Сражение в бухте Киберон: славной битве даже шторм не помеха
92
просмотров
Сражение в бухте Киберон 20 ноября 1759 года, поставившее крест на планах французов высадить десант на Британских островах.

Намереваясь перенести боевые действия на территорию противника, французы задумали открыть новый фронт Семилетней войны и высадить десант на Британских островах. Однако морской министр Франции Николя-Рене Беррьер занимался чем угодно, только не надлежащей подготовкой операции. Англичане, напротив, своевременно прознали о планах французов и заперли противника у его же собственного побережья. До середины ноября адмирал Эдвард Хоук томился в ожидании активных действий, и в конце концов судьба ему улыбнулась.

За дело!

Несмотря на начавшийся сезон штормов, адмирал Хоук продолжал блокировать Брест. 12 октября из-за ухудшившейся погоды у него осталось всего 12 линкоров. 90-пушечный «Роял Энн» получил опасную течь и еле-еле доплёлся до Спитхеда. Хоук зашёл в Плимут, загрузил провиант и уже 18 октября опять крейсировал у французских берегов с девятью кораблями и одним фрегатом. Адмирал Эдвард Боскауэн из Леванта послал коллеге пять своих лучших кораблей.

Английский линейный корабль «Роял Джордж» в Дептфорде

У французов дела обстояли куда как хуже. 7 ноября 1759 года командующий Атлантической эскадрой Франции Юбер де Бриенн, граф де Конфлан, писал морскому министру Беррьеру:

«В Бресте нет ни леса, ни провианта, ни материалов, ни денег на закупки и зарплаты матросам».

Корабли никак не получалось укомплектовать экипажами. На 80-пушечном «Океан» среди 750 человек команды не нашлось бы и 30 опытных моряков. Но не было бы счастья, да несчастье помогло.

Как раз 7 ноября начался большой шторм. Хоук укрылся в английском Торбэе, и в этот момент шедший из Вест-Индии Максимилиан де Бомпар счастливо проскользнул в Брест. Он сообщил де Конфлану, что англичане сняли блокаду. Тот срочно укомплектовал свои корабли вест-индскими экипажами. На просьбу Бомпара взять с собой и его отряд, командующий флотом ответил отказом и в 11:00 14 ноября с 21 линкором и пятью фрегатами вышел в море.

Французов заметил крейсировавший у Бреста британский фрегат «Актеон». С донесением к Хоуку в точку рандеву, к Уэссану, отправился куттер. Сам Хоук в этот же день только вышел из Торбэя к Бресту. 15 ноября де Конфлан обнаружил у Лориана фрегат «Джюно», который срочно сообщил об этом «Актеону» и коммодору Даффу.

Теперь англичанам стало понятно движение французов. Хоук изнывал от нетерпения. 16 ноября он уже был возле Уэссана, но из-за непрекращающихся штормов у него было много повреждённых кораблей. 18 ноября возвращавшийся в Плимут «Джюно» встретил шедший из Америки отряд адмирала Сондерса. Тот, узнав о критической ситуации, срочно послал Хоуку линкоры «Девоншир», «Вэнгард» и «Соммерсет» — правда, они не успели к сражению.

19 ноября Хоук с 26 линкорами и семью фрегатами двинулся на юг, уже зная, что де Конфлан находится у бухты Киберон возле Морбиана на западе Франции.

Встреча

Конфлан шёл к Морбиану и Ванну, где герцог д’Эгийон собрал 20 000 солдат (26 батальонов пехоты и четыре эскадрона конницы), а также 90 транспортов для высадки в Шотландии. В полдень 19 ноября шедший впереди фрегат «Мэйдстоун» под командованием Дадли Диггса заметил в 70 милях к западу от острова Бель-Иль французские корабли. Он сразу же сигнализировал об этом головному линкору англичан — 74-пушечному «Маньяним», а тот передал Хоуку. Адмирал выстроил линию баталии и бросился в погоню. Как оказалось, вовремя.

Карта залива Киберон.

Коммодор Дафф с пятью кораблями — «Чичестер», «Чатэм», «Портленд», «Фолкленд» и «Рочестер» — и несколькими фрегатами крейсировал в районе Лориана. Утром 20 ноября он заметил незнакомые корабли и пошёл на сближение с ними. Вскоре оказалось, что это де Конфлан, и Дафф обратился в бегство. «Чичестер» начал отставать, и его едва не нагнал 74-пушечный француз, но тут на горизонте появились корабли Хоука. Конфлан приказал прекратить погоню, собрал свои корабли и направил эскадру в Киберонскую бухту, надеясь, что англичане не решатся следовать за ним в незнакомой гавани. Позже он докладывал:

«Дул очень сильный вест-норд-вест. Море было бурным. Из всего этого следовало, что погода будет очень плохой. Эти обстоятельства, в дополнение к тем задачам, которые вы поставили в своих письмах, а также превосходство противника заставили меня направиться в Морбиан. У меня не было оснований полагать, что, если я сначала построю двадцать один корабль в одну линию, неприятель осмелится преследовать меня. Чтобы показать курс, я выбрал порядок плавания колонной по одному. В этом порядке я возглавил головной отряд; а при формировании естественного порядка сражения, мне ничего не оставалось, как занять позицию в центре. Это я и собирался сделать, как только все корабли войдут в залив».

Крепкий вест-норд-вест принёс с собой жестокий шторм. Корабли бросало, как щепки. Однако Хоука шторм не остановил — адмирал был полон решимости догнать де Конфлана и использовать его как проводника в незнакомых водах. Англичанин приказал семи шедшим впереди кораблям преследовать французов и задержать их.

Избиение флагмана арьергарда

В 9:30 20 ноября на «Ривендже» переломился фор-марса-рей — по приказу Хоука, корабли поставили все возможные паруса, и в шторм мачты некоторых не выдержали. В полдень «Маньяним» потерял грот-брамса-рей. «Бурфорд», готовясь к бою, сбросил в море весь скот, чтобы не отставать. В полдень «Маньяним», «Торбэй», «Резолюшн» и «Уорспайт» нагнали шедший в авангарде фрегат «Мэйдстоун». Несмотря на шторм, Хоук упрямо сигнализировал: «Кораблям поднять все возможные паруса!» и «Вступать в бой по способности!».

Конфлан наивно полагал, что, войдя в Киберонскую бухту, он окажется в безопасности. К полудню «Солей Руаяль» был уже у скалы Кардино (Cardinaux), а Хоук находился к югу от Бель-Иль. В 14:00 80-пушечный «Формидабль», замыкающий французского отряда, открыл огонь по нагонявшим его «Маньяним», «Дорсетшир», «Резолюшн», «Уорспайт», «Ривендж», «Монтегю» и «Дифайнс». Остальные английские корабли следовали в двух лигах сзади. В 14:30–14:45 начался бой, в котором с французской стороны участвовали «Формидабль», «Эро», «Тезей» и «Сюперб», а с английской — вышеперечисленные корабли. Надо сказать, что де Конфлан ничего не знал об этом бое, так как корабли французов сильно растянулись.

Движение флотов 20 ноября 1759 года.

Незадолго до 15:00 «Ривендж» миновал «Формидабль», а потом и «Манифик». Англичане шли мимо французской линии, получая залпы с каждого корабля, но не отвечали на них — они стремились выйти вперёд и задержать французов. 70-пушечный «Темпл» убрал марселя. У «Дорсетшира» подветренный борт просто ушёл под воду, и он был вынужден взять круче к ветру, чтобы дать воде схлынуть с межпалубного пространства. «Торбэй» тоже повернул к ветру, чтобы не перевернуться. В 15:17 налетел шквал. На «Чичестер» сорвало фор-марса-рей. «Маньяним», «Монтегю» и «Уорспайт» потеряли утлегари, и это немного задержало погоню. Ветер швырял корабли, как щепки.

В 15:30 «Маньяним» и «Уорспайт» столкнулись с «Монтегю», и тот бросил якорь, чтобы исправить повреждения. Вскоре «Маньяним» освободил снасти и на всех парусах пошёл к «Формидабль», который уже вёл бой с пятью английскими кораблями. Огонь француза становился всё слабее, его правый борт был изрешечён, в 16:30 корабль лишился фор-стеньги и потерял управление. На шканцах погиб шеф д’эскадр дю Верже. Вскоре его судьбу разделил капитан корабля, его брат. Погиб и первый лейтенант. Потери на корабле составили 200 человек убитыми и 250 ранеными. В 16:00 «Торбэй» дал залп лагом по «Формидабль». Несколько продольных залпов француз получил от «Резолюшн», и вскоре на флагмане французского арьергарда взвился белый флаг.

Сражение

Меж тем в 14:30 де Конфлан обогнул скалу Кардино и взял курс на бухту Киберон. Он слышал выстрелы вдалеке, но не знал о бое с участием «Формидабль». Ветер изменился на северо-западный. Французская линия оказалась в полном беспорядке и диком смятении: кругом скалистые берега, бушует сильный шторм, на площади в 10 квадратных миль сбились 50 линкоров, и не было никакой возможности манёвра. На берегу собрались тысячи французов, наблюдавшие за разворачивавшейся трагедией.

В арьергарде бой продолжался. «Торбэй» атаковал «Тезей». Тот пытался вести огонь по противнику, но в ходе боя француз лёг на подветренный борт, опрокинулся и тотчас затонул. «Маньяним» тоже хлебнул воды, но его команда успела вовремя закрыть пушечные порты. Несмотря на бушевавший шторм, капитан «Торбэя» Аугуст Кэппел приказал спустить шлюпки и спасать остатки экипажа противника. Выловить из воды удалось всего 22 человека.

Вода попала в пушечные порты французского корабля «Тезей», и он тонет.

«Маньяним» и «Чатэм» завязали бой с «Эро», который потерял фор- и бизань-стеньги. «Маньяним» дал продольный залп по корме противника, а «Чатэм» зашёл французу в нос и тоже открыл огонь. За 15 минут боя «Эро» потерял убитыми и ранеными 400 человек. Вскоре он бросил якорь и спустил флаг, однако сильный ветер помешал англичанам подойти к французу на шлюпках.

Конфлан вошёл в Киберонскую бухту и безуспешно пытался выстроить линию. Поняв, что не сможет этого сделать в такой скученности, он решил вывести флот в море и дать англичанам бой. С «Солей Руаяль» и «Энтрепид» он пошёл к выходу из бухты, получая залпы от уже вошедших в неё английских кораблей. В ответ «Солей Руаяль» сбил фор-марса-рей на «Свитшур». Теперь паруса у англичанина остались только на бизань-мачте, поэтому он вывалился из строя и вышел из боя.

В 16:00 у входа в бухту показался флагман Хоука «Роял Джордж», который поставил все паруса и устремился на «Солей Руаяль». Хоук приказал вести корабль прямо к борту французского флагмана. В 16:35 его обстреляли четыре корабля из эскадры де Конфлана, а дерзкий 70-пушечный «Сюперб» вклинился между «Солей Руаяль» и «Роял Джордж», пытаясь спасти своего адмирала. Хоук дал по «Сюперб» всего два залпа полным бортом, и французский корабль пошёл ко дну со всем экипажем. Хотя с английских кораблей спустили шлюпки, в бушующем море никого спасти не удалось.

В это время в Киберонскую бухту входили 90-пушечный «Юнион» вице-адмирала Харди, «Марс», «Хиро» и другие английские корабли. «Солей Руаяль», пытаясь выйти из-под огня, не справился с управлением парусами и упал под ветер, навалившись на два французских линкора. В результате де Конфлан не смог обогнуть банку Фор Шоал (Four Shoal) и встал на якорь у Ле Круазик (Le Croisic).

К 17:00 стемнело. Ветер сменился на северный, шторм продолжался. В бухту входили всё новые английские корабли. Семь французских линкоров, чтобы увернуться от скал, ушли в устье реки Вилэн.

Почти достал

«Тоннан», «Орьян», «Дофин Руаяль», «Солитер», «Бизарр», «Нортумберленд», «Манифик» и «Энтрепид», не видя «Солей Руаяль», но помня последние указания командующего выйти в море, смогли сманеврировать у опасных отмелей и, миновав остров Дюме (Dumet), вырвались на большую воду. Наутро корабли шеф д’эскадр Бофремона, командовавшего французским авангардом, добрались до Рошфора. Отметим, что Бофремон не получал от Конфлана приказа о бегстве — ему было велено не упускать флагмана из виду. Следовательно, его действия являлись прямым нарушением дисциплины.

В это же время начался страшный штормовой прилив. В 17:30 Хоук спустил сигнал о бое, хотя некоторые английские корабли продолжали стрелять до 18:00. Англичане встали на якорь у острова Дюме в незнакомой бухте. Часть их линкоров осталась в море.

«Эро» сдрейфовал к югу, на мель. Капитан и команда покинули корабль и бежали на берег. В 22:00 «Резолюшн» налетел на банку Фор Шоал и уселся днищем на камни. За ночь штормовые волны разбили корпус, корабль потерял все мачты, и 21 ноября команда покинула его. «Жюст» вырвался в море и на всех парусах понёсся к порту Сен-Назер, вылетел там на камни и погиб.

Наутро у де Конфлана осталось только восемь кораблей, причём «Солей Руаяль» к ужасу французского адмирала встал на якорь среди английских линкоров! Конфлан решил выбросить его на мель, и англичане из-за течения и ветра не смогли этому помешать. «Эссекс», пытавшийся перехватить французский флагман, вылетел на скалы и потерял фок- и бизань-мачты. Попытки спасти корабль закончились ничем — «Эссекс» был потерян. Вечером 21 ноября англичане сожгли «Солей Руаяль» и «Эро».

Последние минуты французского корабля «Эро».

Хоук приказал идти в устье реки Вилэн, но поднялся очень сильный северо-западный ветер. Французы, видя приготовления англичан и пытаясь подняться вверх по реке, выбросили грузы и даже пушки, а также затопили в устье два фрегата, чтобы загромоздить вход в реку. 22 ноября Хоук, пользуясь улучшением погоды, попробовал войти в устье Вилэн, но из-за противного ветра и загромождённого входа вынужден был отказаться от этого замысла.

25 ноября адмирал свёз французских раненых с «Формидабль» на берег. Часть английских кораблей отправилась к Рошфору — блокировать отряд Бофремона. Ещё несколько кораблей осталось у Киберона. Хоук же с одиннадцатью линкорами 15 января явился в Торбэй, а 18 января уже был в Лондоне.

В это время на флоте, где остро ощущалась нехватка провианта, появилась песенка примерно такого содержания:

«Прежде, когда Хоук стерёг мсье Конфлана,

Вы присылали нам говядину и пиво.

Теперь же, когда Хоук поколотил мсье,

Нам нечего есть, потому что вам некого бояться».

Разгром у Киберона свёл на нет попытки французов высадиться в Англии. Вдобавок к этой беде Франция потеряла Канаду и Индию. Французский флот более не мог соревноваться с Ройял Неви на морях.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится