Алессандро Морески: почему бушевали споры вокруг певца-кастрата, единственного скопца, чей голос записан для потомков.
90
просмотров
История оставила немало воспоминаний о знаменитых певцах-кастратах и их восхитительных голосах. Увы, перенестись в те далекие времена и услышать пение, например, Фаринелли или Сенезино мы не можем, но до наших дней дошли аудиозаписи голоса другого такого вокалиста – Алессандро Морески. И пусть его пение неидеально – зато он прославился уже тем, что ему выпало стать последним профессиональным певцом-кастратом, да еще и оставить последующим поколениям живую запись своего голоса.

Обычно будущих оперных кастратов подвергали процедуре оскопления в возрасте шести-девяти лет, когда уже было ясно, что у мальчиков хорошие вокальные данные. Морески же прошел эту манипуляцию в младенчестве – он появился на свет в 1858 году с врождённой паховой грыжей, и кастрацию врачи того времени порекомендовали как единственный способ спасти ребенку жизнь. В общем, в случае с Алессандро никто не мог заранее знать, станет он обладателем восхитительного голоса, как, например, великий Фаринелли, или нет.

Алессандро в 19 лет.

Морески рос в те времена, когда мода на оскопленных певцов уже шла на спад. Родители отдали сына в капеллу Мадонны дель Кастаньо. Затем он был замечен знаменитым музыкантом и педагогом Назарено Розати и принят в певческую школу Сан-Сальваторе в Лауро, позже учился у органиста и церковного композитора Гаэтано Капоччи. А в 1883 году он поступил на службу в Сикстинскую Капеллу. Там он проработал три десятка лет. Интересно, что в начале прошлого века папа Пий Х запретил использовать кастратов в Сикстинской капелле, однако Морески позволили остаться в качестве дирижёра и солиста.

Современники не раз критиковали вокал Морески, считая, что ему далеко до его знаменитых предшественников. Тем не менее, нельзя было не признать, что Алессандро был для своего времени уникален – это было пение не контртенора и не вокалиста с необычайно высоким фальцетом, не женщины и не ребенка, а именно певца-кастрата. Например, автор научного исследования о таких певцах Ангус Хэриот, писал, что «Христос на Масличной горе» в исполнении Морески «был восхитителен», обращая внимание на то, что певец мог брать ноты третьей октавы, доставая до «ми». Но те аудиозаписи, которые дошли до наших дней, также не вызывают всеобщего безоговорочного восхищения.

Морески - слева в нижнем ряду.

Надо сказать, Морески не повезло не только с природными данными, но и с вокальным образованием. Дело в том, что в 1870 году, когда ему было только 12 лет, кастрацию мальчиков с «вокальной» целью официально запретили; все певцы такого плана, которые могли бы передать Морески свой опыт и секреты мастерства, на тот момент либо умерли, либо ушли на покой. Работа же в Папской капелле не давала больших вокальных перспектив, а позволяла исполнять лишь церковную музыку XIX века.

Морески в более позднем возрасте.

В Сикстинской капелле Морески дослужился до солиста и дирижера, но в последние годы жизни пел все меньше. В 1914-м ему предложили исполнять произведения из репертуара Фаринелли, однако он отказался, поскольку понимал, что ему это уже не по силам. Умер Морески в 1922 году (в возрасте 63 лет) от воспаления легких.

Аудиозаписи голоса Морески сделали представители компании Gramophone в 1902 – 1904 годах, когда он, уже будучи профессором, работал солистом и хоровым дирижером Сикстинской капеллы. Всего удалось сделать около двух десятков таких записей, в том числе на фонограф были записаны знаменитые «Аве Мария» Баха и «Распятие» Россини. В то время Алессандро было уже за сорок, а для певца-кастрата это возраст солидный (раннее «вокальное старение» в таких случаях – не редкость, ведь нежные связки, которые по сути остались детскими, подвергаются воздействию мощного дыхательного аппарата взрослого мужчины).

Несовершенство пения, которое ценители вокального искусства отмечают в записанном голосе вокалиста-скопца, может быть связано еще и с тем, что перед записью Морески очень волновался. Одно из исполненных произведений ему даже пришлось переписать заново год спустя.

Всего удалось сделать около двух десятков записей.

Впрочем, на месте певца любой бы его современник-музыкант пришел в смущение, впервые увидев в шикарном ватиканском зале странную машину с присоединенными к ней тремя раструбами от входной записывающей трубы и зная, что вот сейчас эта штуковина запишет его голос «для потомков».

Профессионалы, слушая записи Морески, находят в исполнении недочеты и отмечают, что ему не хватало вокальной техники, а кто-то считает его тембр не очень приятным. Однако нельзя не признать, что его голос завораживает с первых нот – хотя бы тем, что он ни на что не похож…

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится