Яков Брюс: московский Нострадамус
0
77
просмотров
Имя его не только сохранилось в названии переулка в центре Москвы, но и вот уже почти три столетия служит синонимом тайных знаний, встречается на страницах романов и повестей — от произведений Ивана Лажечникова и Ивана Тургенева до Дмитрия Мережковского и Александра Чаянова. Звали его Яков Вилимович Брюс.

Благородный потомок шотландских и ирландских королей офицер Уильям Брюс бежал из охваченной стихией буржуазной революции Англии в Россию. Здесь он поступил на службу к царю Алексею Михайловичу — возглавил стоявший в Пскове государев полк. Здесь же, в далёкой Московии, завёл семью и детей, в числе которых два сына. Старший известен как первый комендант Петербурга, младший — как герой Полтавской баталии, чародей и предсказатель, сродни французу Мишелю Нострадамусу.

Слуга царю

Джеймс Дэниэл Брюс, известный в России под именем Яков Вилимович, родился в Москве в 1669 году. Вместе с братом Романом прилежно учился под руководством, как полагают, матери и населявших Немецкую слободу иностранцев, так что к 14 годам владел тремя языками, знал математику и астрономию. В 1683 году, после смерти отца, братья Брюс встали под знамёна петровского потешного войска. Помимо воинской науки юные шотландцы обучились сквернословить и выпивать почище любого современного английского студиозуса. Можно лишь удивляться, что младший при этом умудрялся ещё и совершенствоваться в науках.

После отъезда Петра в Троицкий монастырь в 1689 году Яков поспешил за своим командиром, заслужив таким образом и новые награды, и благоволение царя. В 1697—1699 годах входил в состав Великого посольства, да и в дальнейшем неоднократно выполнял различные дипломатические поручения Петра, вербуя иностранных учёных и ремесленников, художников и военных, ведя тайные и явные переговоры.

Пётр I усмиряет своих солдат после взятия Нарвы. Николай Зауервейд, 1859 год.

После учреждения Сената верный соратник царя возглавил Берг- и Мануфактур-коллегии, взяв на себя труд по развитию горного дела и отечественной промышленности. В 1720-м к его обязанностям добавилось руководство монетным и Денежным дворами, фактически именно Брюс был вдохновителем и проводником петровской денежной реформы.

Всё это время Брюс оставался царским любимцем, которому поручалась ещё и организация всевозможных церемоний — от увеселений, в которых он отличался редкой выдумкой и даже вкусом, до официальных торжеств. Во время коронации Екатерины I Брюс нёс перед новоиспечённой императрицей корону; после кончины Петра в 1725-м возглавил печальную комиссию.

Военная карьера

В 18 лет Брюс принял участие в своей первой военной кампании — Крымских походах князя Василия Голицына, фаворита царевны Софьи. Вероятно, проявил себя неплохо, так как за каждый поход заработал себе по поместью. Затем в Азовских походах самого Петра, которые закончил в чине полковника.

Были у Брюса и неудачи. Отправленный в 1700 году Петром на север России собрать войска, не уложился в сроки и провалил операцию, за что был отстранён от командования. В том же году участвовал в провальной осаде Нарвы. Последнее, впрочем, ничуть не повлияло на служебный рост Брюса, ставшего вскоре генерал-майором. Далее русский шотландец участвовал во всех значимых сражениях Северной войны: штурме Нотебурга (Орешек), взятии Ниеншанца, осаде Копорья, Нарвы и Калиша, а главное — в битвах при Лесной и Полтаве, где руководил всей артиллерией. По итогам Полтавской баталии был в числе четырёх награждённых орденом Святого Андрея Первозванного. В 1710 году Брюс участвовал во взятии Риги, а в 1721 году готовил и от имени царя, вместе с Андреем Остерманом, подписывал в Ништадте мирный договор между Россией и Швецией, завершивший Северную войну. России мир принёс выход в Балтику, а Брюсу — графский титул.

Графский герб Якова Брюса в грамоте Петра I. 1721 год.

Почти с самого начала военных действий Брюс оказался ответственным за артиллерию — изготовление и доставку к театру военных действий снарядов, командование батареями. К делу подошёл толково и системно — ввёл единые терминологию и систему измерений частей орудия с учётом калибра, стандартизировал орудия и снаряды. Помимо этого организовал строгий учёт боеприпасов в артиллерийском деле, ввёл в практику применение конной артиллерии, чугунной картечи, зажигательных бомб, учредил инженерно-артиллерийские школы. С азартом участвовал в испытаниях новых орудий и даже сам придумал новый рецепт пороха и скорострельные орудия. Был назначен сначала исполняющим обязанности главы Артиллерийского приказа и генерал-фельдцейхмейстера (шефа артиллерии), а после кончины занимавшего эту должность официально князя Александра Имеретинского в 1711 году был окончательно утверждён в должности, которую занимал до самого своего выхода в отставку в 1726 году.

В отставку, оказавшись после смерти Петра не у дел, Брюс попросился сам. При этом ему был дарован чин генерал-фельдмаршала.

Коллекционер

О личной жизни Брюса известно мало. Потеряв супругу и двух дочерей, умерших в младенчестве, он скончался, не оставив потомства. Портреты изображают сурового человека со скептическим выражением лица, настоящего «сухаря». Однако и у него была страсть — коллекционирование.

Он собирал растения и минералы, природные курьёзы и рукописи, живопись и гравюры, археологические древности и разнообразные инструменты, монеты и медали; обладал огромной по тем временам библиотекой, включавшей издания на 12 языках по всем отраслям знаний и художественную литературу, которую предпочитал читать на английском. Разъезды по Европе с царскими поручениями способствовали пополнению коллекций Брюса. Иногда денег не хватало, приходилось хитрить. В 1717 году Брюс, неустанно боровшийся с коррупцией в войсках, наряду с Меншиковым и сам был уличён в противозаконных подрядах.

Огромный интерес русский шотландец испытывал ко всему, что объединялось словом «Восток». Именно Брюс положил начало серьёзному изучению Китая и даже Японии, взяв под опеку случайно попавшего в Москву некоего «апонского государства татарина» и собрав внушительную китайскую коллекцию.

Чернокнижник

Легенды приписывали Брюсу создание летательных аппаратов и роботов (механической куклы), обладание волшебной книгой и эликсиром бессмертия. Действительность была скромнее. Московский шотландец вполне в духе времени считал алхимию и астрологию серьёзными науками, старательно изучал их и применял на практике, составив, в частности, карту Москвы, разделённую на части по знакам Зодиака.

«Брюсов календарь». Гравюра 1720 года

Астрология и Зодиак легли в основание знаменитого «Брюсова календаря». «Календарь или месяцеслов христианский… на лето от воплощения Бога Слова 1710…» был отпечатан в декабре 1709 года в Первой гражданской московской типографии, подчинявшейся Артиллерийскому приказу. Составителем его был царский библиотекарь Василий Киприанов, но создавался и печатался календарь «под смотрением» Брюса и неразрывно связан с его именем. Издание включало историю сотворения мира, святцы, пасхальный и лунный календари, массу справочных сведений, как то: гербы русских городов, карты Московской и Петербургской губерний, перечень почтовых станций и тому подобное. А кроме того, предсказания погоды, «астрономический, экономический и политический двухсотлетний календарь» и народные приметы.

По некоторым сведениям, Брюс также был масоном или членом некоего тайного «Нептунова общества» — наряду с Францем Лефортом, Феофаном Прокоповичем, Александром Меншиковым и самим Петром.

Учёный

Любовь к тайным наукам сочеталась у Брюса с безмерным уважением к позитивному знанию. Твёрдо веря в спиритизм и алхимию, Брюс последовательно боролся с суевериями, объясняя самому царю секреты нетленных мощей и тому подобных «чудес».

О научных занятиях Брюс не забывал даже во время военных действий. Результатом его участия в Крымских и Азовских походах стала подробная «Карта земель от Москвы до Малой Азии» (то есть юга России), составленная совместно с Юрием фон Менгденом и изданная в 1699 году в Амстердаме. Первая русская гравированная карта стала визитной карточкой Брюса во время его поездок по Европе: одно дело принимать бесчинствующих и вечно пьяных соратников диковинного царя московитов, другое — заявившего о себе географа. В 1711 году именно Брюс обнаружил в Кёнигсберге так называемую Радзивилловскую летопись, которую впоследствии передал Василию Татищеву с наставлением — заняться российской историей.

В Англии Брюс встречался с Исааком Ньютоном и Эдмундом Галлеем, по поручению царя покупал и заказывал инструменты, вербовал иностранных специалистов, вёл переговоры и переводил необходимую литературу. По возвращении в Россию участвовал в 1701 году в создании московской Навигацкой школы в Сухаревой башне, в стенах которой основал первую в стране государственную обсерваторию, великолепно оборудованную новейшими европейскими инструментами. Брюс и сам брался за изготовление различных инструментов, например, зеркал и зрительных труб. Владея английским, немецким, голландским языками и латынью, любимец Петра переводил труды по артиллерии и фортификации, геометрии и астрономии, составил и издал в 1717 году русско-голландский и голландско-русский лексикон.

Сухарева башня.

Выйдя в отставку, Брюс удалился от дел, поселившись в подмосковной усадьбе Глинки. Здесь он оборудовал себе обсерваторию и предался любимым астрономическим наблюдениям, переписывался с Леонардом Эйлером и другими учёными. Здесь же он и умер в 1735 году, будучи 65 лет от роду.

Пёстрые коллекции Брюса после его смерти на 30 подводах были отправлены в Петербургскую академию наук. Значительная их часть погибла во время пожара 1747 года, однако и сегодня книги из библиотеки московского мага хранятся в Библиотеке Академии наук, а экспонаты из брюсовских коллекций можно видеть в составе петербургских Кунсткамеры и Эрмитажа. Брюсов же «Календарь» с дополнениями и изменениями регулярно переиздавался вплоть до 1917 года. Как писал Лев Толстой, «на всю Россию был самый чудесный человек» — Яков Брюс.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится