Инесса Арманд, муза вождя мирового пролетариата: пряный коктейль из любви и революции.
105
просмотров
Для многих россиян за тридцать эта женщина — героиня анекдотов о половой жизни Ленина. Более сведущие добавят — далеко не только Ленина. Хорошо знающие историю вспомнят о её вкладе в революцию.
Владимир Ленин и Инесса Арманд

— Володя, а это правда, что, занимаясь со мной любовью, ты думаешь об Инессе Арманд?— Да как ты такое могла подумать, Наденька? Я, когда занимаюсь с тобой любовью, думаю исключительно о мировой революции!

Ленин был, несмотря на свою пассионарность, верным и даже заботливым мужем Крупской. Более того, многие старые большевики считали, что Владимир Ильич в Наденьку влюблён по уши, а та держит его в ежовых рукавицах. Например, общеизвестным фактом были головные боли, которые донимали Ленина по утрам и из-за которых к нему было лучше не подходить — очень был зол.

Крупская же спокойно отсылала утреннего Ленина за бриошами к кофе. Она любила поутру под кофеёк поесть бриошей. Раздражительность Ленина её буквально не касалась: он просто не направлял её на жену.

Ленин сам пришивал пуговицы, сам чистил ботинки, довольствовался самым скудным бытом — Крупская мещанским вопросом уюта не занималась — и одной и той же яичницей каждое утро, пока жил с Надеждой Константиновной в Европах. Наверняка кто-то мысленно представлял, что при таком аскетизме брачной жизни однажды Владимир Ильич уйдёт к хлебосольной, умеющей массировать плечики и отглаживать к утру брюки мужа мещаночке. Другим казалось, что союз Ленина и Крупской по‑своему идеален и будет оставаться прочным всегда. Не угадали ни те, ни другие.

Инесса Арманд

Разлучница

С Инессой Арманд Ленин познакомился за пять лет до начала Первой Мировой, в Брюсселе. Ему было тридцать девять, ей — тридцать пять. По меркам того времени, мягко говоря, неподходящий возраст для страстей. Они разговорились. Вряд ли тогда же их связь переросла в любовную, но Арманд что-то почувствовала к Ленину: когда он уехал, взялась рьяно переводить его работы на французский.

В двенадцатом году она приехала в Россию, чтобы устремиться в водоворот подпольной работы. Тогда же — кто знает, может быть, после знакомства с Крупской — вдруг написала трактат о том, что любовь не должна стесняться узами брака.

Почти сразу Инессу вычислили, арестовали и посадили за подпольную деятельность. Выкупил её через несколько месяцев муж (она, несмотря на тему трактата, была замужем). В тюрьме Инесса заразилась чахоткой, и некоторое время лечилась на лесной даче — дышала воздухом хвойного леса. А потом быстренько собралась и сбежала из Российской Империи через Финляндию.

Вернулась она в Россию уже в семнадцатом году. Проделала долгий путь в одном запломбированном вагоне с Лениным. Быть может, именно тогда началась их плотская связь. Вскоре после прибытия в Россию бросилась в самую гущу событий — конечно же. Участвовала в боях за Москву в октябре-ноябре семнадцатого. Когда Москва стала официально «красной», получила должность председателя Московского губернского совнархоза.

Не обошлось без шепотков: мол, должность-то ей наградой выдали за постельные подвиги. На деле к тому времени Арманд была большевичкой с огромным стажем агитации среди французских рабочих. Правда, как этот стаж помогал ей заниматься вопросами хозяйства — непонятно совершенно. Вероятно, никак, поскольку вскоре её пришлось снять с этой должности.

Крупская переживала слухи очень тяжело. К тому времени она была глубоко больна — проблемы с щитовидной железой. Ей было тяжело, внешне она тоже очень изменилась. Ленин по‑прежнему очень заботился о её здоровье, но любовь, любовь романтическая, плотская, которая когда-то так скрашивала ей ссылку — сошла на нет. Вся любовь теперь принадлежала Арманд, разлучнице. Много позже, в конце двадцатого века, всплывёт сын этой любви.

Пока же, в восемнадцатом году, Ленин отправляет Арманд во Францию в качестве главы миссии Красного Креста. Там её немедленно арестовывают за всё былое — и выпускают после угрозы Ленина расстрелять всю французскую миссию в Москве. Так выглядели страсти революционных лет. Уже через год, впрочем, Арманд не в Красном Кресте, а на месте главы женского отдела центрального комитета партии большевиков. Того самого отдела, который разрабатывал законы, обеспечивающие женские права: право на развод, например, и право на высшее образование.

По крайней мере, в женотделе она казалась на своём месте. Но тут оказались против не сотрудники, которые прежде недовольны бывали её некомпетентностью, а сама судьба. В двадцатом году, проезжая по «горячим точкам» женского бесправия, Арманд подхватила холеру в Беслане. Больная доехала до Нальчика и там умерла.

Инесса Арманд с детьми

Любовница и мать

Инесса была страстной авантюристкой — и не менее страстно любила любовь, обожала любовь, дышать не могла от любви. Выйдя замуж за одного Арманда, франкороссиянина Александра, она вскоре оказалась любовницей другого Арманда, его брата Володи. Позже она стала жить с Володей неофициальным браком, но — влюбляла и влюблялась. Он закрывал глаза на её романы с молоденькими мальчиками. В конце концов, у них обоих было важное дело — революция.

Из-за страстности Арманд, её многочисленных романов в голове рисуется женщина, свободная от всего земного, какой-то исключительной красоты. Красотой Инесса блистала (по крайней мере, по меркам своего времени), но земного тоже хватало в её жизни. Например, она выносила и родила пять или шесть детей. Кстати, половина прожила долгую жизнь, а вторую не коснулись репрессии. Сына Андрей, самый младший из носящих фамилию Арманд, погиб рано — но на фронте в сорок четвёртом. Сын Фёдор погиб тоже рано — но от туберкулёза, в тридцать шестом. От туберкулёза умер задолго до того и её фактический муж Владимир. Тогда эта болезнь никого не удивляла.

Многие задаются вопросом, что определило такую любовь к беспорядочным связям? На самом деле, очень немного революционерки считали плотскую любовь чем-то достойным — определяли её как мещанство, считали, что она отвлекает от дела революции.

Кто-то находит корни в её детстве. Мать её была хористкой, отец — оперным певцом. В той и другой среде промискуитет часто считался за норму. Мужа Инесса, кстати, нашла совсем не пролетарского происхождения. Её тётя в России давала уроки музыки детям богатого, очень богатого промышленника Арманда. Инесса ходила вместе с тётей — помогала. И допомогалась до того, что старшему сыну пришлось жениться (впрочем, что значит пришлось — он страстно этого желал, со всем пылом своего возраста). Арманды-старшие были в шоке. Так даже начала свою любовную жизнь Инесса с большого скандала, а что было дальше — мы уже знаем.

Уже в наше время журналисты нашли человека, который рассказал, что он — сын Ленина и Арманд и родился в тринадцатом году. Вырастили его в семье австрийского коммуниста. В семь лет его навестила мать и рассказала семейную тайну. Однако многие не верят в эту историю, поскольку по всем срока выходит, что Инесса рожала в тюрьме — а об этом должны были сохраниться записи, как сохранились записи о прибытии в тюрьму и отбытии из неё. Записи о рождении ребёнка при этом не существует.

В общем, если у Арманд когда-либо были тайные дети — эту тайну она унесла с собой в могилу.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится