STOPWAR
Кто влиял на творчество Врубеля?
55
просмотров
В Третьяковской галерее на Крымском валу проходит выставка М. А. Врубеля — огромная, невероятно плотная, охватывающая практически весь его путь: от самых ранних сохранившихся работ до рисунков, законченных уже в годы безумия, за считанные дни до слепоты. Делимся своими наблюдениями о том, какая творческая среда подпитывала творческие искания гения.

«Невероятный, безумный, ни на кого не похожий», — так часто говорят об этом художнике, подразумевая отсутствие аналогов его сумрачно-светящимся картинам среди работ современников. И все это верно, кроме, может быть «ни на кого не похожий» — потому что общие точки с художниками-современниками мы у Врубеля, конечно, найдем — и это будет не «он тоже писал кистями и красками по холсту».

Натурщик в венке, с тирсом (Вакх) Михаил Александрович Врубель 1884

Любой художник — как бы не был своеобразен его стиль — у кого-то учился, с кем-то дружил, кем-то восхищался — и отголоски манеры педагогов, друзей, кумиров в его работах нет-нет, да проскользнут. Попробуем же отследить эти отголоски у Врубеля.

К ночи Михаил Александрович Врубель 1900

Свой уникальный стиль Михаил Александрович нашел вовсе не сразу. Чтобы это почувствовать, достаточно посмотреть на одну из его ранних вещей — иллюстрацию к роману «Анна Каренина».

Михаил Александрович Врубель 1878

Сцена встречи Анны с сыном трогательна, патетична, динамична, изящна по технике — и похожа на десятки других литературных иллюстраций того времени. Врубель, которого мы знаем, проявляется здесь, пожалуй, только в бурных и прихотливых складках платья, — ему художник придал больше индивидуальности, чем лицу героини, которую он наделил греческим профилем и демоническим взглядом.

Страницы журнала «Модный Свет» (Модный Свѣтъ), Санкт-Петербург
Страницы журнала «Модный Свет» (Модный Свѣтъ), Санкт-Петербург
Страницы журнала «Модный Свет» (Модный Свѣтъ), Санкт-Петербург
Страницы журнала «Модный Свет» (Модный Свѣтъ), Санкт-Петербург
Страницы журнала «Модный Свет» (Модный Свѣтъ), Санкт-Петербург

Вероятно, человеком, подтолкнувшим молодого художника к созданию его «кристаллической» манеры, стал профессор Петербургской Академии художеств Павел Петрович Чистяков — человек, через класс которого прошли Репин, Поленов, Суриков, Серов, Рерих…
Живопись этого художника малоинтересна, но учеников он удерживал не живописью, а рисунком.

Джованнина Павел Петрович Чистяков

На первый взгляд, графика Врубеля противоречит той цельности, которую Чистяков требовал от студентов. Но только на первый. Со второго становится понятно, что обманчивая разобщенность рисунков Врубеля — привычка гранить любой образ как кристалл на сотни плоскостей, собирающихся в единую фигуру.

Набросок левой руки художника Михаил Александрович Врубель XIX век

В акварели Чистяков чрезвычайно ценил манеру испанского художника Мариано Фортуни — тот писал с обманчивой небрежностью, умело сочетая легкость с виртуозной проработкой деталей. Манера Фортуни оставлять крошечные незаписанные фрагменты белой бумаги придавала его работам привкус некоторой незавершенности, эскизной свежести.

Продавец ковров Мариано Фортуни-и-Карбо 1870

Врубель в академические времена перенял его стиль настолько близко, что другие студенты прозвали его «Фортуни».

Натурщица в обстановке Ренессанса Михаил Александрович Врубель 1883

Впрочем, в вещах, написанных маслом, Фортуни тоже умело выдерживал баланс между беглым, почти импрессионистическим мазком и вниманием к деталям.

Араб на фоне ковра Мариано Фортуни-и-Карбо 1874

В живописи Врубеля — мрачной, фантастической, светящейся, несмотря на тягу к оттенкам грязи и пепла, сложно признать влияние другого его педагога — Ильи Ефимовича Репина. Но во врубелевской живописи академического времени ясно виден крупный, корпусный «репинский» мазок. Особенно хорошо влияние Репина чувствуется в неоконченных вещах — к примеру, в этюде мужской головы.

М.А. Врубель. Этюд мужской головы. 1882−3 гг. Холст, масло

Впрочем, восхищение Репиным у Врубеля достаточно быстро сошло на нет — работы Ильи Ефимовича казались молодому художнику слишком «публицистическими».

Как и многие молодые художники того времени, Врубель был увлечен историческими и литературными сюжетами.

Гамлет и Офелия. Эскиз Михаил Александрович Врубель 1883

Оценить это увлечение мы можем не только по трем незавершенным «Гамлетам», но и по небольшой трактирной сценке, разом напоминающей как иллюстрации к романам Дюма, так и историзмы в духе чрезвычайно популярных тогда Мейссонье и Менцеля.

Жмурки («Слепая корова») Адольф фон Менцель 1863

Среди врубелевских работ времен обучения в Академии есть неоконченный акварельный эскиз «Античной сцены». Сам Врубель в письме сестре упоминал ее как «незамысловатый жанр». Сюжет картины и впрямь несложен — дородный господин, которого так и хочется назвать «римлянином времен упадка», дремлет, утомленный бесконечным пиром, а молодой красавец, облокотившись на изголовье его ложа, перемигивается с девицей.

Пирующие римляне Михаил Александрович Врубель 1883

Эта небольшая работа явно стоила художнику немалых усилий — в поисках композиции он надставлял лист дополнительными фрагментами, но результат его явно не удовлетворял. Впрочем, профессоров он бы тоже не удовлетворил — вряд ли бы их устроила ступня спящего чревоугодника в качестве центра картины. При этом маленькая незаконченная вещь очаровательна и живыми характерами героев, и внезапно тщательной проработкой некоторых деталей — сандалий девушки, ее инкрустированной лиры, столика с ножками-драконами…
Догадаться, кого пытался догнать Врубель в этой вещице, несложно — известно, что его восхищали работы Лоуренса Альма-Тадема.

Сиеста Лоуренс Альма-Тадема 1868,

Конечно, Альма-Тадема был далеко не единственным живописцем, специализировавшимся на античности, но именно его тогда ценили не только за живопись, но и за почти археологическую точность в деталях.

Автопортрет Лоуренс Альма-Тадема 1896
Римские дегустаторы вина Лоуренс Альма-Тадема 1861
Женский портрет Лоуренс Альма-Тадема 1902
Цветочный рынок Лоуренс Альма-Тадема 1868

В 1884 году Врубель был приглашен А.В. Праховым в Киев для участия в реставрации Кирилловской церкви. Через некоторое время он отправился в Италию для изучения византийского стиля в работах старых итальянских мастеров. Возможно, призраки церковных росписей и мозаик мы видим и во врубелевской манере писать разрозненными мазками, и в пристрастии к внезапно вспыхивающим бликам, и к лицам-ликам с иконно-огромными глазами.

Мозаики купола собора Св. Марка, Венеция

Оказавшись в Венеции, Врубель писал, что великие венецианцы зрелого Возрождения — Тициан, Веронезе, Тинторетто, его заинтересовали мало («Чудо святого Марка» Тинторетто он и вовсе назвал плоским), а по-настоящему он восхищен Джованни Беллини, Чима да Канельяно, Карпаччо.

Портрет венецианской девушки Михаил Александрович Врубель 1885

При этом в работах Врубеля того периода можно найти разве что слабый, почти призрачный намек на венецианских мадонн — и ни следа той звучной, красочной, доброжелательной ясности, что свойственна кругу Беллини.

Мост вздохов. Венеция Михаил Александрович Врубель 1890-е

Хотя, возможно, он хотел постичь именно то, что не давалось — бирюзовое сияние неба и воды, пестроту нарядов, четкость линий — постигать что-либо у Тинторетто ему в самом деле должно было быть скучно — они и так говорили на одном языке.

Джованни Беллини. Триптих Фрари. 1488 г. Дерево, масло Базилика Санта-Мария Глориоза деи Фрари. Венеция
Богоматерь с младенцем Михаил Александрович Врубель 1885

Среди художников, друживших с Врубелем со студенчества, ему особенно был близок Валентин Серов, который был, конечно, несколько младше, но заниматься живописью начал раньше. Друзья вместе учились у Репина, работали в одной мастерской, часто писали одну и ту же модель — и их стиль изрядно похож и свободой письма и виртуозной работой со скупой гаммой.

Портрет Константина Дмитриевича Арцыбушева Михаил Александрович Врубель 1897,

Особенно это заметно в портретах, где они совершенно по-разному пишут головы, но сходно — руки и окружение.

Портрет художника И. И. Левитана Валентин Александрович Серов 1893

И, пожалуй, художником, чьи работы созвучны Врубелю почти пугающе (разве что без мощного привкуса обреченности), можно назвать символиста Гюстава Моро.

Орфей Гюстав Моро 1865,

Это был человек, глубоко уверенный в гениальности своих работ и (к счастью) достаточно обеспеченный, чтобы не нуждаться в клиентах. Как и Врубель, Моро — идеальный символист, то есть, художник, способный создавать вещи одновременно бессюжетные и глубокомысленные, ценные в основном своей невероятной красотой.

Сафо Михаил Александрович Врубель 1885
Самсон и Далила Гюстав Моро 1882
Падение Сафо Гюстав Моро 1890-е
Осень (Деянира и кентавр Несс) Гюстав Моро 1873
Женщина за туалетом Гюстав Моро 1890
Елена Троянская Гюстав Моро 1895,
Невеста ночи (Песнь песней) Гюстав Моро 1870-е
Орфей у гробницы Эвридики Гюстав Моро 1891

Работы Моро (любившего ориентальные, библейские, античные мотивы) написаны почти пуантелистически — мелкий мозаичный мазок, дробность и мерцание, напоминающее о бисерных вышивках. Как и Врубель, он дарил своим героиням огромные глаза, массивные прически, причудливые драгоценности и головные уборы.

Девочка на фоне персидского ковра Михаил Александрович Врубель 1886

Моро, как и Врубелю, нравилось дремотное очарование лиц, нарушение анатомии ради выразительности движения, сумрак, в котором искрятся драгоценные камни, плоскостно-декоративный подход к пейзажам и интерьерам.

Гюстав Моро. Елена Троянская. Акварель , 1895 / Михаил Врубель. Философия. Акварель , 1899

Наконец, как и Врубель, Моро любил акварель и часто переносил ее приемы в масляную живопись.

Михаил Александрович Врубель 1898

Выставка «Михаил Врубель» в Третьяковской галерее продлится
до 8 марта 2022 года.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится