Нона Гаприндашвили, Людмила Руденко и др: 8 реальных шахматных королев XX века
75
просмотров
Сериал «Ход королевы» вызвал всплеск интереса к женщинам в шахматах. Были ли у героини прототипы? Может ли вообще женщина в логической игре так долго и успешно противостоять мужчинам? Как открыть в девочке шахматного гения? Похоже, ответ на эти вопросы кроется в биографиях легендарных шахматисток.

Обычно шахматисткам предлагаются отдельные соревнования – для девочек и женщин. «Мужские» же шахматы считаются, собственно говоря, не мужскими, а общими. То есть подать заявку на участие в «мужском» турнире в наше время женщина может, наоборот – нет. Одни считают, что это было сделано для того, чтобы девушкам было где соревноваться, не сбиваясь из страха перед так много обсуждаемой мужской логикой, другие видят в такой практике необоснованную дискриминацию.

Тем не менее, факт есть факт – взрослые женщины очень редко идут на соревнование с шахматистами-мужчинами... И всё же гроссмейстерок в «неженских» шахматах хватает. Каждая из них – своеобразная легенда шахматного мира.

Сёстры Полгар

Весь двадцатый век споры о том, почему так мало девочек делает шахматную карьеру и ещё меньше продолжает соревноваться с мальчиками по наступлении подросткового возраста, не утихали. Одни ссылались на женскую природу: мол, или женщине не хватает хладнокровия и логики, или природа побуждает её уступить мужчине. Другие обращали внимание на то, что девочкам реже дают много тренироваться, или предпочитая тратить их время на помощь по хозяйству, или опасаясь, что они не научатся общаться с мальчиками и потом не выйдут замуж. Кроме того, у девочек может развиваться выученная беспомощность, если они будут с детства слышать, что мальчики в шахматах не могут не быть лучше.

Фактически, эксперимент на эту тему поставил в социалистической ещё Венгрии отец трёх дочерей Ласло Полгар, психолог и педагог. Вместе с женой Кларой они распределили обязанности по воспитанию юных гениев – они верили, что гениев можно именно воспитать. Клара занималась обучением и общим развитием, вкладываясь в интеллект и уверенность девочек в себе. Ласло часами тренировал их за шахматной доской.

Жужа, Юдит и Софья Полгар

Результат? Во‑первых, Жужа, Юдит и Софья выросли шахматными чемпионками. Выбор их в спортивной карьере притом немного различался. Софья играет только с женщинами, Юдит – только с мужчинами, Жужа – с теми и другими. Возможно, такое распределение также было экспериментальным, кто знает!

Юдит получила звание гроссмейстера в 15 лет, 4 месяца и 28 дней, побив существовавший на тот момент рекорд по нижней возрастной планке, установленный до того не менее легендарным Робертом Фишером. В более позднем возрасте ей удавалось выиграть у Карпова и Каспарова, не считая других прославленных шахматистов. «Она — убийца, и чует мат уже за двадцать ходов», — вот определение стиля Юдит от гроссмейстера Широва. О том, как реагируют на успешную соперницу мужчины-шахматисты, метко сказала другая сестра Полгар, Жужа:

«Когда мужчины проигрывают мне, оказывается, что у них болела голова или ещё что-нибудь в этом роде. Я ещё никогда не выигрывала у совершенно здорового шахматиста.»

У Жужи, помимо прочего, ещё и впечатляющие языковые способности: она свободно говорит на шести языках, включая эсперанто. Все три сестры завели по двое детей, так что если дело в генах, а не в экспериментальном подходе Клары и Ласло Полгар, то мы ещё услышим о гроссмейстерах из этой семьи.

Сёстры Менчик

Две девочки, Вера и Ольга, родились в дореволюционной Москве в семье англичанки и чеха. Революция и последовавшие за ней испытания оказались испытанием на прочность для брака их родителей: Менчик-старший оставил супругу и детей. Менчик-старшая с дочерьми уехала на родину. Впрочем, несколько вложиться в будущее Веры и Ольги отец к тому времени успел. Именно он обучил их шахматам и немало времени провёл за игрой с девочками. Правда, чисто для собственного развлечения. О будущем девочек в спорте он не думал.

Вера Менчик

В Англии девочки оказались в преимущественно женском кругу. Во‑первых, во многие семьи не вернулись с Первой Мировой отцы и сыновья. Во‑вторых, разведённые женщины в основном держались друг друга, в то время, как пары дружили... парами. Вероятно, окружение сильно повлияло на уверенность девочек в себе. Вскоре они начали участвовать в шахматных соревнованиях. Странно было бы, если нет – семья Менчик жила в Гастингсе, известном своим сильным шахматным клубом и вездесущими шахматными кружками.

Сначала сражались только в женских матчах, но в 1929 году двадцатичетырёхлетняя Вера впервые начала выступать в мужских турнирах, вызвав немало бурления. Сначала, кстати, не так много человек было против – чисто те, кто не рад был видеть женщин в «мужском клубе» из принципа. Но чем больше Вера побеждала, тем больше голосов раздавалось за то, что женщины должны соревноваться с женщинами. Так-то, может быть, и так, но ведь призы в мужских турнирах были больше, так что Менчик спокойно продолжала состязаться с мужчинами.

В том же 1929 году гроссмейстер Кмох обещал уйти в балет, если Вера наберёт больше трёх очков за турнир.

Когда она взяла третье, он заметно принялся нервничать. В этот раз судьба была к нему милостива. На трёх баллах Вера остановилась. Другой шахматист, Беккер, предложил основать клуб её имени для мужчин, которые проиграли Менчик. Чуть позже он стал его почётным членом.

Ольга Менчик тоже неплохо показала себя в шахматном спорте, но таких высот не достигала. Если Вера представляла Британию, то Ольга, повзрослев, стала играть от Чехословакии. Она участвовала в женских чемпионатах мира и показывала неплохие результаты. Увы, и Ольга, и Вера, и их мать умерли одновременно – когда в дом матери влетела немецкая ракета, 27 июня 1944. Страшная и в то время обычная смерть. Хотя обе сестры были замужем, но – недавно, детей родить не успели и шахматной династии не основали.

В шестидесятых и семидесятых на шахматной арене появилось сразу несколько сильных грузинских шахматисток. Две из них, Нона Гаприндашвили и Майя Чибурданидзе, по очереди были чемпионками мира по шахматам среди женщин. Притом обе успешно соревновались и с мужчинами.

Нона родилась в Зугдиди перед самой Великой Отечественной, в мае 1941 года. В пять лет её научили играть старшие братья. В двенадцать во дворце пионеров её приметил Карселадзе – фактически основатель грузинской женской шахматной школы. Уже в пятнадцать Нона под его руководством стала чемпионкой Грузии. В двадцать один стала чемпионкой мира и держала этот титул шестнадцать лет, постоянно доказывая право на него в шахматных сражениях. Только в 1978 году она уступила корону чемпионки другой грузинке, Чибурданидзе, но после этого ещё не раз показывала себя в международных соревнованиях.

Нона Гаприндашвили

По Ноне некоторое время родная Грузия сходила с ума. Например, в её честь выпустили духи во флаконе в виде шахматной королевы (конечно, правильнее говорить – ферзя, но иногда поэзия важнее!). Их назвали просто «Нона», и всем хватало одного имени, чтобы понять, кому они посвящены. Она стала также первой женщиной, которой официально присвоили звание «международного гроссмейстера среди мужчин», и первой обладательницей «Шахматного Оскара».

«Кроме Ноны, его получали только три женщины – Майя Чибурданидзе, Юдит Полгар и Пиа Крамлинг.»

Нона Терентьевна продолжает играть и сейчас, в почтенном возрасте. Единственное, на что она жалуется – на то, что к концу партии часто теряет концентрацию. Это даёт серьёзный шанс противникам, и они им пользуются.

Майя Чибурданидзе родилась через двадцать лет после предыдущей чемпионки мира в Кутаиси. В её семье в шахматы играли буквально все, так что для Майи это было так же естественно, как читать книги. Читать она, кстати, научилась в три, а в пять без проблем расправлялась с арифметическими примерами с трёхзначными числами. Звание чемпионки мира по шахматам среди женщин получила в семнадцать. Знаменательный матч с Гаприндашвили состоялся в Пицунде.

Майя Чибурданидзе

Как и Гаприндашвили, Чибурданидзе постоянно играет и с соперниками-мужчинами. Естественно, она продолжает играть и сейчас. К настоящему времени она – девятикратная победительница шахматных Олимпиад.
Молодым талантам Гаприндашвили советует отрабатывать игру с живыми людьми – так вернее оттачиваются дебюты. Порой сам успешный дебют приводит игрока к выигрышу. А Чибурданидзе считает, что надо много тренироваться, но ни в коем случае не надо готовиться непосредственно к матчу и конкретным партиям и соперникам. Такая подготовка заставляет нервничать, зря изматывать нервную систему.

Україна має талант

Главным достижением своей жизни женщина по имени Людмила Руденко всегда называла спасение детей: во время войны ей чудом удалось организовать поезд, на котором перед блокадой из Ленинграда вывезли триста малышей. Их родителей, заводских рабочих, уже увезли в Уфу, а дальше произошла какая-то путаница, и эвакуация детей из планов просто пропала. Руденко вернулась из Уфы в Ленинград и смогла добыть детям поезд в последний момент. Ещё немного, и было бы поздно.

Весь путь поезда до Уфы их сопровождал один наблюдающий взрослый – сама Людмила. Она кормила триста детей, добывала им воду, утешала, помогала соблюдать гигиену, занимала чем-то. В Уфе, сдав детей, она слегла с нервным срывом. У неё самой, кстати, в то время был сын Володя, но он уже был большой.

Тем не менее, в историю уроженка Полтавской губернии вошла не за этот по‑настоящему выдающийся поступок. Она была шахматисткой. Притом детство Людмилы, в отличие от девочек Ноны и Майи, не обещало такого будущего: она серьёзно увлекалась плаванием. Шахматы были просто способом скоротать время с отцом. Повзрослев, Руденко переехала в Одессу и стала там местной чемпионкой – именно по плаванию, брассом, на 400 метров. В шахматы она продолжала играть для развлечения.

Людмила Руденко

Только после переезда из Одессы в Москву в возрасте двадцати одного года Людмила начала принимать участие в шахматных турнирах – скорее всего, по поручению комсомола. Тогда многих девушек уговаривали прийти в спорт, независимо от того, чувствовали ли они в себе наклонности. Просто чтобы дать пример талантливым девочкам, будущим настоящим чемпионкам. В итоге Руденко стала чемпионкой Москвы, а после очередного переезда – и чемпионкой Ленинграда. После войны она добралась и до титула чемпионки СССР по шахматам среди женщин. Тем не менее, играла Руденко не только с женщинами, так что в 1950 году получила звание международного мастера среди мужчин. У неё был свой узнаваемый стиль, который определяли словосочетанием – «смелые импровизации».

Второй после шахмат страстью Руденко были книги. Она переписывалась с модными писателями тридцатых, по памяти могла цитировать поэтов Серебряного века. Во время выездов на соревнования она нередко раздражала отдыхающих с ней в одном гостиничном номере шахматисток привычкой читать допоздна: свет настольной лампы мешал соседкам.

Порой она на выездах пропадала ночами вне номера – играла в преферанс. Играла она презамечательно, так что использовала карты для добычи денег. Это могло бы быть опасно, но её спасал титул чемпионки: ей проиграть не так зазорно, проигрыш легко конвертировать в байку, и Людмила беспрепятственно уходила с ночных карточных партий с деньгами... Чтобы с утра потратить деньги на других девчонок, приехавших с ней на соревнование: не одной же ей шиковать и покупать себе вкусности! А чтобы ночами не засыпать от усталости за партией, курила «Беломор», папиросу за папиросой. Бодрит!

Она играла в шахматы даже в почтенном возрасте, когда начала терять зрение и видела только часть доски. Тем не менее – показывала отличные результаты в партиях со спортсменами.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится