«Дом Нирнзее»: чем примечателен первый небоскрёб Москвы.
130
просмотров
Среди шедевров московской архитектуры здание со странным и сложнопроизносимым названием «Дом Нирнзее» по праву считается одним из самых интересных, легендарных и таинственных. И чтобы рассказать обо всех его особенностях, пожалуй, не хватит целой книги. Приведем лишь некоторые интересные факты об этом доме.
Фасад знаменитого дома.

Кто такой Нирнзее

До постройки знаменитого дома в Большом Гнездниковском переулке по этому адресу располагалась дворянская усадьба, включавшая как каменные, так и деревянные строения. В 1873-м его очередные владельцы, Кайсаровы, приспособили постройки под комнаты для сдачи внаём, а в мае 1912 года, когда участком владела уже помещица Быстрова, она продала его под застройку архитектору-немцу, обосновавшемуся в России – Эрнсту-Рихарду Нирнзее. Инженер-строитель по образованию, он пробовал себя в разных стилях (эклектика, модерн, неоклассицизм и т.д.). Архитектор пользовался популярностью у заказчиков – в общей сложности он выстроил около сорока зданий доходных домов в центре Москвы.

Дом Нирнзее в начале прошлого века.

Однако дом в Большом Гнездниковском оказался заметнее всех остальных его работ. Нирнзее решил построить такое здание, которое по высоте превосходило бы все остальные дома Москвы и в то же время имело бы компактные и очень функциональные квартиры для жильцов-холостяков и молодых семей.

Дом даже считается прототипом советских домов-коммун.

Городская управа выдала разрешение на постройку девятиэтажного здания с центральным водяным отоплением, архитектор оперативно разработал и предоставил властям проект, и уже летом 1913-го дом высотой более 40 метров был почти готов. Сам архитектор в дальнейшем поселился здесь же

Знаменитые жильцы

Известно, что в этом доме произошло историческое знакомство Михаила Булгакова с его будущей супругой Еленой Шиловской, ставшей впоследствии прототипом возлюбленной Мастера – Маргариты. Именно с крыши Дома Нирнзее Булгаков обозревал столицу в своем произведении «Сорок сороков». Кроме того, в этом здании жил Владимир Маяковский.

С этой крыши Булгаков описывал Москву.

Также легенда гласит, что этот дом посещал Грирогий Распутин, причем, при мистических обстоятельствах. Якобы вскоре после постройки жильцы стали слышать в помещениях странные голоса, кроме того, с крыши «небоскреба» часто сбрасывались самоубийцы – таким же способом покончил с жизнью и один из сыновей архитектора Нирнзее. Народ стал поговаривать о присутствии в доме нечистой силы, и для её изгнания сюда и был приглашен знаменитый целитель и мистик Григорий Распутин (на тот момент домом уже владел не Нирнзее, а Дмитрий Рубинштейн). Согласно преданию, после неких манипуляций, проведенных Распутиным, странные вещи в доме уже больше не происходили.

Знаменитый дом сразу завоевал славу мистического места.

В подвале дома какое-то время располагалось кабаре «Летучая мышь», жили здесь известные актеры МХАТа.

А после революции, в 1930-х годах, тут жил знаменитый гособвинитель московских судебных процессов Андрей Вышинский. Могущественный сосед наводил страх на всех жильцов, впрочем, и сам он после нашумевших процессов не чувствовал себя в безопасности – имел в доме личную охрану и даже пользовался отдельным лифтом.

Знаменитый дом в наши дни.

Самый высокий и современный

Вплоть до 1931 года Дом Нирнзее был в столице самым высоким зданием. Валентин Катаев отмечал, что этот дом служил вертикальной доминантой всего Тверского района, и сравнивал его с американским небоскребом.

Фото 1934 года.

Смотровая площадка на крыше привлекала любопытных со всей Москвы, к тому же, на крыше располагались театр миниатюр, и, конечно, ресторан. А в первые годы после революции здесь крутили кино. Кстати, смотровая площадка одно время даже была платной – вход стоил 20 копеек.

После революции

В начале 1918-го Дом Нирнзее национализировали, а его архитектор и бывший владелец, по одной версии, уехал в Америку, а по другой – погиб, бросившись в лестничный пролет этого самого здания.

В 1930-е в Москве появились более эффектные на вид сталинки-высотки, и на их фоне дом стал казаться старомодным и не таким величественным, несмотря на то, что с архитектурной точки зрения был очень интересен.

Автор керамического панно, венчающего аттик – художник Александр Головин.
Фрагмент здания.

После революции дом, с одной стороны, оставался все тем же мещанским «тучерезом» (так его называли горожане по аналогу со словом «небоскреб») со скульптурами на фасаде и вазами. С другой стороны – изменился контингент. Старые жильцы либо по своей, либо по чужой воле покинули свои квартиры. Среди новых обитателей дома стали преобладать сотрудники органов госбезопансости и партработники. Кстати, в 1930-е в этом доме нескончаемым потоком шли репрессии.

Во время войны

Интересно, что в годы Великой Отечественной столь высокое здание почти не пострадало от авианалетов – в том числе по причине того, что на его крыше размещалась батарея ПВО. По воспоминаниям старожилов, когда советские войска стали поочередно освобождать от врага наши города, в честь каждого такого события с крыши дома бил салют, сопровождаемый светом прожекторов. В такие моменты, жильцов наверх, конечно, не пускали военные – наблюдать салют можно было с нижней крыши здания.

В мае 1945-го Салют Победы с крыши Дома Нирнзее насчитывал три десятка залпов из тысячи орудий

Крыша как двор

После войны жизнь в доме оставалась такой же уникальной – у его обитателей был свой собственный мир. Например, вместо стандартного московского двора – крыша. Дети здесь и уроки делали, и катались на велосипедах, и играли в мяч (правда, если он улетал за пределы крыши, приходилось бежать вниз по лестнице на его поиски). Здесь росла сирень, стояли кадки с цветами, для отдыха имелась плетеная мебель. А еще крышу использовали как пляж – в солнечные летние деньки здесь можно было загорать.

Знаменитая крыша.

В доме Нирнзее располагались и три детских сада, причем один из них – несмотря на советские годы, частный (в него своих детей водила культурная элита).

За одной из этих дверей раньше располагался детский сад.

Здесь снимали фильм «Служебный роман»

Именно на крыше этого легендарного дома состоялся откровенный разговор киногероев «Служебного романа» – Новосельцева и его «начальницы-мымры» Калугиной. Этот момент фильма – один из ключевых, поэтому было очень важно, чтобы сцена происходила в визуально запоминающемся, знаковом месте, хотя, по сюжету, это была обычная крыша, на которую суровая начальница выходила из своего кабинета поплакать в одиночестве.

Знаменитый разговор на крыше.
Та самая легендарная крыша Дома Нирнзее. Кадр из фильма.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится