Элеонора Рузвельт: первая леди мира
69
просмотров
Жена Франклина Делано Рузвельта (президента), племянница Теодора Рузвельта (президента), Элеонору американцы до сих пор считают лучшей первой леди в истории страны, как ни странно это слышать русским с их культом Жаклин Кеннеди. Сейчас говорят, что она, вероятно, с самого начала хотела свою политическую карьеру — но в те времена, чтобы влиять на политику, американке надо было стать женой президента.

Бабуля Нелл

Когда Элеонора вышла замуж за Франклина, фамилию ей менять не пришлось. Рузвельт была и её девичья фамилия — ведь Франклин был её кузеном, правда, очень дальним, и, кстати, крестником её отца. Полное же имя будущей первой леди было Анна Элеонора, но с малых лет её звали только Элли или Нелл. Ей и самой имя «Анна» не очень нравилось. Девочка по меркам конца девятнадцатого века была не очень красивой: широкий пухлогубый рот, прямые светлые волосы. Элеонора до очень позднего возраста так себя воспринимать и будет — не слишком-то красивой. Даже удивится, когда Франклин сделает ей предложение.

Зато с самых младых ногтей вела себя Нелл так чинно, что мама начала звать её «бабулей». Девочка старомодно разговаривала, следила за тысячей приличий — в общем, сразу было видно, что она росла на классических книжках для девочек и очень серьёзно их восприняла.

У девочки-бабули, на первый взгляд, было золотое детство. Богатая семья, жизнь в Нью-Йорке, два братика, гувернантки, наряды, куклы и целые горы подарков под рождественской ёлкой. Вот только папа изменял маме со служанкой (и, вероятно, не только с ней), и притом о безопасности самой служанки не очень-то заботился, так что братика на самом деле у Нелл было три. Когда ей было восемь, один из них умер от дифтерии. И мама умерла от дифтерии. А папа не умер, прожил ещё два года в жестоком алкогольном угаре — он вообще был алкоголиком, а тут жена пилить перестала, стал не просыхать.

В десять лет Нелл очутилась круглой сиротой. Её забрала к себе в деревню под Нью-Йорком бабушка по матери. Впрочем, не стоит думать, что там Нелл научилась доить коров. У бабушки был огромный дом с прислугой. С жизнью простого народа соприкоснуться у девочки шансов было немного. А в пятнадцать лет её ещё и выслали в Лондон в школу для девочек, которая фактически готовила невест. Умению наложить макияж и танцевать там придавалось больше внимания, чем истории или математике. Шёл самый конец девятнадцатого века. Математика для богатой девицы была только строчкой в табеле, возле которой должна была быть пристойная оценка.

Девушка, с которой можно поговорить

Франклина Нелл знала с юных лет — видела у общих родственников. Но, когда ей исполнилось восемнадцать, их отношения потеряли всякую родственность. Юноша начал ухаживать за своей «некрасивой» кузиной. Его поразили не её манеры и умение танцевать, не макияж или модные платья — позврослев, Нелл стала очень интересной в разговоре. Она могла часами болтать с ним о политике, о прогрессе, об обществе, и их взгляды на удивление совпадали, а энергетика просто поражала.

Через три года после начала отношений Элеонора и Франклин поженились. К алтарю невесту вместо отца вёл дядя, действующий президент Теодор Рузвельт.

Для политической карьеры у Франклина был отличный старт, и он им воспользовался. Пока его жена одного за другим рожала шестерых детей — видимый знак его пламенной любви — он поднимался по карьерной лестнице. Впрочем, Элеонора не осталась у её подножия. Она тоже делала себе имя в общественной деятельности. Сначала — не больше, чем как жена, которая умеет устраивать встречи и вечеринки, на которых говорят большие боссы.

Но Первая мировая война, в которую США вступили только в 1917 году, развязала ей руки. Ещё до вступления страны в войну она начала участвовать в миссиях Красного Креста, потом поработала в солдатской столовой — и использовала этот факт и необычный опыт в агитации за общественную деятельность женщин. Нелл была феминисткой, но только война позволила ей заговорить открыто: по всему миру женщины показывали свою силу.

Одна политика на двоих

Как известно, в двадцать первом году её муж окажется прикован к инвалидной коляске после перенесённого полиомиелита. Ни его, ни её это не остановит. В тридцать третьем году он станет президентом, она — первой леди и… Наконец развернётся. Рузвельт получил президентское кресло в разгар Великой Депрессии, когда в постелях или на улицах буквально умирали от голода самые слабые. Пока слои, которые всегда представляла семья Рузвельт, рассуждали о том, что надо уметь крутиться, и тогда уж как-нибудь жить сможет любой, Элеонора говорила о социальных проблемах — о том, что это проблемы всего общества, которые и должны решаться всем обществом.

Наверное, никто не удивился, когда в тридцать девятом году оказалось, что уровень её популярности (да, она стала такой значимой фигурой, что его измерили) выше, чем у мужа: деятельность Элеоноры высоко оценили 67% американцев, Франклина — только 58%. Что для кризиса, впрочем, неплохо.

Когда в 1941 году она, женщина, была назначена на пост заместителя министра обороны, никто уже не удивился. Она не только разъезжала по миру, исполняя свои обязанности, и была среди организаторов приезда Людмилы Павличенко, советской снайперши и героини, в США для пропаганды, но и стала одной из основательниц ООН — организации, которая должна бы была бороться за права человека на международном уровне. Именно из-за того, что среди её основательниц — Элеонора, штаб-квартира находится в Нью-Йорке.

Когда позже миссис Рузвельт стала делегатом Ассамблеи ООН от США, она получила прозвище — первая леди мира. И никто уже не спрашивал, почему — несмотря на то, что приложением к мистеру Рузвельту она уже не была. Мистер Рузвельт умер вскоре после победы, на руках любимой женщины — своей секретарши. Элеонора боролась за права не только малоимущих, но также за права небелого населения США, за женские права и против гомофобии.

В последних двух случаях у неё был, конечно, собственный интерес: во‑первых, она была женщиной, которую от бесправия, правда, отделяли большие финансовые средства; во‑вторых, она тоже нашла другую любовь, и эта другая любовь была такой же женщиной, журналисткой. Можно долго перечислять, чего миссис Рузвельт добилась как политическая деятельница, но это будет уже историей не жизни, а успехов. Очень длинной историей.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится