STOPWAR
Похороны королевских особ на Бали: веселье до упаду
52
просмотров
Смерть монарха — всегда большое событие, даже если он был лишь символическим правителем. В Европе похороны всегда печальны, но в других частях света они могут стать поводом для всенародного празднества, если так велит обычай

Путешественники на Бали удивлялись тому, что более всего островитяне веселятся во время кремации, заключительной части индуистских погребальных обрядов. Индуисты верят, что пока тело умершего остается на земле, его дух витает где-то неподалеку. Огонь освобождает душу, и она поднимается в небеса, вольная и счастливая — и провожавшие усопшего в последний путь радуются вместе с ней.

Чем масштабнее похороны, тем больше веселья, а у кого могут быть похороны больше, чем у правителя?

Похороны с огоньком

Официально Индонезия — светская страна и президентская республика, но на самом деле большинство жителей — мусульмане, а на островах сохранилось немало семей, претендующих на происхождение от султанов и раджей прежних времен. На этом фоне Бали выделяется только тем, что на острове чрезвычайно распространен индуизм в его местной форме и кастовая система. Поэтому похороны здесь требуют кремации. 

Один из крупнейших костров последних десятилетий загорелся 15 июля 2008 года в Убуде, городе в центре острова. В тот день обрели свободу души трех членов местной княжеской семьи и еще 68 не столь знатных островитян.

Предыдущий плебон — церемония кремации раджей — схожего масштаба проводился в 1978 году, когда скончался от рака глава правящего рода Чокорда Где Агунг Сукавати. Спустя 30 лет плебон проводили для его преемника Чокорды Где Агунг Суясы и двух его родственников, мужчины и женщины. Женщина скончалась еще в декабре и тогда же была кремирована. В большой церемонии в июле участвовало ее изображение: похороны должны соответствовать статусу умершего, и если первая церемония была скромная, то родственники подождут и во время подобающе роскошного обряда устроят второе, символическое сожжение. 

На сей раз для королевских похорон требовалось построить две огромные бадэ — башни, символизирующих вселенную, — и два саркофага в виде быка (лембу). Согласно традициям, тело покойного укладывают на нижний этаж башни и так везут к местам сожжения. Девятиэтажная бадэ, на которой несли тело Суясы, весила больше 10 тонн. Чтобы ее поднять, потребовалось 200-250 носильщиков, которые периодически сменялись. Они скакали и смеялись, иногда пускались бежать, раскачивали платформу, на которой стояла башня — все ради того, чтобы запутать духов умерших, чтобы они не нашли обратный путь.

За платформой следовал огромный извивающийся дракон, а за ним — гигантский черный бык в золотых украшениях, тот самый саркофаг. В процессии участвовали несколько групп музыкантов. Шествие сопровождали сотни или даже тысячи зрителей, пришедших порадоваться скорому освобождению царственных душ. 

На площади, где все было подготовлено для костра, белый с золотом гроб сняли с платформы, трижды обнесли вокруг ожидающего черного быка. За гробом шли мужчины и женщины и несли подношения на головах, сложив последние дары пирамидами. Наконец тело Суясы поместили внутрь большого черного быка вместе с прощальными дарами. Рядом с ним стоял бык поменьше, подготовленный для тела родственника. Когда пламя охватило саркофаг, казалось, что из пасти быков повалил дым, а глаза загорелись огнем.

Тела почти 70-ти не столь знатных островитян были преданы огню на отдельном костре.

Долгий путь к кремации

Массовые сожжения — отчасти вынужденная необходимость. Обряд настолько дорог и требует такой длительной подготовки, что балийцы предпочитают подождать и кремировать несколько умерших сразу, особенно если есть вероятность провести свои обряды вместе с похоронами состоятельного соседа или земляка.

Очень важно, чтобы обряд прошел по всем правилам, иначе душа может переродиться не в новое земное существо, а в злого духа. Поэтому многим покойникам приходится ждать несколько месяцев и даже лет, в захоронениях или мумификации (в зависимости от касты, к которой они принадлежали при жизни), прежде чем душа освободится для будущего перерождения. Суяса, которого кремировали 15 июля, скончался 28 марта. Тело забальзамировали и хранили во дворце, пока готовились к церемонии. 

Оставшийся после сожжения пепел предают морю. Так тело покойного возвращается к пяти изначальным элементам: земле, воде, огню, ветру и эфиру, а его душа обретает полную свободу.

Плебон в эпоху пандемии

Церемония 2008 года — крупнейшая, но далеко не последняя, с тех пор на острове провели еще по меньшей мере полдюжины королевских сожжений, всегда строго соблюдая обряд, каждый раз строя башни и саркофаги, только чтобы их сжечь. Например, в 2018 году скончалась супруга раджи Убуда, и ей тоже устроили королевскую кремацию с бадэ высотой 24 метра и быком-саркофагом — на сей раз красного цвета.

Похоронная церемония в 2019 году

Даже пандемийные ограничения не помешали балийцам достойно освободить душу умершего члена семейства раджи. В декабре 2021 года скончался Анак Агунг Нгурах Маник Парасара, он же номинальный раджа Убуда под именем Ида Чокорда Пемекутан XI. Тело раджи кремировали 21 января 2022 года.

Прощальная процессия, десятиметровая бадэ, толпы туристов и балийцев в традиционных костюмах, саркофаг — обряд провели, тщательно следуя обычаям. Единственное отличие состояло в том, что все присутствовавшие на церемонии официальные лица по требованию губернатора прошли тестирование на COVID-19.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится