menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Сражение в бухте Кальдера
52
просмотров
Действия правительственного флота во время гражданской войны 1891 года в Чили и потопление броненосца «Бланко Энкалада».

К середине апреля 1891 года сторонники Конгресса, поднявшие мятеж против чилийского президента Хосе Мануэля Бальмаседы, взяли под свой контроль весь север страны и создали в Икике собственное правительство. Полный контроль над экспортом нитратов обеспечил мятежникам средства для закупки оружия и найма солдат среди рабочих селитряных рудников и заводов. Переход на сторону Конгресса всего чилийского флота не позволял президенту использовать своё превосходство в сухопутных войсках: север Чили был отделён от остальной части страны пустыней Атакама, и добраться туда можно было только по морю.

Последний шанс Бальмаседы

Шанс подавить мятеж давало прибытие из Франции достраивавшихся там крейсеров — одного броненосного и двух лёгких бронепалубных. Вместе эти три быстроходных корабля обеспечили бы превосходство над флотом мятежников, основой которого были два небольших казематных броненосца («Альмиранте Кохрейн» и «Бланко Энкалада»), старый монитор «Уаскар» и бронепалубный крейсер «Эсмеральда» — родоначальник класса «эльсвикских крейсеров». Из трёх кораблей лишь последний был новым: несмотря на небольшие размеры (2950 т) он имел мощную артиллерию и официальную скорость 18 узлов. Однако к началу 1890-х годов его пушки тоже успели устареть: новые крейсера французской постройки уже оснащались более дальнобойными и скорострельными орудиями следующего поколения.

Чтобы продержаться до прибытия новых кораблей, президентским силам требовалось хоть как-то сковать и затруднить действия мятежного флота. Хорошо понимая это, президент Бальмаседа отдал приказ о создании «морской дивизии», куда вошли три наиболее быстроходных судна, оставшихся в его распоряжении: 15-узловой лайнер «Империал», срочно переоборудованный во вспомогательный крейсер, а также минные крейсера «Альмиранте Конделл» и «Альмиранте Линч», только 21 марта прибывшие из Англии. Командиром дивизии был назначен капитан 2-го ранга Карлос Морага, ранее уволенный в отставку из-за конфликта с руководством флота, а сейчас сам предложивший свои услуги правительству. Морага также стал командиром «Конделла», второй минный крейсер возглавил Альберто Фуэнтес (бывший командир «Империала»), а на его место был назначен капитан-лейтенант Эмилио Гарин.

На лайнере были установлены одно 152-мм морское орудие, четыре малокалиберных скорострельных пушки и четыре картечницы, а жизненно важные части парохода прикрыли дополнительными листами железа. Как и прежде, в его задачу входила доставка правительственных войск в порты севера — но теперь главной целью «морской дивизии» стала атака занятых мятежниками портов, а по возможности и их кораблей.

Минный крейсер «Альмиранте Линч». Художник — Эдгардо Контрерас де ла Крус

Корабли в бухте Кальдера

К 18 апреля подготовка минных кораблей в Вальпараисо закончилась, и они перешли в расположенную севернее бухту Кинтеро для проведения торпедных стрельб. В этот же день флот Конгресса отбыл из Икике на юг, имея на борту только что сформированную военно-морскую дивизию. Её предполагалось высадить в порту Кальдера, в 360 морских милях к северу от Вальпараисо. Здесь мятежники планировали организовать базу для захвата всей долины Уаско.

20 апреля флот Конгресса прибыл в Антофагасту. К этому времени в Сантьяго-де-Чили уже знали о его выходе и целях операции: капитан 2-го ранга Морага получил от самого Бальмаседы телеграмму с распоряжением выйти к бухте Кальдера и атаковать идущие сюда «вражеский военный корабль и два транспорта с войсками для высадки десанта».

21 апреля в 8 часов маленькая эскадра Мораги вышла из Вальпараисо в сторону Кальдеры. Минные крейсера шли вплотную к берегу, «Империал» держался в 6 милях мористее. Корабли имели приказ осматривать любые встреченные суда на предмет контрабанды оружия или вывоза нитратов, а также по возможности атаковать флот противника. В 14 часов следующего дня эскадра прибыла в Уаско, где Морага узнал, что этим утром флот конгрессистов в составе броненосца «Бланко Энкалада» и ещё нескольких кораблей (транспорты «Аконкагуа», «Качапоаль» и «Био-Био») захватил Кальдеру. Кроме того, одновременно были высажены десанты мятежников в соседней бухте Кальдерилья, а также в Каррисаль-Бахо, в 25 милях севернее Уаско.

В тот же день, 22 апреля, в 17 часов правительственная эскадра вышла из Уаско и направилась на северо-запад. Чтобы корабли не были замечены с побережья, на них использовался кардиффский уголь, дававший минимум дыма. От встреченного небольшого судна Морага получил информацию о том, что возле Каррисаля видны три корабля, идущие со стороны Кальдеры. После этого Морага и Фуэнтес встретились на борту «Линча» и обсудили план атаки. К 3 часам ночи минные крейсера подошли к заранее намеченной точке сбора — мысу Кабеса-де-Вака в 10 милях к северу от Кальдеры.

Капитан-лейтенант Альберто Фуэнтес / Капитан 2-го ранга Карлос Морага

Атака из темноты

В ночь на 23 апреля возле Кальдеры оставались три судна повстанцев: броненосец «Бланко Энкалада», транспорты «Био-Био» и «Аконкагуа». Первые два стояли в бухте Кальдера: броненосец — в её центре у буя, носом на север, с зажжёнными огнями; «Био-Био» — по его левому борту на якоре, в 400 м северо-западнее оконечности причала. «Аконкагуа», вооружённый парой старых 130-мм орудий, находился в дозоре в 6 милях западнее входа в бухту, возле мыса Пунта-дель-Морро.

Ночь была тёмная, по небу бежали облака, время от времени закрывая луну. Хотя конгрессисты знали о наличии у противника минных крейсеров, противоторпедные сети не использовались. Английский историк Х. Вильсон пишет, что все сети остались на складах в Вальпараисо — однако у мятежников было три месяца, чтобы закупить новые хотя бы в соседних странах. Более того, примерно половина из 288 человек команды броненосца находилась на берегу, а из оставшихся часть были новобранцами, не имевшими опыта.

Карта бухты Кальдера на 1855 год

Командир корабля капитан 1-го ранга Луис Гоньи, если верить его рапорту, тоже присутствовал на борту, но Вильсон намекает, что, согласно некоторым рассказам, он был не вполне трезв. Для отражения минных атак на броненосце имелось пять 57-мм патронных пушек Гочкиса, четыре 25-мм многозарядных пушки Норденфельда, а также два пулемёта Гатлинга на марсах. Однако на вахте стояло всего семь матросов и два офицера — комендор Гонсалес и гардемарин Агилар. Охрана рейда не велась: из двух паровых катеров с броненосца один был неисправен, а другой ремонтировался на берегу.

«Империал» отошёл дальше в море, в то время как оба минных крейсера на малой скорости двинулись вдоль берега, обогнув мыс Кабеса-де-Вака. В начале четвёртого утра они подошли к бухте Кальдера и увидели в глубине неё характерный силуэт броненосца, за которым маячило какое-то другое судно. Чтобы атаковать их с борта, минные крейсера прошли в глубину бухты, в сторону Кальдерильи, а затем развернулись вправо. В 3:30 Морага подал сигнал к атаке, и корабли полным ходом рванули на противника: первым шёл «Альмиранте Конделл», за ним, в 200 ярдах — «Альмиранте Линч».

Капитан 1-го ранга Луис Гоньи

Позднее Карлос Морага так описывал этот бой корреспонденту «Таймс» Морису Хэрви, находившемуся на «Империале» («Dark days in Chile», pp. 178-179):

«При слабом освещении можно было заметить в бухте большой корабль и несколько меньший за его кормой. Я опознал первый как „Кохрейн” или „Бланко”, а второй принял за „Уаскар”. Как и было условлено перед боем, мы разделились, чтобы подойти к большому кораблю с разных сторон. Примерно в сотне ярдов от цели я приказал выпустить носовую торпеду. Она не попала в цель и прошла у неё за кормой — но, по словам наблюдателя, угодила в другой, меньший корабль. Резко повернув руль, я приказал лейтенанту Варгасу выпустить торпеду из переднего аппарата правого борта — которая, как мне доложили, попала в носовую часть корабля. За ней последовала ещё одна торпеда правого борта. В этот момент броненосец открыл огонь по моему кораблю — очевидно, не подозревая, что „Линч” находился с другой стороны. Я продолжал держать полный ход, в то время как „Линч” незаметно подошел к кораблю на пистолетный выстрел и всадил торпеду в центр корпуса броненосца. Менее чем через три минуты тот затонул».

Броненосцы «Альмиранте Кохрейн» и «Бланко Энкалада» (первоначально назывался «Вальпараисо»)

По другим описаниям, торпеда из носового аппарата «Конделла» была выпущена с дистанции в 150 м. Она прошла за кормой броненосца, затем под килем транспорта «Био-Био», выскочила на берег и взорвалась. Затем минный крейсер повернул вправо, после чего, согласно Мораге, лейтенанты Варгас и Ривера выпустили обе торпеды из аппаратов левого борта. Этот момент следует отметить отдельно: по всем другим описаниям, а также приведённой у Вильсона карте, «Альмиранте Конделл» стрелял левым бортом. С броненосца открыли беспорядочный огонь из ружей, пулемётов и скорострельных пушек. «Конделл» начал ответную стрельбу, довершил поворот и на полном ходу вышел из бухты на север.

Атака «Конделла» отвлекла внимание всей команды броненосца на правый борт. Тем временем командир шедшего следом «Альмиранте Линча» Альберто Фуэнтес с дистанции чуть больше сотни метров выпустил в него носовую торпеду, но опять промахнулся. Обогнув броненосец, минный крейсер повернул вправо и прошёл вдоль него, выпустив с правого борта одну или две торпеды. Одна из них попала в центр корпуса корабля, в заднюю часть машинного отделения. Сильный взрыв сорвал со станка одно 203-мм орудие и вывел из строя динамо-машину: на «Бланко Энкалада» погас свет, парализовав всю деятельность ниже верхней палубы. В машинном отделении спасся только один механик — напором хлынувшей воды его выбросило через вентиляционную трубу. Приказ задраить все водонепроницаемые переборки выполнить уже не успели.

Лишь в момент попадания торпеды с броненосца заметили второго противника и открыли по нему огонь из малокалиберных пушек, а также из одного 203-мм орудия. Однако «Альмиранте Линч» успел выпустить с правого борта ещё одну торпеду в «Био-Био», прошедшую под килем транспорта, завершил разворот и полным ходом покинул бухту. При этом как минимум один снаряд из его 14-фунтовой пушки угодил в носовую часть броненосца, убив лейтенанта Пачеко. В сам минный крейсер угодило несколько небольших снарядов и осколков, повредивших провода на одном из торпедных аппаратов, четыре матроса получили ранения.

Общий ход атаки в бухте Кальдера
Гибель броненосца «Бланко Энкалада». Художник — Эдгардо Контрерас де ла Крус

Чья торпеда?

Очень скоро беспорядочный огонь прекратился: «Бланко Энкалада» быстро кренился на правый борт и через три минуты затонул. С момента пуска первой торпеды прошло всего десять минут. На броненосце погибло 182 человека, в том числе 11 офицеров, 109 матросов и 62 гражданских. В числе последних оказался и секретарь «Хунты Икике» Энрике Вальдес Вергара, один из главных организаторов мятежа 7 января. Кроме того, на корабле было потеряно большое количество оружия, боеприпасов и снаряжения для высаженных войск. Член хунты Рамон Баррос Луко не умел плавать и спасался, ухватившись за хвост коровы, находившейся в числе груза на палубе. Позднее этот эпизод стал поводом для массы насмешек и карикатур, особенно когда Баррос Луко стал президентом. Присланные с берега и «Био-Био» шлюпки подняли из воды 68 моряков.

Минная атака в бухте Кальдера Х. Вильсон. Броненосцы в бою
Ещё одно изображение потопления «Бланко Энкалада»

Среди спасшихся оказался и командир броненосца Луис Альберто Гоньи. В своём отчёте он уверял, что корабли противника были замечены на дистанции в 2000 ярдов — однако матросы решили, что тревога учебная, и поднимались наверх медленно, в результате к моменту открытия огня до противника было всего 500 ярдов. Это утверждение не согласуется ни с рассказом Мораги, ни с реальностью: шедший первым «Конделл» попаданий вообще не получил, «Линч» незначительно пострадал лишь на отходе.

«Бланко Энкалада» лёг правым бортом на дно, так что из воды выступал левый борт и часть мостика. Гоньи считал, что его орудия можно будет извлечь, но, видимо, этого так и не сделали. Несколько позднее корпус броненосца был обследован водолазами с английского крейсера «Чемпион», обнаружившими в правом борту пробоину длиной 4,5 м и шириной 2 м — в этом месте деревянная обшивка корпуса отошла от железной. Левый борт повреждений не имел. Таким образом, в корабль попала только одна торпеда, либо же обе торпеды взорвались в одном месте.

То, что попадание пришлось именно в правый борт, вызывает вопросы о его «авторстве». Считается, что с этой стороны атаковал флагманский «Конделл». Получается, что либо броненосец, вопреки общепринятой схеме боя, стоял носом к молу, либо на самом деле «Конделл», а не «Линч» обошёл корабль противника и атаковал его с противоположного борта. В пользу этого варианта говорит и приведённый выше рассказ самого Мораги.

Повреждения броненосца «Бланко Энкалада» Х. Вильсон. Броненосцы в бою

Итоги боя

При отходе на траверзе горы Копиапо оба минных крейсера обнаружили вооружённый транспорт «Аконкагуа» и вступили с ним в перестрелку. Стычка длилась 80 минут и позднее была помпезно названа «боем у Кальдеретты». Транспорт сделал 137 выстрелов, в том числе семь из 130-мм пушек. Его командир в своём отчёте возмущался, что противник «подло атаковал, не желая вступить в открытый и прямой бой».

Оба минных крейсера выпустили более 400 снарядов, добившись восьми попаданий. На «Аконкагуа» было ранено 8 человек. В интервью Морису Хэрви Морага утверждал, что сознательно не использовал против транспорта пулемёт:

«Он был забит солдатами, поэтому я приказал не использовать пулемёт Гатлинга, а только наши скорострелки и пушки Гочкиса. Он доблестно сражался против нас полтора часа, пока, наконец, не прекратил огонь и не остановил машину. Он не спускал флаг, но мы сочли это знаком капитуляции и, в свою очередь, также прекратили огонь».

Однако в этот момент на горизонте появился военный корабль, который правительственные моряки приняли за крейсер «Эсмеральда». Поэтому минные крейсера предпочли отказаться от абордажа и отойти на юг. На самом деле это был британский «Уорспайт». Обнаружив это, «Альмиранте Конделл» вернулся и попытался отыскать транспорт мятежников, но «Аконкагуа» уже скрылся в бухте Кальдера.

Вильсон меланхолично замечает, что если бы на минных крейсерах стояли более крупные пушки, то ущерб противнику мог быть гораздо более серьёзным. Однако фирма братьев Лэйрд для достижения максимальной скорости и без того предельно облегчила корпус кораблей. На «Конделле» от стрельбы своих пушек лопнула часть трубок в котлах; если бы на нём стояли более крупные орудия, ущерб оказался бы неизмеримо большим. «Альмиранте Линч» получил в общей сложности восемь попаданий снарядами небольшого калибра — четыре с броненосца и столько же с транспорта. На обоих минных крейсерах один матрос был убит, и десять ранено.

Вооружённый транспорт «Аконкагуа»

«Альмиранте Конделл» вернулся в Вальпараисо в ночь на 25 апреля, «Альмиранте Линч» — несколько позже. Его командир в поисках новых целей решил пройти дальше к северу, но был вынужден вернуться из-за недостатка угля. После повреждений он три недели простоял в ремонте.

На «Империале» слышали взрыв и канонаду, но не знали об исходе боя. Вспомогательный крейсер некоторое время оставался возле Кабеса-де-Вака в ожидании минных крейсеров, затем прошёл до Икике и вернулся в базу лишь 27 апреля.

Морской бой в бухте Кальдера не был первой успешной торпедной атакой. Но он стал первым случаем, когда был потоплен действительно ценный боевой корабль линейного класса, пусть и устаревший. «Бланко Энкалада» вступил в строй пятнадцатью годами ранее, и к началу 1890-х казематное расположение орудий на броненосцах уже сменилось башенным. Тем не менее, потеря одного из двух броненосцев стала большим материальным и моральным ударом для сил Конгресса. Долгое время останки «Бланко Энкалада» покоились на глубине 18 м в бухте Кальдера, пока в 1957 году не были взорваны при строительстве нового порта.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится