«Шоу на миллион долларов»: история захвата и обороны американцами Ремагенского моста через Рейн
61
просмотров
К началу марта 1945 года передовые части Союзников вышли к Рейну. После прорыва Западного вала эта река оставалось последним серьёзным рубежом, на котором вермахт мог надеяться задержать своего противника на Западном фронте. Непосредственным результатом форсирования Рейна стала бы потеря рурского промышленного района, и немцы прекрасно понимали это...

Поэтому вскоре после начала Союзниками Маас-Рейнской наступательной операции основные усилия немцами прилагались не столько к задержке наступающих англичан и американцев, сколько к попыткам как можно быстрее уйти на восточный берег Рейна. Перед немецким командованием встала та же дилемма, что и перед советским летом 1941 года: с одной стороны, нельзя было допустить, чтобы мост достался противнику, с другой — до последнего момента требовалось обеспечивать переправу своей пехоты и техники. Одним из «потенциально привлекательных» для переправы объектов был так называемый «мост Людендорфа», построенный в ходе Первой мировой войны около небольшого городка Ремаген.

Неожиданная удача

Захватить целым 325-метровый железнодорожный Ремагенский мост никто в командовании Союзников особо не надеялся, как и форсировать Рейн в этом районе — пологий западный берег и высокий восточный сами по себе делали эту задачу крайне сложной. Но когда 7 марта боевая группа подполковника Леонарда Энгеманна из 9-й бронетанковой дивизии армии США подошла к Ремагену, высланные вперёд разведчики сообщили, что мост ещё стоит и выглядит вполне целым!

Солдаты 9-й бронетанковой дивизии захватывают Ремагенский мост. Пропагандистский плакат 50-х годов

Это было настолько неправдоподобно, что Союзники заподозрили ловушку — немцы могли либ взорвать мост в тот момент, когда американцы пойдут по нему, либо позволить переправиться небольшой группе, а затем отрезать её и уничтожить. Однако попытаться захватить столь важный объект было просто необходимо.

В Ремагене и окрестностях самого моста дислоцировалось несколько сот немецких солдат из различных подразделений, а также около 500 фольксштурмистов, но боевая группа Энгеманна наголову превосходила их в технике — пехота и разведчики перемещались на бронеавтомобилях M8 и полугусеничных бронетранспортёрах M3, а главное — их поддерживали 17 танков, включая взвод новейших M26 «Першинг».

Этот снимок даёт наглядное представление, насколько был крут восточный берег в районе Ремагенского моста. В уцелевших по сей день башнях моста устроен «музей мира», увенчанный германским и американским флагами

Разумеется, немцы заминировали столь важный объект — причём, ещё до начала войны. Однако, как это часто бывает, «что-то пошло не так» — хотя кабель находился в специально защищённой трубе, подрыв не удался. Скорее всего, пока немецкие офицеры под обстрелом утрясали формальности, снаряд или осколок повредил кабель. Один из сапёров сумел поджечь бикфордов шнур, инициирующий часть подрывных зарядов, но так совпало, что именно этот заряд был меньше и слабее расчётного. Вместо запрошенных командиром подрывников 600 кг было доставлено вдвое меньше — при этом, не армейской взрывчатки, а гораздо более слабого промышленного донарита на основе аммиачной селитры.

В итоге взрыв разрушил часть пешеходной дорожки и 9 метров пролёта одной из ферм — но спроектированный и построенный с истинно немецким качеством мост устоял. Второго шанса подрывникам не дали — под прикрытием огня танков и пулемётов с западного берега американские солдаты начали пробираться по фермам под настилом, перерезая все провода на своём пути. Через 15 минут они достигли восточного берега, загнав оставшихся немцев в железнодорожный тоннель.

К вечеру сообщение о захвате моста через Рейн прошло по всей цепочке командования вплоть до генерала Эйзенхауэра. Хотя Ремаген не фигурировал в первоначальных планах американцев, к нему срочно начали стягивать все имеющиеся под рукой части. Одновременно с лихорадочным ремонтом моста рядом начали устраивать паромную переправу.

До полуночи плацдарм на восточном берегу удерживали примерно 120 солдат. Спешно подлатав пролом от взрыва, ремонтники дали «добро» на проход техники. Первые девять «Шерманов» прошли удачно, но попытка отправить следом за ними самоходки M10 из 656-го батальона истребителей танков привела к тому, что одна из «Волверин» застряла. Столкнуть её в реку американцы не решились, и остаток ночи ушёл на то, чтобы вытащить злосчастную самоходку из пролома.

Аэрофотосъёмка Ремагенского моста. На берегу хорошо видны воронки от крупных авиабомб

Особое внимание американцы уделили прикрытию моста от воздушных атак. Как образно заметил один из командиров-зенитчиков, «это было шоу на миллион долларов», имея в виду стоимость расстреливаемых во время немецких воздушных атак зенитных снарядов. Инструкция расчётам были дана простая: «Не думайте об опознании цели. Если что-то приближается к мосту, вы должны его сбить!»

Парад вундерваффе

Значение крупного моста через Рейн руководство Третьего рейха понимало ничуть не хуже Союзников. Однако поскольку до этого момента данное направление считалось второстепенным, у немцев просто не нашлось поблизости значимых резервов, и в первую очередь танковых частей, способных быстро выдвинуться к плацдарму и атаковать его. К тому же, оставшиеся на Западном фронте части панцерваффе после неудачного наступления в Арденнах были, мягко говоря, не в лучшей форме. Реальные шансы уничтожить мост имела артиллерия и авиация — и в следующие дни мост Людендорфа стал точкой притяжения для различных видов немецкого «чудо-оружия».

Переправа танка M26 «Першинг» через Рейн в районе Ремагенского моста

9 марта мост атаковали реактивные бомбардировщики «Арадо» Ar 234 из эскадры KG 76. Как оказалось, высокая скорость не делала эти самолёты полностью неуязвимыми для зенитного огня — один «Арадо» был подбит и упал в 20 километрах от Ремагена. Следом за реактивными машинами мост атаковали штурмовики «Фокке-Вульф» Fw 190F-8, оснащённые фугасными «пятисотками» SC 500. Однако, несмотря на заявленные пилотами два прямых попадания, мост по-прежнему стоял.

В ночь на 10 марта штабные офицеры сразу нескольких эскадр люфтваффе с изумлением выслушали личный приказ Германа Геринга, требовавшего найти добровольцев, готовых пойти на таран моста. Хотя пилотам были обещаны посмертные Рыцарские кресты, «камикадзе по-немецки» нашлись только в двух группах из четырёх, получивших приказ. Впрочем, к утру новых указаний не последовало, и историю тихо «спустили на тормозах».

Так современный художник изобразил атаку реактивных «Арадо» Ar 234 на Ремагенский мост. Следует признать, что мост получился совсем не похож на себя

11 марта по мосту работали большей частью штурмовые варианты Fw 190. В ночь на 12 марта был запланирован массированный налёт силами ночных бомбардировщиков из авиагруппы NSGr 1, но плотный туман и облачность сорвали вылет. Зато днём над Ремагеном вновь появились реактивные «Арадо» — 14 машин, несущие тяжёлые фугаски SС 1000. К счастью для американцев, бомбовые прицелы на новых бомбардировщиках оказались не настолько совершенны, как хотелось бы немцам — прямых попаданий добиться так и не удалось.

На следующий день к налётам на мост присоединились реактивные «Мессершмитты» Me 262 — в общей сложности мост и устроенные американцами паромные переправы атаковали 22 самолёта. Но если кто-то из оборонявших мост зенитчиков и счёл, что ничего круче быть уже не может, то ему быстро и наглядно доказали обратное: к обстрелу моста привлекли 500-й ракетный дивизион СС, отвечавший за пуски баллистических ракет V-2.

Американские сапёры восстанавливают настил Ремагенского моста. Считается, что снимок сделан за считанные часы до обрушения пролёта в воду

По уверениям немецких инженеров, к этому времени они довели точность попадания до 500 метров, что в глазах фюрера делало применение ракет по цели типа «мост» вполне оправданным. Однако на практике V-2, стартовавшим за 200 км из Голландии, случалось промахиваться и на 40 км — так, одна из выпущенных по Ремагену ракет улетела в… Кельн.

Наконец, по мосту непрерывно вела огонь обычная ствольная артиллерия — в общей сложности порядка 100 орудий, включая 150-мм и 210-мм артсистемы. Именно артиллеристам удалось достичь нескольких прямых попаданий в мост. 9 марта снаряд угодил прямо в грузовик с боеприпасами, от которого осталась лишь дыра в покрытии диаметром 4,6 метра. На следующий день немцы добились ещё одного удачного попадания в машину с горючим, однако мост стоял, и 11 марта к нему направили 628-ю батарею самоходных мортир «Карл». К месту событий она прибыла слишком поздно — только 20 марта.

Один из попавших в плен боевых пловцов Отто Скорцени

В ночь на 17 марта попытку взорвать мост предприняла группа боевых пловцов из команды Отто Скорцени. Однако к этому моменту мост уже прикрыли сетями и боновыми заграждениями, а с берега воду подсвечивали сверхмощные прожектора, смонтированные на танках M3. В итоге два человека-лягушки погибли от переохлаждения в ледяной воде, двоих застрелила охрана моста, а ещё троих захватили в плен.

Провал диверсионной акции был вдвойне обидным, поскольку именно на следующий день история моста Людендорфа завершилась. Бомбы, артиллерийские снаряды и ракеты V-2, хотя и не всегда достигали моста, причиняли повреждения ударными волнами, особенно при падении в воду, эффект от которых постепенно накапливался. Около 15:00 17 марта, когда американские ремонтники как раз собирались приваривать усиливающую плиту к одному из повреждённых участков, мост рухнул в Рейн. При этом 25 солдат были убиты или пропали без вести, 66 человек получили ранения различной степени тяжести, а трое из них позже умерли от ран.

Так выглядел Ремагенский мост после обрушения

Впрочем, к этому времени для немецкой группировки на восточном берегу это уже не имело особого значения: развёрнутые на плацдарме американские дивизии надёжно снабжались по двум наведённым рядом с рухнувшим мостом переправам. По сей день Ремагенский мост остаётся одним из главных символов американской воинской славы времён Второй мировой.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится