Войны Октавиана Августа: крах амбиций.
98
просмотров
В начале нашей эры усмирённые, казалось бы, племена римской провинции Паннония не дали осуществиться мечте Августа о покорении мира.

В результате Паннонской войны 14–10 гг. до н. э. римляне усмирили внутренние районы Далмации и покорили южную часть Паннонии между Савой и Дравой. Эти завоевания вкупе с образованием около 11 г. до н. э. провинции Мёзии позволили римлянам установить линию границы по берегу Дуная на протяжении среднего течения реки. Однако покорённые племена не собирались так просто сдаваться.

Римская политика на Дунае и Рейне на рубеже старой и новой эры

Интенсивность военных действий резко сократилась после 10 году до н. э., однако до установления полного мира было ещё далеко. На протяжении последующих полутора десятилетий римские легионы несколько раз переправлялись через Дунай в ходе всё ещё продолжавшихся военных операций против даков и других варварских племён. Хронология этих походов, предпринимавшихся одновременно с двух направлений — со стороны Паннонии и со стороны Мёзии, — не вполне ясна, поскольку они плохо отражены в источниках.

В 8 году до н. э. сменивший Тиберия в качестве главнокомандующего Секст Аппулей завершил покорение паннонцев. В это же время или немного ранее Марк Виниций, наместник Македонии, разбил за Дунаем войска даков и их союзников бастарнов и привёл к покорности племена котинов, озов, таврисков и анартов. К периоду между 6 годом до н. э. и 4 годом н. э. относится успешная кампания Гнея Корнелия Лентула, который отбросил даков и сарматов за Дунай и установил сторожевые посты по правому берегу реки. Наконец, надпись Секста Элия Ката, консула 4 года н. э., рассказывает о переселении на правый берег Дуная 50 тысяч гетов, которые были размещены на пустовавших землях мезов и трибаллов.

Эти военные действия шли параллельно с возобновившимся римским наступлением в Германии. Ещё в 3 году до н. э. Луций Домиций Агенобарб, продвигаясь через едва-едва замирённую территорию, достиг со своими легионами берега Эльбы. Его жестокое и некомпетентное правление привело к волнениям в провинции. Как только в 1 году н. э. Домиций вернулся в Рим, местные племена подняли восстание. Его преемник, уже знакомый нам Марк Виниций, одержал в борьбе с ними некоторые успехи, за что ему были декретированы триумфальные украшения. Однако он так и не смог добиться решительного перелома в противостоянии.

Тиберий Клавдий Нерон, пасынок Августа и будущий император.

В 4 году н. э. командование в Германии перешло в руки вернувшегося из ссылки Тиберия. Войска, которыми он командовал в 9–8 гг. до н. э., с энтузиазмом встретили возвращение своего лидера. Военные операции между Рейном и Везером велись с большим размахом. Преследуя отступавшего противника, в 5 году н. э. римские легионы вышли к Эльбе. За одержанные победы сам Тиберий и его легат Сентий Сатурнин получили триумфальные украшения.

После того как в ходе кампаний 4–5 годов н. э. были усмирены племена между Рейном и Везером, предметом забот Тиберия стало королевство маркоманнов на территории современной Чехии. Правивший им Маробод располагал значительными ресурсами, включая армию из 70 тысяч пехоты и 4 тысяч всадников. Эти силы, несомненно, представляли угрозу римским попыткам консолидации завоёванных территорий. Для запланированного в 6 году н. э. наступления против Маробода были привлечены значительные силы. Сам Тиберий должен был выступить во главе пяти легионов:
IX Испанского, XIII и XIV Сдвоенных, XV Аполлона и XX Валерия Победоносного, собранных в Карнунте (австрийский посёлок Петронелль) на Дунае. Ему навстречу из Могонциака (Майнц) должен был продвигаться Сентий Сатурнин с четырьмя германскими легионами. Обе армии находились лишь в пяти переходах от назначенного места встречи, как вдруг в ставку главнокомандующего пришло известие о вспыхнувшем в Паннонии восстании.

Причины и предпосылки восстания

Корни волнений в провинции крылись в форсированной романизации покорённых территорий. Их жители были обложены податями, взимание которых сопровождалось вымогательствами и насилием со стороны провинциальной администрации. К числу обычных злоупотреблений относились земельные конфискации, принудительная продажа продуктов по заниженным ценам, постой войск, судебные поборы и т. д. Жалобы наместнику не приносили результата и лишь вызывали взаимное озлобление. Впоследствии один из вождей восставших, попав в плен, заявил Тиберию:

«Вы, римляне, сами виноваты в кровопролитии, потому что посылаете для охраны ваших стад не пастухов и собак, а волков».

Непосредственным поводом к восстанию послужил усиленный военный набор, предпринятый среди недавно покорённых племён накануне похода против Маробода. Когда новопризванные рекруты присоединились к тем, кто уже на протяжении какого-то времени нёс бремя военной службы, это дало им осознание своей многочисленности и силы. Многие из восставших имели за плечами опыт службы в римской армии. Они были знакомы не только с дисциплиной и оружием, но и с языком римлян. Это обстоятельство, по мнению историка Веллея Патеркула, немало способствовало первоначальному успеху выступления.

Римляне штурмуют горную крепость. Реконструкция

Во главе восставших стояли вожди далматских десидеатов Батон и Пинн и вождь паннонских бревков, которого также звали Батон. Первоначально численность их сторонников была невелика. Но вскоре после начала выступления к ним присоединились многочисленные далматские (десидеаты, пирусты, мадзеи, либурны) и паннонские (бревки, андицеты, амантины) племена. Общую численность непокорных Веллей Патеркул оценивал в 200 тысяч человек пехоты и 9 тысяч всадников. Из-за многочисленности повстанцев, сложности театра боевых действий и трудности коммуникаций эта война, по словам Светония, стала самой тяжёлой из всех, которые римлянам пришлось вести со времён Пунических войн.

Начало восстания

Волнения начались, когда основные римские силы под командованием Тиберия выступили из Карнунта. Благоприятный момент обусловил первоначальный успех выступления. Мятежники легко разбили направленные против них войска и взяли в осаду крупнейшие города провинции. В Риме известие о восстании вызвало такой страх, что ему поддался даже Цезарь Август. Он выступил в сенате с заявлением о том, что если немедленно не принять меры, то противник уже через десять дней может показаться перед городом.
В Италии было объявлено чрезвычайное положение.

Тиберий получил приказ на любых условиях замириться с Марободом и возвращаться в Карнунт. Чтобы помешать повстанцам немедленно вторгнуться в остававшуюся на тот момент без защиты Италию, Тиберий отправил в Сискию своего легата Марка Валерия Мессалу Мессалина с ХХ легионом. Как показал дальнейший ход событий, этот страх оказался в значительной мере преувеличенным. Восставшие упустили свой шанс. Неизвестно даже, участвовали в восстании яподы — сильное племя, жившее на границе с Италией, — или нет.

На этом этапе борьба, в соответствии с описанием Веллея Патеркула, разворачивалась на двух основных направлениях. В Паннонии бревки во главе со своим вождём Батоном осадили Сирмий — главную римскую базу на среднем Дунае. Гарнизон города был немногочислен и с трудом отбивал атаки осаждавших. На помощь ему пришёл наместник соседней Мёзии Авл Цецина Север. С бывшими при нём легионами VII Клавдия, VIII Августа и XI Клавдия в сопровождении вспомогательных фракийских отрядов, присланных римским союзником царём Реметалком, он прибыл под стены Сирмия, немедленно заставив бревков снять осаду. Впрочем, развить первоначальный успех он не сумел, поскольку тут же в лагерь прибыло известие о том, что уже границам его собственной провинции угрожают даки и сарматы. Отказавшись от преследования отступившего противника, римский военачальник вынужден был вернуться назад.

Начало восстания и кампания 6 года н. э.

Десидеаты под командованием Батона и Пинна в это время подступили к столице Далмации Салоне, но не смогли взять хорошо укреплённый город. В сражении Батон был тяжело ранен камнем и на время выбыл из строя. Его войска занялись грабежом далматинского побережья, дойдя до Аполлонии на юге и опустошив западные пределы Македонии.
С приближением Мессалы Мессалина с ХХ легионом Батон, всё ещё страдая от раны, пошёл ему навстречу. В первых стычках успех был на стороне восставших. Имея при себе 20 тысяч воинов, Батон сумел окружить Мессалу, в распоряжении которого был лишь один легион (и тот, как свидетельствует Веллей Патеркул, половинного состава). Тем не менее в решающем сражении римский военачальник сумел заманить противника в засаду и взять над ним верх.

Эта победа решила исход кампании. Римляне сумели удержать за собой Сискию и сохранить линию прямой коммуникации с Италией. Тем не менее Салона и начинавшаяся от неё Эгнациева дорога, ведущая в Македонию, были отрезаны от паннонской армии крупными силами мятежников. Потерпевший поражение, но не сломленный Батон с остатками своих сил ушёл на соединение с паннонским тёзкой. Им удалось устроить укреплённый лагерь на горе Альма, к северу от Сирмия (Фрушка-Гора). Эта позиция позволяла восставшим держать под контролем долину Савы и воспрепятствовать соединению Тиберия с войсками Цецины Севера из Мёзии. Внутренние районы страны между средним Дунаем и адриатическим побережьем преимущественно находились под контролем мятежников.

Кампания 7 года н. э.

Тем временем Август начал собирать в Италии силы, которые он намеревался послать на Балканы на помощь Тиберию. На службу вновь были призваны ветераны, в армию зачисляли вольноотпущенников, а у частных хозяев с той же целью были даже выкуплены молодые рабы. Эти силы под командованием пасынка Тиберия, сына его брата Друза, 23-летнего Тиберия Клавдия Друза Нерона Германика, зимой 6–7 гг. н. э. прибыли в Сискию, где зимовал Тиберий. Веллей Патеркул, непосредственный участник событий, откомандированный к армии Тиберия из Италии, так описывал последующие события:

«Во время квестуры я отказался от провинции и был направлен легатом Августа к самому Тиберию. Какие вражеские войска мы увидели в первый год! Как целесообразно благодаря предвидению военачальника мы избегали крупных соединений вражеских сил и одолевали их по частям! Мы видели, как соразмерно и в то же время с высшей пользой для авторитета полководца ведутся операции, с каким благоразумием расположены зимние лагеря, как надёжно заперто караулами войско нашего врага! Они нигде не давали ему прорваться, и он, лишённый подкрепления, терял силы, исходя яростью против самого себя».

На другом фланге восстания Августу также удалось собрать группировку из пяти легионов, в которую входили три мезийских легиона Цецины Севера и два восточных легиона, которые привёл с собой на Балканы наместник Галатии Марк Плавтий Сильван. К этим войскам присоединились фракийские вспомогательные отряды Реметалка и его брата Рескупорида. Оба военачальника со своими войсками двинулись на соединение с Тиберием к Сискии через занятую врагом территорию. У Вульциевых болот, неподалёку от античных Кибал (современный хорватский город Винковцы), римляне были внезапно атакованы превосходящими силами противника. Начало сражения складывалось не в их пользу. Восставшим удалось рассеять фракийскую конницу и опрокинуть вспомогательные когорты. Во время штурма лагеря основные силы восставших были отброшены от его укреплений. Легионы контратаковали и вырвали победу из рук врага. Правда, потери победителей оказались при этом весьма значительными.

Кампания 7 года н. э.

С прибытием подкреплений под командованием Тиберия оказалось 10 легионов, свыше 70 когорт, 14 ал кавалерии, более 10 тысяч ветеранов и «добровольцев» из Италии. По словам Веллея Патеркула, это была самая крупная римская армия, когда-либо собиравшаяся со времён Гражданских войн. Из-за растущих сложностей со снабжением такой массы войск, а также считая, что мятежники уже более не отважатся на решительное сражение, Тиберий почти сразу рассредоточил эти войска по разным направлениям. Цецина Север вернулся в Мёзию, которую из-за дакийской и сарматской угрозы нельзя было надолго оставлять без присмотра. Плавтий Сильван отправился в Сирмий сражаться против бревков. Сам Тиберий приводил в покорность Далмацию, осаждая укрепления восставших одно за другим. Подавление восстания приняло особо жестокие формы, когда обе стороны выжигали деревни и убивали захваченных пленных.

Завершение восстания

Перелом в войне наступил в 8 году н. э. Потерпев ряд поражений, ослабленные голодом и болезнями племена, участвовавшие в восстании, по одному стали запрашивать о римских условиях мира. Начались предательства. Вождь бревков Батон захватил и выдал римлянам Пинна, надеясь получить от них за это прощение. Его самого, в свою очередь, осадил в крепости и захватил в плен его далматский тёзка, который казнил предателя перед строем войска. После этого многие бревки сложили оружие. Оставшихся усмирил Плавтий Сильван. К концу лета сопротивление в Паннонии почти полностью прекратилось. Последних своих сторонников Батон увёл в Далмацию, где ещё тлели отдельные очаги сопротивления. Долина Савы вновь была под полным римским контролем. Полагая, что восстание в основном подавлено, Август отозвал Тиберия в Италию и передал верховное командование Германику, чтобы тот успел снискать себе военные лавры.

Кампания 8–9 годов н. э.

Финал восстания летом 9 года н. э. разворачивался на территории Далмации. Германик, выступив с частью армии из Сискии, долиной реки Уна продвинулся в область мадзеев и разрушил укрепления восставших: Сплонум, Ретиний и Ардубу. Его легат Марк Эмилий Лепид с другой частью армии двигался из Сискии в сторону Салоны. Сюда же из Италии морем прибыл Тиберий. Соединившись, римские армии осадили резиденцию Батона Андетрий (Муч), находившуюся в нескольких километрах к северу от Салоны.

Осада тянулась долго. В конце концов римлянам удалось взять город штурмом. Батону в последний момент удалось скрыться, однако позже он всё же сдался римлянам и был интернирован в Равенне. За победу, одержанную ценой тяжёлых усилий, Август и Тиберий получили триумф, Германику определили триумфальные украшения. Однако на пятый день после того, как в Риме завершились праздничные мероприятия, столицы достигли новости о трагедии, разразившейся в Германии.

В начале сентября 9 года н. э. восставшие вновь германцы сумели заманить в Тевтобургском лесу в засаду и полностью уничтожить три римских легиона вместе с приписанными к ним вспомогательными войсками. В общей сложности в западне оказалось около 22,5 тысяч солдат. К ним следует также прибавить неустановленное количество нестроевых и обслуги. Наместник провинции Публий Квинтилий Вар погиб вместе со своим штабом. Его отрубленную голову торжествующие победители переправили Марободу, а тот — в Рим. В 1987–1989 годах было обнаружено место, где разыгралась драма: у горы Калькризе, в 16 км к северо-востоку от современного Оснабрюка.

Битва в Тевтобургском лесу. Художник Отто Альберт Кох, 1909 год

Несчастье постигло Рим в момент величайшего напряжения его сил. В Италии вновь, как и три года назад, провели насильственную мобилизацию. Последние людские ресурсы были брошены на Рейн, где командование принял на себя Тиберий. Он воспользовался войсками, освободившимися после подавления Паннонского восстания, и тем самым смог приостановить развивающийся кризис. В скором времени на берегу Рейна вновь стояла армия из восьми легионов. Однако о продолжении прежней политики экспансии следовало забыть.

Мечта Августа о покорении мира рухнула, когда он, как казалось, был ближе всего к исполнению этого плана. Косвенно это признал и сам Август, посоветовав в завещании своему преемнику отказаться от новых завоеваний и держаться в пределах существующих границ.

Продолжение: Войны Октавиана Августа: Эфиопия и Аравия.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится