Какие книги читали русские цари
91
просмотров
Наши государи живо интересовались литературой, порой находя в писателях собеседников, советчиков и единомышленников.

Иван Грозный

Иван Грозный

Иван IV был известен не только своим суровым нравом, но и одной из самых обширных библиотек того времени. Считается, что в ней были тома, которые привезла Софья Палеолог из Константинополя, а также рукописи, принадлежавшие Ярославу Мудрому. Да и сам Иван Грозный постоянно пополнял библиотеку. Царь среди прочего предпочитал римских авторов - для него переводили их труды. Например, «Историю» Тита Ливия и кодекс Юстиниана.

Любил он и историю Троянской войны – о ней рассказывал в «Хронографии» византиец Иоанн Малала и «Повесть о создании и пленении Тройском». Эпическое описание Троянской войны произвело на Ивана Грозного такое сильное впечатление, что бежавшего политика  Андрея Курбского в переписке он упрекал в том, что, подобно Антенору и Энею, тот нечестен с ним.

Петр I

Петр I

Царь Петр I свою библиотеку собирал исходя из государственных интересов: заказывал переводы книг по архитектуре и строительству, технике и военному делу. С некоторыми издателями и книготорговцами российский император был знаком – например, бывал в лавке у голландца Жака Деборда. Там он приобрел три десятка томов, в том числе по судоходству и садоводству, истории торговли. Отразилось на книжном собрании и увлечение всем необычным: в коллекции Петра I была книга немецкого автора о странных явлениях, от странного вида людей до полета комет, а также подробнейший астрологический календарь датчанина Тихо Браге с личными пометками ученого.

Екатерина II

Екатерина II

«Уже несколько лет усвоила себе привычку всегда иметь книгу. Как только представлялась удобная минута, я принималась за чтение», - признавалась Екатерина II. 

Она полюбила книги еще в детстве, когда открыла для себя Расина и Лафонтена. Приехав в Россию, принцесса Софья Фредерика Августа Анхальт-Цербстская сделала чтение своим обязательным занятием и на всю жизнь сохранила привычку посвящать книгам и письму по два часа утром и вечером. Она была весьма разборчива. Рабле и Монтень, Цицерон были в поле ее внимания. Страница за страницей она изучала многотомную «Историю Германии» отца Бара и энциклопедию Дидро и Д’Аламбера, «Дух законов» Монтескье. Современники восхищались начитанностью Екатерины: императрица с легкостью цитировала произведения античных философов, зная сочинения Ликурга и Перикла наизусть. 

Французские мыслители были для нее больше чем именами на обложках: она переписывалась с Жаном Лероном Д'Аламбером, и даже приглашала его в Россию – в качестве воспитателя великого князя Павла Петровича. У Дени Дидро купила библиотеку: императрица выплатила философу 15 тысяч ливров, назначила его хранителем и распорядилась сразу же выдать жалованье за 50 лет вперед. Только после смерти автора «Энциклопедии» библиотека переехала в Россию. 

Главным же открытием императрицы стал Вольтер. Она была преданной его поклонницей, много лет переписывалась с ним. А когда его не стало, приобрела библиотеку любимого писателя и даже планировала создать в Царском селе замок для нее, но в итоге разместила книги в своих личных комнатах.  

Николай I

Николай I

Николай I по природе своей был не слишком склонен к литературе, однако именно ему пришлось стать первым читателем и даже цензором многих произведений великого Пушкина. Сам поэт ценил Николая I значительно выше, чем его предшественника, начитанного и европейски образованного Александра I. «Скажи Государю, что мне жаль умереть; был бы весь Его. Скажи, что я ему желаю долгого, долгого царствования, что я ему желаю счастья в его сыне, счастья в его России», - умирающий Пушкин просил Василия Жуковского передать эти слова Николаю I. 

В 1826 году император вернул поэта из ссылки в Михайловском после Восстания декабристов и назначил ему аудиенцию, где расспрашивал в том числе о восстании. На прощание царь сообщил, что отныне сам будет первым читателем поэта и его цензором. И действительно, с тех пор произведения поэта Николай I пристально изучал. К примеру, «Графа Нулина» он считал «прелестнейшей пьесой», в «Борисе Годунове» многое вымарал, хотя Пушкин просил разрешить ее к публикации в авторской редакции. 

Знал Николай I и автора «Мертвых душ». Николай Гоголь прославился при дворе еще своими «Вечерами на хуторе близ Диканьки» и со временем завел привычку свои новые сочинения отправлять царской семье. Разрешил император и ставить «Ревизора» в театре и даже был на премьере, а затем велел министрам ехать смотреть спектакль.

Александр III

Александр III

«Он очень любил вообще русскую литературу. Бывало, о чем ни заговоришь, он все знает, все читал», - так об Александре III отзывался граф Сергей Шереметев. Еще будучи цесаревичем, он стал большим почитателем Федора Достоевского. Увлечение творчеством этого автора было делом семейным: под большим впечатлением от писателя были и отец Александр II, и другие его сыновья - великие князья Сергей и Павел. 

Знакомство наследника престола с писателем началось с романа «Преступление и наказание», который он прочел вместе с супругой Марией Федоровной. Узнав об интересе к своей персоне, Достоевский стал посылать им свои новые книги – «Бесов», «Братьев Карамазовых» и «Дневники писателя». Между ними завязалась переписка: в ней Достоевский раскрывал замыслы своих романов, подчеркивал важность русской идеи. Их встреча состоялась в Аничковом дворце и прошла без церемоний: писатель не стал придерживаться придворного этикета и вел себя обычно. Позже, узнав о кончине Достоевского, Александр III искренне горевал, и считал, что эту потерю никто не сможет восполнить.

Николай II

Николай II

Завзятым книжником был и Николай II. Читал он много, как говорят – запоем. Особенно любил Николая Гоголя. Бывало, что посиделки с книгой семья последнего российского императора предпочитала шумным развлечениям. А сам царь нередко читал домочадцам вслух, выбирая главы из романов Ивана Тургенева, Николая Лескова, Антона Чехова. Находилось время и для приключений Шерлока Холмса, и для увлекательных романов Александра Дюма «Три мушкетера» и «Граф Монте-Кристо», а также «Дракулы» Брэма Стокера. После революции Николай II погрузился в изучение «Истории Византийской империи» Федора Успенского, а в Екатеринбурге, незадолго до гибели, император посвящал время чтению Библии и Николая Салтыкова-Щедрина.  

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится