Два боя — две победы: сражения английской эскадры с французскими конвоями у мыса Финистерре
152
просмотров
Жаркий 1747 год.

Желая обезопасить заморскую торговлю, Франция собирала свои курсировавшие между Европой и Вест-Индией торговые суда в конвои. Их охрана возлагалась на военные корабли. Англичане, противники французов в Войне за австрийское наследство (1740–1748), не хотели упускать столь лакомую добычу. В 1746 году, когда якобиты в Шотландии были разгромлены, а Франция отказалась от борьбы за господство на море, Британия послала к французским берегам особое соединение — Западную эскадру (Western squadron), которая должна была перехватить французские конвои. Встреча состоялась в мае 1747 года у испанского мыса Финистерре. Через пять месяцев на том же месте контр-адмирал Эдвард Хоук атаковал новый французский конвой и положил конец морской активности противника.

Первый бой

В апреле 1747 года эскадра под командованием контр-адмирала Джорджа Энсона вышла из Портсмута и направилась острову Ре — месту сбора французских торговых судов в Атлантическом океане. Соединение состояло из 14 кораблей, одного фрегата, одного брандера и одного шлюпа.

Джордж Энсон.

14 мая англичане обнаружили большой французский конвой, насчитывавший 24 судна. О нём Энсону уже докладывала разведка. Это были вест-индские корабли, соединившиеся в море с судами, шедшими из Французской Индии. Силы прикрытия, которыми командовал Жак-Пьер де Таффанель, маркиз де ла Жонкьер, включали три линкора: 74-пушечный «Инвинсибль», 64-пушечный «Серьё» (флагман) и 50-пушечный «Ясон».

Французы также заметили неприятеля и начали строиться в линию для отражения атаки. Жонкьер не питал иллюзий. Поняв, что Энсон значительно превосходит его в силах, французский адмирал включил в эскорт конвоя несколько судов из самого каравана и в результате смог выставить против английской армады пять кораблей, пять фрегатов (некоторые из них были мобилизованными торговцами) и четыре мобилизованных флейта.

Как видим, у французов было 524 орудия, а у англичан — 885. Энсон, видя слабость эскорта противника, приказал сблизиться с ним вплотную и начать бой. Этому воспротивился контр-адмирал Питер Уоррен, недавно вернувшийся из Северной Америки, где он одержал победу над французами у Луисбурга. Главную задачу Уоррен видел в захвате торговых судов, тогда как Энсон предполагал заняться купцами уже после разгрома эскорта. В результате «Девоншир» не выполнил приказ с «Принс Джорджа» о сближении с французскими военными кораблями, не нарушая ордера, а вышел из кильватерной колонны и начал сближаться под острым углом с французской линией, выстроенной Жонкьером. За «Девонширом» последовал «Центурион», нацелившийся на последний корабль противника.

Видя такое развитие событий, Жонкьер повернул на 90° и пошёл вслед за своим конвоем, решив принять бой на отходе. Во многом поэтому вместо планируемой Энсоном правильной атаки в кильватерной колонне получилась настоящая свалка. Командир Западной эскадры, чтобы хоть как-то сохранить руководство боем, был вынужден дать сигнал общей погони. В 16:00 передовые корабли англичан вступили в бой с концевыми кораблями французов.

Англичане продемонстрировали фирменный приём, придуманный Энсоном: каждый из подходивших кораблей проходил за ведущим бой кораблём, используя его как щит, и сразу же связывал боем нового противника. Пользуясь преимуществом в скорости и вооружении, Западная эскадра отрезала часть французского арьергарда, окружила его и начала систематически расстреливать. Первыми не выдержали корабли Ост-Индской компании: два из них убежали, а два сразу же капитулировали.

Военные корабли сражались до конца. Лишь к 9 часам вечера англичане сломили сопротивление французских линкоров де ла Жонкьера. Сильно повреждённый «Диаман» вскоре затонул. 74-пушечный «Инвинсибль», весь избитый, был окружён английскими кораблями и, словно могучий левиафан (по размеру француз был сравним с 90-пушечным английским «Принс Джордж»), яростно отбивался от наседавшего на него противника. Вскоре все линейные корабли арьергарда были захвачены. К исходу дня Энсон расправился с остатками эскорта. Потери французов составили 434 человека убитыми и 358 ранеными. Англичане потеряли 520 человек убитыми и ранеными.

Захваченный 74-пушечный «Инвинсибль» произвёл на англичан неизгладимое впечатление и послужил им образцом для создания собственного 74-пушечного корабля.

Энсон послал наименее повреждённые «Монмут», «Ярмут» и «Ноттингем» в погоню за французскими торговыми судами. Три корабля, фрегат и шлюп на полных парусах помчались за вражескими «торговцами», настигли их на следующий день и захватили десять. На «ост-индийцах» англичане поживились дефицитными товарами на 300 000 фунтов стерлингов. Победа эта ничего не представляла в тактическом плане, но много значила в стратегическом, так как французы не смогли получить долгожданные товары, реализация которых позволила бы им выручить деньги для продолжения войны.

Адмиралтейство оценило действия Энсона очень высоко: он был произведён в вице-адмиралы и стал помощником Первого Лорда. На посту командующего Западной эскадрой его сменил контр-адмирал Питер Уоррен, который, однако, вскоре заболел цингой и был отозван. Вакантную должность занял контр-адмирал Эдвард Хоук.

Шевалье де Сент-Жорж, капитан «Инвинсибль», сдаёт свою шпагу адмиралу Энсону со словами: «Вы победили «Непобедимого»!» (по-французски «l'Invincible» означает «непобедимый»).​​​​

Прелюдия ко второму сражению

В начале августа 1747 года английские разведчики донесли, что из Мартиники во Францию вышел большой Вест-Индский конвой, а одновременно из Бреста отплыла эскадра для его встречи и сопровождения. Действительно, 252 торговых судна с грузом сахара, полотна, табака, серебра и мехов вышли в начале июня из американских вод. 27 октября у испанского побережья они встретились со своим эскортом в составе 80-пушечного «Тоннан» (флагман), 74-пушечных «Энтрепид», «Террибль», «Монарк», «Тридан» и «Нептюн» (на нём было только 68 пушек), 64-пушечных «Фуге» и «Контэн», 56-пушечного «Северн» и 26-пушечного фрегата «Кастор» — всего девять линейных кораблей и один фрегат. Командовал этим отрядом шеф д’эскадр Анри-Франсуа дез Эрбье, маркиз де л’Этандюэр.

19 августа 1747 года на перехват конвоя вышла Западная эскадра адмирала Эдварда Хоука в составе 64-пушечных «Девоншир» (флагман), «Ярмут» и «Монмут», 70-пушечных «Эдинборо» и «Кент», 60-пушечных «Принсесс Луиза», «Виндзор», «Лайон», «Ноттингем», «Дифайнс» и «Игл», 50-пушечных «Глостер» и «Портленд» (всего 13 линейных кораблей), а также четырёх фрегатов и одного шлюпа.

Утром 25 октября вырвавшийся вперёд английский «Эдинборо» обнаружил семь кораблей, шедших на зюйд-ост. Хоук поднял красный флаг — сигнал общей погони. В 8 часов шедший вторым в колоне 60-пушечный «Принсесс Луиза» определил, что обнаруженные корабли — французские, их 12, и десять из них — линейные.

Эдвард Хоук.

Через час вперёдсмотрящие французского фрегата «Кастор» обнаружили на северо-востоке группу кораблей, которые л’Этандюэр сначала принял за свои суда, отбившиеся от конвоя. Поскольку эскорт следовал впереди в линии баталии, а англичане появились сзади конвоя, не соблюдая какого-либо строя, такое подозрение было не лишено оснований. Вскоре неизвестные корабли были идентифицированы как английские, которые к тому же строились в линию. Французский эскорт решил принять бой.

Согласно военному кодексу французского флота, главная задача командира эскорта заключалась в спасении конвоя любыми способами. Да и сам шеф д’эскадр понимал, что этот караван слишком важен для Франции, ведь его стоимость приближалась к 70 млн ливров. Конвой получил приказ построиться в три колонны и взять курс на юго-запад, обратно в Вест-Индию. Сам л’Этандюэр вышел в хвост конвоя, выстроил линию с норд-оста на зюйд-вест и приготовился к сражению.

Корабли противников двигались в одном направлении в кильватерных колоннах. Л’Этандюэр решил принять бой на отходе. Французская линия из-за неустойчивого зюйд-зюйд-веста имела большие разрывы между кораблями. Впрочем, у англичан наблюдалась та же картина. Когда в 11:00 Хоук сблизился с французами, он понял, что эскорт пытается спасти караван, поэтому поднял сигнал «Погоня», хотя разрешалось это делать только в том случае, когда противник был разбит и обращён в бегство.

Маркиз де л’Этандюэр.

При сближении с французами корабли англичан в ломаной рваной линии с северо-востока шли в следующем порядке:

При этом «Монмут», «Глостер» и «Тилбери» сбились в кучку вне линии, правее остальных кораблей. В хвосте эскадры находились 44-пушечный «Гектор», 16-пушечный брандер «Вулкан», 24-пушечный фрегат «Шорхэм» и 14-пушечный шлюп «Визль». У французов впереди шёл 28-пушечный «Кастор», далее следовали «Энтрепид», «Тридан», «Террибль», «Тоннан» (флагман), «Монарк», «Северн», «Фуге» и «Нептюн». Л’Этандюэр был на ветре на зюйд-зюйд-весте и занимал очень удобную позицию для обороны. Увидев, что его передовые корабли уже приблизились к французским, Хоук в 11:30 поднял сигнал «Открыть огонь».

В бой!

Головной «Лайон», обогнавший всех остальных, атаковал с подветра замыкавший французов «Нептюн». Дав всего пару залпов, англичанин прошёл вперёд и вступил в бой с соседним «Фуге» (капитан дю Вине). С «Нептюн» схватился «Принсесс Луиза», подошедший к противнику на пистолетный выстрел. Эти два английских головных корабля, проходя последовательно вдоль французской линии, как сквозь строй, попали под массированный огонь: на них были сбиты несколько рей, а потери уже в начале сражения достигли 30 человек на корабль. Подошедший «Монмут» атаковал «Нептюн» с другого борта. Француз попал в два огня, однако, на его счастье, так продолжалось недолго. «Принсесс Луиза», пройдя вперёд, атаковал «Северн» (капитан дю Рур де Сен-Эстэв), но вскоре англичанин получил существенные повреждения и через четверть часа на некоторое время вышел из боя. Его сменил «Ярмут», которому пришлось драться и с «Фуге», и с «Северн». Последний обстенил паруса и сдрейфовал поближе к своему мателоту.

Около 13:00 подошёл флагман Хоука — 66-пушечный «Девоншир». Положение трёх концевых французских кораблей стало угрожающим. «Девоншир» быстро проскочил «Нептюн» и «Фуге» и дал несколько полновесных залпов по «Северну». Тот отчаянно отбивался, но француз уже потерял 100 человек убитыми и ранеными, поэтому был вынужден спустить флаг.

Вторая битва у мыса Финистерре, октябрь 1747 года.

Английский «Эдинборо» прорезал французскую линию между «Фуге» и «Северн» и вышел на ветер. В 13:30 он с левого борта атаковал флагман французов «Тоннан», в бою с ним потерял фор-стеньгу и был вынужден пройти вперёд, к «Монарк». За 15 минут до этого «Монарк» дрался уже с тремя кораблями противника: 60-пушечными «Лайон», «Принсесс Луиза» и «Монмут». Позже к расстрелу несчастного французского 74-пушечника присоединились «Эдинборо» и «Виндзор». Вскоре эти корабли проскочили вперёд, а бой с порядочно повреждённым «Монарк» продолжил «Ноттингем». Француз получил несколько чувствительных залпов, вода стояла в его трюмах на 3 фута, но он не выходил из боя и продолжал сражаться.

Как видим, в первой фазе боя Хоук повернул в свою пользу решение л’Этандюэра выстроить эскорт в кильватерную колонну, атакуя попеременно с двух бортов то один, то другой корабль противника. Нельзя сказать, что сражение намеренно пошло подобным образом. В том, что «Монмут», «Глостер» и «Тилбери» не успели занять свои места в линии и атаковали французов с левого борта, присутствовал элемент случайности, однако благодаря этому англичане смогли громить французов по частям.

Схватка

В 13:20 к сражению присоединились «Дифайнс», «Игл» и «Кент». Они атаковали сильно повреждённые «Нептюн» и «Фуге». «Кент» отстал, пропуская вперёд «Игл» под командованием кэптена Родни — будущего известного адмирала, который действовал против «Нептюн» с левого борта. Неожиданно на правый борт англичанина навалился сильно разбитый «Фуге». Корабль Родни оказался зажат между французскими кораблями. Надежды на помощь от «Кент» растаяли: тот проскочил вперёд, оставив «Игл» наедине с противниками. Родни прибавил парусов и смог вырваться из тисков, однако от столкновения с «Фуге» «Игл» потерял часть руля и не мог держать курс. Корабль Родни пару раз сваливался на «Девоншир», но всё же смог отойти в сторону.

«Кент» из-за ошибки вахтенного офицера пропустил вперёд «Игл» и задержался. Он хотел выйти на ветер перед «Нептюн», но неожиданно обстенил паруса. У Хоука сложилось впечатление, что кэптен Фокс пытается избежать боя. После недвусмысленных сигналов флагмана «Кент» всё же атаковал «Нептюн» с носа, потом прошёл на правом галсе от «Фуге», дав пару продольных залпов, закончил манёвр и ещё раз открыл огонь по французам. Ужасно разбитый «Фуге» — без мачт и с 80 пробоинами — беспомощно болтался среди английских кораблей. Подошедший британский фрегат «Гектор» намеревался было атаковать француза, но тот в 13:40 спустил флаг.

Примерно в это же время французский командующий приказал фрегату «Кастор» уходить к конвою для его защиты, что тот и вынужден был исполнить, хотя вся команда рвалась помочь своему отряду в сражении.

Сражение у Финистерре в самом разгаре. Нидерландская гравюра.

С 13:30 до 14:30 из всего французского арьергарда бой продолжали только два корабля. Выдержавший до этого жестокую перестрелку с тремя англичанами «Монарк» (капитан де ла Бедуайер) по мере сил отстреливался от «Ноттингем». С другого борта его атаковал «Эдинборо». Дуэль продолжалась около часа, пока на корабле не был убит капитан. Потери экипажа были огромными, и француз сдался.

«Нептюн» (капитан Фромантье), сражавшийся по очереди практически со всеми кораблями Хоука, к 13:00 выдержал ещё и схватку с «Игл» и «Девоншир». Хотя француз потерял бизань-мачту, он смог вырваться вперёд. К нему сразу же направился «Ярмут». Сражение с этим английским кораблём длилось целый час. Несмотря на повреждения, «Нептюн» пытался маневрировать, огрызался, однако потерял все мачты, а убыль в его экипаже достигла невиданных размеров: из 580 человек были убиты и ранены 248, среди которых был и сам Фромантье, а также семь офицеров. Вскоре корабль поднял белый флаг.

К этому моменту англичане перестали держать даже подобие линии. Французские же корабли сохраняли кильватерную колонну, но на большом отдалении друг от друга.

В центре «Лайон», «Принсесс Луиза», «Монмут», «Глостер», «Тилбери», «Кент» и «Виндзор» вели бой с «Тоннан» (флаг л’Этандюэра, капитан дю Шаффо), «Тридан» (маркиз д’Амблимон) и «Террибль» (граф дю Гуэ). Флагманский «Девоншир» пытался стрелять из пушек нижнего дека по кораблю л’Этандюэра с очень острого угла. В результате крепления тяжёлых орудий гон-дека лопнули, и пушки начали кататься по нижней палубе взад-вперёд, круша всё на своём пути. Орудия верхнего дека и квартердека не могли достать до французского корабля. Шедший на помощь «Девонширу» «Тилбери» увидел, что француз бьёт по судну Хоука одиночными точными выстрелами, пытаясь сбить его мачты. «Тилбери» повернул на другой галс и закрыл английского флагмана своим корпусом. Пользуясь передышкой, экипаж «Девоншир» исправил крепления и атаковал на близкой дистанции «Тридан», расстреливавший «Тилбери» с другого борта. Хоук быстро заставил француза замолчать и увалиться под ветер.

В 15:30 «Лайон» поравнялся с «Энтрепид», шедшим первым во французской линии. Английской корабль, лишившийся фок-мачты, был уже тяжело повреждён, поэтому вскоре повернул к ветру и направился к «Девоншир». Француз продолжил бой с «Монмут», который заставил «Энтрепид» повернуть на другой галс и выйти из боя для устранения повреждений.

«Принсесс Луиза», также пострадавший от огня французов, к 14:30 прекратил сражение, но через полтора часа, исправив повреждения, вернулся и атаковал «Террибль», который теперь шёл первым в линии. Англичанин повернул на другой галс и дал продольный залп по носу «Террибль», сметя часть прислуги с погонных орудий. Вскоре в дело вступил «Глостер»: он подрезал «Террибль» с носа, повернул вправо и атаковал соседний «Тридан». «Дифайнс» маневрировал между двумя французскими кораблями, нанося болезненные продольные залпы полным бортом. «Кент», стреляя лагом, атаковал «Тоннан» с левого борта, но продолжал вести бой на большом расстоянии. Флагман л’Этандюэра потерял грот-стеньгу. Однако англичанин не стал сближаться, ушёл под ветер и вышел из боя.

Финал

В 16:00 подошедший «Девоншир» вновь схлестнулся с «Тоннан». Хоук, у которого ещё не были закреплены на талях орудия нижнего дека, мог вести только спорадический огонь, почти не причинявший французу никакого вреда. Командующий поднял сигнал, призывая «Кент» вернуться в бой и атаковать флагман л’Этандюэра с другого борта, но подчинённый этот приказ проигнорировал. «Тоннан» сумел отбиться и выйти вперёд. Позже оказалось, что кэптен Фокс хотел исполнить приказание, но его отговорили первый лейтенант и мастер (шкипер). Они истолковали приказ флагмана по-своему: мол, Хоук хочет, чтобы «Кент» пошёл вместе с «Девоншир» к «Тридан». Кэптен, положившись на своих офицеров, повернул к командующему с намерением пристроиться ему в кильватер.

«Портленд» вёл бой с «Террибль», а позже переключился на «Тридан», которому нанёс обширнейшие повреждения. Отставший «Девоншир», только к 17:00 решивший свои проблемы с орудиями нижнего дека, вместе с «Глостер» ещё раз атаковал «Тридан». Тот, не выдержав сосредоточенного огня и больших потерь экипажа, в 17:10 поднял белый флаг.

Хоук прошёл к «Террибль», которого справа атаковали вернувшийся в бой «Принсесс Луиза», а затем и «Дифайнс». Упорный бой длился полтора часа. Хоук был ранен во время этой схватки. В конце концов французский корабль, на котором погибло более 170 матросов, а ещё около 150 получили ранения, сдался.

«Энтрепид», вступивший в бой только в 15:00, шёл в середине своеобразной карусели: впереди него находился вырвавшийся вперёд английский «Дифайнс», а сзади поджимал «Кент». Француз прошёл за кормой «Тоннан», повернул под ветер и встал рядом с сильно повреждённым флагманом. Было уже 17:30. Ветер стихал. Хоук приказал «Кент», «Лайон» и «Тилбери» повернуть на другой галс и атаковать «Тоннан», но плохая видимость помешала им увидеть этот сигнал.

Энтрепид», бросившийся на помощь флагману.

В 18:00 «Игл» преследовал французского флагмана на расстоянии пушечного выстрела, за ним спешили «Ноттингем» и «Ярмут». Через час англичане настигли французов. Завязалась новая стычка, продлившаяся полтора часа. Во время этого боя был убит капитан «Ноттингем» Сомарез, а французы нанесли довольно серьёзные повреждения англичанам. Командир «Ярмут» Сандерс позже вспоминал:

«Наш такелаж был изодран в клочья, противник будто растворился в дыму. Мы и остальные корабли авангарда сквозь просветы с горечью наблюдали, как уходят французы».

Хоук поднял сигнал преследовать противника.

На другой день «Энтрепид» взял на буксир избитый «Тоннан». Флагман понёс ощутимые потери. Были ранены и сам л’Этандюэр, и его флаг-капитан дю Шаффо.

Утром французы провели военный совет, на котором решили идти в Брест кружным путём. Корабли повернули на норд-вест в 100 лигах к западу от Уэссана и, поднявшись до широты Ирландии, спокойно спустились к своей базе.

Примерно в это же время состоялся консилиум и на английской эскадре. Хоук, получивший обширные повреждения, приказал не преследовать конвой и вернуться на базу. В Вест-Индию командующий решил отправить только шлюп «Визль», который нагрузил продовольствием и припасами. Этот маленький корабль пришёл на Ямайку раньше, чем караван, и предупредил Ямайскую эскадру о возвращающемся французском конвое. В результате англичане атаковали и захватили фрегат «Кастор», а также 22 из 252 французских судов.

Французские призы, захваченные после боя при Финистерре.

Что же до боя у Финнистере, то потери французского эскорта были катастрофическими: более 4000 человек ранеными, убитыми и пленными. 900 матросов британцы выловили из воды. Англичане недосчитались 170 человек убитыми, ещё 577 получили ранения.

Разбор полётов

Первоочередной задачей л’Этандюэра, согласно инструкциям морского министерства, было спасение конвоя, поэтому решение связать корабли Хоука боем следует признать абсолютно правильным. Но вот способ, который применил французский адмирал, вызывает удивление.

Л’Этандюэр построил параллельную англичанам кильватерную колонну и собрался принять бой на отходе. Странное решение! Ведь в этом случае ему пришлось бы вступать в бой по частям, что, собственно, и произошло в реальности. Если л’Этандюэр хотел принять бой в линии, гораздо логичнее было бы выстроиться перпендикулярно кораблям Хоука, чтобы иметь возможность вести по ним продольный огонь. Если же времени на такое построение не хватало, то следовало перестроиться в линию фронта или уступом. В таком случае корабли Хоука попадали бы сначала под продольный, а потом и под двойной огонь, что, вполне возможно, позволило бы французам нивелировать численное преимущество англичан.

Действия Хоука также заслуживают критики. Главной задачей английского адмирала был захват конвоя, однако он позволил противнику связать себя боем и не выделил для погони за караваном ни одного корабля. В результате благодаря самопожертвованию эскорта торговые суда пострадали гораздо меньше, чем могли бы. Весьма разумной представляется мысль английского историка Джулиана Корбетта, который считал, что Хоуку нужно было выделить шесть кораблей для погони за конвоем, а с восемью оставшимися вести бой с охранением.

По приходе в Англию Эдвард Хоук удостоился ордена Бани, а команды получили довольно приличные призовые. Отдельный разговор состоялся с кэптеном Фоксом, командиром «Кент». По требованию Хоука Фокс был отдан под суд за трусость и небрежение своими обязанностями. После слушаний обвинение в трусости было снято, но его осудили за то, что он слишком положился на мнение своих офицеров. Фокс был снят с командования «Кент», работал на береговых должностях, а в 1749 году стал сверхштатным контр-адмиралом.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится