Венгерский художник Ласло Мохой-Надь не только создавал искусство, но и изучал его, стараясь раскрыть все возможности и использовать все приемы
616
просмотров
Ласло Мохой-Надь (László Moholy-Nagy) – человек, который мог бы стать суровым юристом. Он даже получил соответствующее образование, но всё же свернул на тропу деятеля искусства.

Мохой-Надь родился в Венгрии, в юном возрасте начал публиковать стихи, а в 1917 был ранен на войне. Его потянуло к кубизму, экспрессионизму, к авангарду в целом.

Коллаж | Ласло Мохой-Надь | Mass Psychosis, 1927 и The Dream Of A Girls' Boarding, 1925
Живопись | Ласло Мохой-Надь | Am 7 (26), 1926
Живопись | Ласло Мохой-Надь | Untitled Construction, 1922
Живопись | Ласло Мохой-Надь | K VII, 1922

В 1919 он переехал в Берлин, где спустя три года состоялась его первая выставка. Мохой-Надь представил публике «Телефонные картины» – изделия из эмалированного металла, название которых объясняется следующим образом: они были изготовлены на фабрике вывесок по заказу, продиктованному по телефону.

Ещё в «Телефонных картинах» проявлялась холодность, анонимность, некая неодушевлённость, свойственная массовой продукции. В своих дальнейших работах Мохой-Надь зачастую обращался к невыразительным геометрическим формам, которые он сочетал с разными цветовыми гаммами.

Живопись | Ласло Мохой-Надь | Telephone Picture EM 3, 1922

Работа Telephone Picture EM 3 скупа на формы и цвета и выполнена в крайне строгой и минималистической манере. Так как Мохой-Надь был не только скульптором, но и художником, а также фотографом, журналистом и даже режиссёром своих короткометражек, можно проследить, как его идеи и мировоззрения отражались в разных видах искусства. Он много времени посвятил изучению светотени, видению в фотографии и тому, какие оптические возможности даёт человеку фотокамера.

Мохой-Надь использовал контраст и геометрию для того, чтобы передать человеческие чувства. Например, это особенно заметно в работе Jealousy. Исполненная в серых тонах, она обезличивает всех действующих лиц кроме центральной героини.

Коллаж | Ласло Мохой-Надь | Jealousy, 1927

Мохой-Надь успел поработать и в экспериментальном театре Эрвина Пискатора в Берлине, и попробовать себя в качестве преподавателя в школе Баухауз. Он увлекался дадаизмом – течением, возникшим как реакция на события Первой мировой войны, олицетворявшим её бессмысленность.

Интересно, что Мохой-Надь на протяжении своей жизни несколько раз так или иначе сталкивался с Россией и Советским Союзом. Так, он был ранен именно на Русском фронте, а в 1924 году познакомился с Владимиром Маяковским и сделал несколько фотопортретов этой эксцентричной личности, а в 2004 году на выставке в Москве творчество венгерского художника было представлено на выставке «100 лучших фотографий Венгрии».

Фотография | Ласло Мохой-Надь | La Canebière Street, Marseilles, 1928 и Lago Maggiore, Ascona, Switzerland, 1930
Фотография | Ласло Мохой-Надь | Photogram и Radio Tower Berlin, 1928
Фотография | Ласло Мохой-Надь | Siesta, 1926 и Xanti Schawinsky On A Bauhaus Balcony, 1926

В 20 годах прошлого века Мохой-Надь начал создавать «свето-пространственные модуляторы», что стало новым явлением в архитектуре.

Собственно, эти композиции являлись архитектурными только наполовину. В них разные части и плоскости находились в различных пространственных соотношениях.

Скульптура | Ласло Мохой-Надь | Light-Space Modulator, 1930

Из нацистской Германии ему пришлось эмигрировать, да и в целом его взгляд на мир не вписывался в нравы Берлина того времени: Мохой-Надь стремился к созиданию, осмыслению, а не к разрушению.

Этот человек не только создавал искусство, но и изучал его, стараясь раскрыть все возможности и использовать все приёмы.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится