Артабану удалось собрать новое войско, с которым он возобновил войну и на этот раз наголову разбил своего противника. Вонон бежал сначала в Селевкию-на-Тигре, а затем в Армению — здешний престол в это время вновь был вакантным, после того как знать свергла правившего в стране Тиграна V (6–12 годы н.э.). На короткое время Вонону удалось утвердиться здесь царём. Однако Артабан не собирался терпеть своего противника на престоле и решительно потребовал от Рима удалить его. Престарелый Август, находившийся в это время на пороге смерти, не собирался из-за своего протеже развязывать новый конфликт с Парфией. В 15 или 16 году н.э. сирийский наместник Кретик Силан под благовидным предлогом вызвал Вонона к себе в Антиохию и посадил его под арест. За ним оставили царский титул, дворец, роскошное содержание и надлежащие почести, однако за каждым шагом Вонона следила неусыпная стража.

Терракотовая статуэтка пирующего парфянского вельможи. Метрополитен, Нью Йорк.

Удалив Вонона из Армении, Артабан попытался отдать её престол своему сыну Ороду, однако того не приняла местная знать. Чтобы разрешить армянский вопрос, Тиберий, сменивший к тому времени умершего Августа, послал на Восток своего племянника Германика. В 18 году н.э. Германик явился в Армению и возложил царскую диадему на голову понтийского царевича Зенона, в пользу которого высказалась бо́льшая часть армянской знати. Это оказался на редкость удачный выбор. Зенон принял царское имя Артаксий I и успешно правил страной следующие 17 лет.

Из Армении Германик отправился в Сирию, где встретился с послами Артабана. Царь подтвердил прежние договоры с Римом, заключённые его предшественниками, и в качестве залога дружбы просил удалить Вонона из приграничной Сирии, где тот имел возможность разжигать недовольство среди своих бывших подданных. Эта просьба была исполнена: Вонона перевели в Помпейополис в Киликии. В 19 году н.э. он подкупил стражу и попытался сбежать обратно в Армению, однако охранники настигли его и убили, опасаясь, что царь выдаст их участие в организации побега.

Вельможа в восточной всаднической одежде, характерной для римско-парфянского пограничья. Реконструкция А. МакБрайта

Борьба за Армению

Смерть Вонона упрочила положение Артабана, позволив ему положить конец беспрестанной череде узурпаций и удерживаться на троне без малого полтора десятилетия. Всё это время Артабан сохранял верность соглашению с Римом, так что в правление Тиберия Сирия по многу лет оставалась без наместника.

Конец затишью настал в 35 году н.э., когда умер, не оставив наследника, правивший Арменией римский ставленник Зенон-Артаксий. Честолюбивый Артабан III тотчас предложил армянской знати кандидатуру своего старшего сына Аршака. Получив отказ, он тем не менее собрался навязать своё решение силой, вторгся с войском в Армению и занял её столицу Артаксату. В ответ Тиберий передал армянское царство Митридату, брату иберийского царя Фарасмана, и пообещал последнему награду за поддержку римского претендента. Подкупленные слуги отравили Аршака, после чего Фарасман без труда занял Артаксату и возвёл своего брата на престол.

Одновременно Тиберий выставил против Артабана брата Вонона Фраата, который на протяжении почти половины столетия проживал в Риме. Фраат добрался до Сирии, где внезапно скончался из-за тягот путешествия и перемены образа жизни. Не обескураженный неудачей Тиберий обратился к одному из племянников покойного, Тиридату III, которого снабдил деньгами и людьми. Одновременно он назначил наместником Сирии деятельного Луция Вителлия, поручив ему позаботиться об успехе предприятия.

Тяжеловооружённый всадник-катафрактарий на кушанской глиняной печати.

Получив известие о смерти Аршака, Артабан отправил с войском в Армению другого своего сына, Орода. Однако Фарасман пополнил свою армию отрядами албанов и кочевников-сарматов и перекрыл ведущие в его страну горные проходы. Парфяне численно уступали противнику. Кроме того, в их распоряжении была только конница, а Фарасман имел ещё и многочисленную пехоту. В этих невыгодных для себя условиях Ород благоразумно избегал сражения до тех пор, пока собственные воины не заставили его дать бой.

Армии сошлись в схватке, однако преимущество было не на стороне парфян. Будучи лучниками, они старались держаться на расстоянии от противника, которого осыпали стрелами. Сарматы хуже владели луками и атаковали противника с длинными копьями и мечами. На выбитых из седла всадников набрасывались иберские и албанские пехотинцы. В самый разгар сражения объезжавший ряды своей армии Фарасман лично столкнулся с Ородом. Противники бросились друг на друга. Фарасман первым нанёс удар, разрубив шлем Орода и сбросив его с коня. Раненого царевича вынесли с поля телохранители, однако по войску прокатился слух о его гибели. Парфяне обратились в повальное бегство.

Изображение сарматского катафрактария на серебряном сосуде из погребения у села Косика в Астраханской области. Некоторые признаки позволяют идентифицировать хозяина захоронения с одним из сарматских вождей, принимавших участие в описываемых событиях 35 года н.э.

Римский ставленник Тиридат

Пока Артабан собирал силы, чтобы лично возглавить поход в Армению, иберы пропустили через кавказские проходы орду сарматов, и те обрушились на беззащитную территорию Мидии. Бедствие вызвало недовольство парфянской знати, умело направлявшееся агентами Вителлия и подогреваемое при помощи подкупа и взяток. Когда Тиридат в сопровождении небольшой свиты пересёк наконец границу, на его сторону сразу перешли сатрап Месопотамии Орноспад и видные вельможи Синнак и Ардагез. Все трое привели с собой отряды всадников, а Ардагез ещё и привёз деньги и царское облаченье. Сам Вителлий с четырьмя имевшимися у него сирийскими легионами придвинулся к границе по Евфрату, демонстрируя готовность немедленно вторгнуться в Парфию в поддержку своего претендента. Артабан, вынужденный возвращаться с полпути из Армении, внезапно обнаружил, что союзники оставили его. Ему пришлось спасаться бегством в сопровождении лишь небольшого отряда наёмников. Тиридат тем временем занял царскую столицу Ктесифон, где возложил на себя диадему.

Монета с изображением царя Артабана III.

Всеобщая эйфория, связанная со сменой правителя, длилась недолго. Вскоре парфяне начали откровенно тяготиться Тиридатом и вспоминать об Артабане. Группа недовольных вельмож отправилась в Гирканию, где нашла его одетым в лохмотья и добывающим себе пропитание с помощью лука и стрел. Артабан долго колебался, но в конце концов внял их призыву и во главе небольшого отряда из дахов выступил в поход. По пути его силы обрастали новыми сторонниками и постепенно превратились в настоящую армию. Чтобы вызывать сочувствие последователей, Артабан отказывался от царских одежд и продолжал носить грязные лохмотья.

Первая встреча противников произошла у Селевкии-на-Тигре. Тиридат не отличался воинственностью и к тому же оказался застигнут врасплох. По совету Ардагеза он решил отказаться от боя, оставить столицу и отступить в Месопотамию, где на помощь ему должны были подойти армянские отряды. Отступление вскоре превратилось в бегство. Бо́льшая часть армии дезертировала или перешла на сторону Артабана. Лишь с горсткой верных ему людей Тиридат переправился через Евфрат и явился к Вителлию в Сирию. Артабан вновь стал хозяином положения.

Парфянский рельеф из провинции Хузистан, Иран, II век н.э. Музей Метрополитен, Нью-Йорк.

Желая избежать полномасштабной войны с Парфией, Тиберий на этот раз дал Вителлию указание заключить мир. Царь, со своей стороны, понимал, что продолжение войны с Римом неминуемо повлечёт за собой новую вспышку династической междоусобицы, и потому ответил согласием на предложение личной встречи на берегу Евфрата. Из лодок через реку был выстроен мост, на середине которого был разбит роскошный шатёр. В ходе переговоров Артабан согласился признать Митридата на престоле Армении — при условии, что римляне откажутся от дальнейшей поддержки Тиридата. Кроме того, царь обязался отдать своего сына Дария в качестве заложника и поклясться в неукоснительном соблюдении соглашения. Окончание переговоров ознаменовалось пиром, который иудейский тетрарх Ирод Агриппа дал в честь Вителлия и Артабана.

Евфрат в районе Зевгмы, где находилась переправа с римского на парфянский берег реки

Братья Вардан и Готарз

Через некоторое время Артабана вновь сместил с трона его воспитанник, некий Киннам, и бывшему правителю пришлось искать убежища при дворе царя Адиабены Изата II (31–55 годы н.э.). При посредничестве своего гостеприимца Артабану в последний раз удалось вернуться на трон незадолго до своей смерти около 38 года н.э. От разных жён у него было несколько сыновей. Старший из них, Вардан I (38–47/48 годы н.э.), стал преемником отца.

Вардан вновь подчинил себе Селевкию-на-Тигре, которая на протяжении семи лет сохраняла независимость, а также попытался извлечь пользу из смуты в Армении, когда её правителя Митридата сместил император Калигула (37–41 годы н.э.). Как и его предшественникам на троне, Вардану пришлось столкнуться с мятежами и неповиновением знати. Около 39 года н.э. восстание против него поднял брат Готарз II (39–51 годы н.э.), нашедший широкую поддержку в восточных сатрапиях Парфянской державы. По своему рождению Готарз не принадлежал к царскому роду: в одной из надписей его отцом назван Гев — возможно, сатрап Гиркании. Должно быть, Артабан усыновил его, чтобы таким образом заручиться поддержкой его отца.

Монетное изображение Вардана I.

Поначалу военное счастье сопутствовало Вардану. Ему удалось отразить натиск Готарза и в решающем сражении у переправы через реку Эринд в Гиркании нанести ему поражение. За этой победой последовали другие успехи, и в конечном итоге Готарзу пришлось спасаться бегством. Через несколько лет положение изменилось. Вардана свергли заговорщики, передавшие власть Готарзу. Тот правил жестоко, казнив множество сторонников своего родственника, в том числе убив другого своего брата Артабана. Эта жестокость побудила некоторых представителей знати призвать Вардана обратно. Готарзу вновь пришлось бежать. Затем последовали новые столкновения.

Наконец около 43 года н.э. братья сумели договориться о разделе владений. Вардан воцарился в западной части Парфянской державы, а его брат — на востоке. В 45 году н.э. Готарз вновь попытался поднять восстание, но потерпел поражение. Тогда он решил действовать хитростью и подкупил нескольких слуг Вардана, которые в 47 году н.э. убили своего господина во время охоты.

Став единовластным правителем, Готарз царствовал с прежней жестокостью. Чтобы низвергнуть ненавистного тирана, его противники обратились к императору Клавдию (41–54 годы н.э.) с просьбой прислать им воспитывавшегося в Риме в качестве заложника Мехердата, сына Вонона и внука Фраата IV. Клавдий отнёсся к этой просьбе благосклонно и велел сирийскому наместнику Гаю Кассию Лонгину оказать претенденту всевозможную поддержку.

Рельеф с изображением фигуры Готарза верхом на коне и пешей фигуры сатрапа из Сере-Поле-Зохаб, провинция Керманшах, Иран.

В 49 году н.э. Мехердат перешёл Евфрат у Зевгмы. Напрасно Кассий советовал ему двигаться прямо на столицу: Мехердат избрал кружной путь через Армению, Коммагену и Адиабену. Готарз не спешил вступать в сражение, пока не собрались все его войска. Когда обе армии наконец встретились, Готарз перекупил часть сил противника. Видя, как редеют ряды его сторонников, Мехердат решил попытать счастья в битве. Увы, удача от него отвернулась. Его лучший военачальник Карен пал на поле боя, а сам Мехердат в скором времени попал в плен к победителю. Готарз сохранил ему жизнь, но отрезал уши, чтобы он никогда больше не мог быть царём.

В 51 году н.э. Готарз умер от болезни или же, по другой версии, пал от рук заговорщиков. Новым царём стал сатрап Мидии Вонон II. Пробыв у власти всего несколько месяцев, он также скончался, передав престол своему сыну Вологезу I (51–78 годы н.э.).

Продолжение: Рим и Парфянское царство: холодная война.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится