Тридцатилетняя война: вторжение Бетлена Габора
68
просмотров
Появление нового игрока из Трансильвании на арене Тридцатилетней войны в августе 1619 года и вызванные этим последствия.

Манёвры имперского полководца Шарля де Бюкуа в августе 1619 года, захват Писека и непосредственная угроза Праге — все эти события вновь склонили чашу весов в пользу императора Фердинанда Габсбурга. Фридрих Пфальцский, хотя и стал чешским королём, изменить ситуацию коренным образом не мог. Но тут к счастью для мятежных чехов на турнирной арене появился новый борец.

Бетлен Габор — князь Трансильвании

Разгром венгерской армии в битве при Мохаче осенью 1526 года привёл не только к смерти короля Людовика II, но и к гибели всего Венгерского государства. Уже через пару десятков лет некогда сильная держава оказалась разделённой на три части: одна была оккупирована турками, вторая под видом защиты от турецкой угрозы — австрийскими Габсбургами, и лишь северо-восточная часть, постоянно балансируя между Габсбургами и Османами, сумела сохранить независимость. На этих землях венгерские дворяне сформировали княжество Трансильвания, именуемое также Семиградьем, и, чтобы огородить себя от Габсбургов, признали сюзеренитет Турции. После смерти первого правителя Яноша Запольяи в Трансильвании правил род Батори.

Ни Турция, ни Австрия не отказывались от планов расширить свои венгерские владения за счёт Семиградья. В начале XVII века Габсбургам удалось на некоторое время установить контроль над Трансильванией, но в 1613 году при помощи турецкой армии власть в княжестве захватил изгнанный ранее дворянин Бетлен Габор (Габриэль). Во время его правления произошёл экономический подъём Трансильвании, обусловленный реформами, которые провёл новый правитель.

Бетлен Габор. Гравюра неизвестного художника, 1621 год.

После начала чешского мятежа Бетлен внимательно следил за событиями в империи. Будучи кальвинистом, он, естественно, был на стороне чехов, но на первых порах никакой помощи им не оказывал. Ситуация изменилась после смерти императора Матвея: приход к власти рьяного католика Фердинанда Штирийского мог негативно отразиться и на развитии протестантизма на венгерских землях.

Изменчивое колесо фортуны

18 августа 1619 года Бетлен направил Пражской директории письмо, сообщая, что решил вмешаться в конфликт и выступить против Габсбургов. Позднее он отправил в Прагу своих представителей, и те проинформировали директоров, что Бетлен выдвигается в поход во главе 40-тысячной армии при 18 крупных орудиях. Послы князя пытались согласовать с чехами военные планы и убеждали их поступать в соответствии с замыслами князя. Также Бетлен просил, чтобы чехи избегали крупных сражений до начала совместных операций.

Когда стало известно о вступлении трансильванского князя в войну с Габсбургами, в Праге несказанно обрадовались. Чехи решили, что победа уже у них в кармане, ведь присоединение венгров к восстанию коренным образом меняло политическую и военную обстановку на всех фронтах. А главное — пражские горожане перестали опасаться наступления де Бюкуа. Единственное, что настораживало директоров — это то, что Бетлен всё же был вассалом Турции, и, соответственно, его вступление в войну было выгодно османам. Тем не менее 9 сентября директора ответили князю восторженным благодарственным письмом.

Действия Бетлена оказались большой и неприятной неожиданностью для Габсбургов: все их наличные силы были задействованы в Чехии и Моравии, и не имелось в распоряжении войск, чтобы остановить наступление трансильванцев.

Тем временем трансильванская армия начала военные действия. Венгры двигались тремя колоннами. 3 сентября 1619 года 5000 всадников под командованием Дьёрдя Ракоци достигли Кошице. Город защищал имперский сторонник Андрей Дочи с небольшим отрядом, но с сильной артиллерией. Однако горожане не собирались давать отпор. Солдаты гарнизона, не видя поддержки жителей, также не горели желанием оборонять город. Дочи принял мудрое решение открыть ворота перед трансильванцами. 5 сентября войска Ракоци торжественно вошли в Кошице. Поскольку город был населён преимущественно протестантами, трансильванский командующий запретил своим солдатам грабежи и насилие. Жертвами стали только трое католических священников.

Вторая колонна под командованием Дьёрдя Шехи двинулась в сторону Пресбурга (современная Братислава), чтобы разгромить собиравшиеся там войска из принадлежавших Габсбургам венгерских земель. С 1525 года Пресбург был столицей Габсбургской части Венгрии, а также летней резиденцией венгерского примаса и венгерского парламента. Всё более крепкие связи между местными венграми и Габсбургами привели к тому, что немецкий элемент играл значительную роль в жизни города. Обороной города руководил палатин Венгрии Зигмунд Форгах.

Гусар Трансильванского княжества.

Сам Бетлен с главными силами не спеша продвигался в направлении Кошице. Прибыв на место, он организовал импровизированный съезд представителей словацких городов, на котором заручился их поддержкой в антигабсбургской борьбе. Узнав, что имперцы не собираются оставлять Пресбург и готовятся к его обороне, Бетлен направил на помощь Шехи корпус из 12 000–13 000 солдат, который должен был поспособствовать взятию венгерской столицы.

После этого трансильванский князь направился в Западную Словакию, захватывая опорные пункты имперцев. Армией в этом регионе Габсбурги не располагали, но в большинстве городов находились австрийские гарнизоны. Хотя они и были немногочисленны, однако Бетлен потратил несколько недель на захват Филяково и Нове-Замки. Решив, что осада городов отнимает уйму времени, а полученный результат не стоит затраченных усилий, Бетлен отправился в Трнаву, где 9 октября встретился с командующим моравскими войсками Фридрихом фон Тифенбахом и Маттиасом фон Турном. Трансильванский князь поделился с ними своими военными планами. Главный удар он собирался нацелить на Штирию — родовую провинцию нового императора. Одновременно Бетлен намеревался отправить 10-тысячный корпус в Чехию для поддержки директории. Содержание войск должно было лечь на плечи пражских директоров. В сложившейся ситуации им пришлось согласиться, но, не имея средств содержать собственную армию, они не могли дать ничего, кроме туманного обещания финансовой поддержки без указания сумм и сроков выплаты.

Манёвры де Дампьера в Моравии

Пока Бетлен тратил время на захват городов в Словакии, имперский генерал Анри Дюваль де Дампьер активизировал свои действия в Моравии. После разгрома под Дольни-Вестонице он получил подкрепление для дальнейшего наступления: имперцы всё ещё пытались добиться победы в Моравии, чтобы вывести её из состава мятежных провинций. Де Дампьер разбил лагерь возле Нового Млынова (селение неподалёку от города Леднице), где принялся приводить в порядок своё войско и обучать прибывшее пополнение, значительная часть которого не имела боевого опыта. Фредерик фон Тифенбах со своими войсками подошёл к Новому Млынову, но не решился атаковать, сочтя позиции де Дампьера чрезвычайно выгодными для обороны. Несколько недель воины обеих армий стояли друг против друга, ведя активную артиллерийскую дуэль. По некоторым сведениям, в это время де Дампьер предпринял рейд на Бржеслав, но его отразил подоспевший на выручку замку моравский отряд.

Замок в Бржеславе.

Солдаты де Дампьера начали разорять окрестности: имперцы, по-видимому, не получали вовремя снабжения. Это разозлило одного из главных сторонников императора в Моравии Карла Лихтенштейна, которому принадлежало Леднице. Под его давлением де Дампьер был вынужден оставить выгодные позиции и заняться маневрированием, стремясь найти не опустошённую местность, принадлежащую мятежникам, и одновременно избежать с ними столкновения. Ему удалось прорваться в окрестности Славкова-у-Брна (известного любителям наполеоновской эпохи под немецким названием Аустерлиц), и некоторое время имперцы вдоволь грабили окрестности, но, едва узнав о приближении войск фон Турна, они поспешно отошли к границам Австрии.

Наступление трансильванцев

Наибольшего успеха союзники добились под Пресбургом, через который проходила кратчайшая дорога на Вену. Палатин Форгах получил подкрепление: 1500 пехотинцев и 500 рейтаров — всё, что смогли найти Габсбурги. В Пресбург их привёл Рудольф фон Тифенбах — родной брат Фредерика, героя битвы под Дольне-Вестонице. Форгах не желал сидеть за стенами города и, получив подкрепление, дал бой трансильванцам в чистом поле. Причина таких действий палатина Венгрии неизвестна: то ли он посчитал, что ему хватит сил для разгрома врага, который численно превосходил его армию, то ли в городе не было продовольствия, чтобы выдержать осаду. 14 октября под стенами Пресбурга развернулось кровавое сражение. Подробности его неизвестны, но имперская армия потерпела сокрушительное поражение. Фон Тифенбах бежал. Переправившись через Дунай, он сумел собрать лишь около 800 воинов. Все имевшиеся у имперцев пушки были при отступлении брошены в реку, чтобы они не достались врагу. Форгаху ничего не оставалось, кроме как открыть ворота Пресбурга трансильванцам.

Теперь конница Бетлена, переправившись на правый берег Дуная, рассыпалась по окрестностям, разоряя нетронутый войной край. Когда весть о падении Пресбурга достигла Вены, в городе поднялось смятение. Панику усилил отъезд из города Карла Лихтенштейна и кардинала Дитрихштейна — моравских католических лидеров, которые весной покинули свои земли и укрылись от опасности в столице. Вслед за ними из Вены бежали все, кто мог. Сам император Фердинанд II, возвратившийся после выборов из Франкфурта, не чувствовал себя в безопасности за стенами столицы и отправился в свой замок в Штирии, где уже находилось несколько сотен беженцев. Позднее он всё же вернулся в Вену, но пока что в городе оставались только самые бедные жители, которым было попросту некуда бежать.

Карл фон Лихтенштейн.

Новое отступление де Бюкуа

В первой декаде сентября чешская армия продолжала стоять на позициях у Залужан. Успехи де Бюкуа и задержка жалования привели к тому, что Георг Фридрих фон Гогенлоэ с трудом удерживал солдат на позициях. Главнокомандующий Христиан Ангальтский практически всё время находился в Праге, решая политические проблемы, и заниматься снабжением армии опять пришлось утратившему доверие солдат Гогенлоэ. Голодная чешская армия находилась на грани всеобщего дезертирства. Де Бюкуа, получавший регулярно сведения о её состоянии, уже подумывал, чтобы отказаться от своей традиционной тактики манёвра и навязать чехам бой, но судьба распорядилась иначе.

Как уже не раз бывало в этой войне, изменение ситуации на каком-либо одном театре военных действий сразу же сказывалось и на других. Де Бюкуа получил из Вены приказ идти на соединение с де Дампьером, а затем привести объединённые силы к габсбургской столице. Примерно 15 сентября 1619 года армия де Бюкуа покинула лагерь под Мировице и направилась на юг к австрийской границе. Талантливый полководец, вероятно, совершил ошибку, не попытавшись атаковать чешский лагерь, в то время как деморализованная протестантская армия была неспособна сопротивляться. Деморализацию чехов подтверждает и тот факт, что во время марша имперцев в сторону Ческе-Будеёвице они не подвергались атакам противника, хотя протестанты имели прекрасную возможность повторить успех прошлого года.

Трансильванский кавалерист.

Отступление войск де Бюкуа происходило в трудных условиях. Дороги пребывали в плохом состоянии, и дневные марши были небольшими. За пехотой и кавалерией следовали перегруженные обозы. Кроме припасов и солдатской добычи на повозках находилось немалое число раненых и больных. Вместе с армией шла масса гражданских лиц, женщин и детей. Пастухи гнали запасных лошадей и большие стада крупного рогатого скота, бывшего «живым кормом». Артиллерийский парк следовал за подвижным составом. Иногда тяжёлые пушки приходилось разбирать для транспортировки, и тогда орудийные стволы везли отдельно. Артиллерию обычно прикрывала группа мушкетёров. Колонну замыкал арьергард, основу которого составляла кавалерия.

Фон Гогенлоэ понимал, что отступающая армия вместе со своими обозами является лёгкой добычей, и попытался начать преследование врага, но наткнулся на сопротивление чешских солдат. Их не могла заставить выступить в поход даже перспектива захватить имперский обоз: они требовали выплаты задержанного жалования. Солдаты заявили, что если денег не будет, то они знают, где их искать, намекая на разграбление чешских земель. Отправив посланцев в Прагу с категорическим требованием денег, фон Гогенлоэ сумел уговорить солдат начать преследование имперцев, обещая, что как только они доберутся до Табора, получат все деньги сразу. Солдаты поддались на уговоры и выступили в поход, но теперь их отделяло от имперцев три дня пути. Достигнув Табора, солдаты получили долгожданные деньги из Праги, но оказалось, что это лишь часть причитавшейся им суммы. Солдат вновь охватило негодование. Беспорядки в лагере продолжались два дня, прежде чем фон Гогенлоэ и Колона фон Фельс навели порядок в войсках. Затем они поклялись, что оставшаяся часть жалования будет выплачена в течение восьми дней.

Только 27 сентября армия чешских государств наконец достигла своей цели и заняла позиции у города Весели на Лужнице. По пути отдельный отряд под командованием Яна Бубна — 500 рейтаров и 500 мушкетёров — обманом захватил город Бехине в 19 км к юго-западу от Табора, где находился небольшой имперский гарнизон из 50 солдат.

Вид на Бехине.

Шарль де Бюкуа через Ческе-Будеёвице отступил в Чески-Крумлов. Неповиновение в рядах противника позволило имперской армии не только спокойно отойти, но и вести во время марша наступательные действия. По пути де Бюкуа атаковал город Рожмберк, который защищали две роты силезской пехоты. После двухдневного обстрела из тяжёлых осадных орудий, когда на многих участках стен образовались большие бреши, силезский командующий, видя безвыходность положения, в котором он оказался, выразил желание сдать город на почётных условиях. Де Бюкуа не хотел тратить время и принял капитуляцию. Фон Гогенлоэ, видя, что он не может догнать армию де Бюкуа, но догадываясь, что тот в конце концов направится в Моравию, попытался перехватить её на марше. Чешская армия перекрыла имперцам дорогу у Йиндржихув-Градеца, но де Бюкуа вместо этого направился сразу в Нижнюю Австрию. Там он устроил своей армии трёхдневный отдых, а затем двинулся в Зноймо в Моравии, минуя, таким образом, чешский заслон.

Лишь 6 октября 1619 года авангард фон Гогенлоэ догнал имперский арьергард. Чешская кавалерия атаковала врага, ведя огонь из пистолетов и аркебуз, но была отогнана пошедшими в контратаку имперскими рейтарами. Последующие две недели свелись к маневрированию в районе Зноймо. Первоначально де Бюкуа планировал захватить этот город, чтобы сделать его своей кратковременной базой, но сообразив, что с наскока Зноймо не взять, а вести осаду, имея в тылу армию фон Гогенлоэ, означает верное поражение, имперский полководец кружил в окрестностях города, дожидаясь подхода де Дампьера.

Военные операции в Чехии и Моравии в августе-сентябре 1619 года.

Тот в это время тоже маневрировал. Стремясь как можно дольше оставаться в Моравии, де Дампьер дождался, что против него стали действовать не только моравские войска фон Тифенбаха и чешские фон Турна, но и подошедшие к ним на помощь трансильванцы. На руку ему сыграло лишь то, что последние продвигались не спеша, предпочитая разорять земли сторонников императора. Генерал повернул на юг и форсированным маршем направился к австрийской границе.

Имперские полководцы встретились 22 октября в Ульрихскирхене к северу от Вены. Теперь у них было 26 000 солдат и 13 тяжёлых орудий. Два дня спустя они начали отступление в направлении Вены. Вслед за ними маршировали войска мятежников, намереваясь на этот раз захватить габсбургскую столицу.

Продолжение следует:

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится