Охотники, кабаки, униженные и оскорбленные, а также другие «бедные люди»: 10 признаков того, что перед вами картина передвижников
8,105
просмотров
Охотники, бесконечные равнины, толпы православных, кабаки, униженные и оскорбленные, а также другие «бедные люди». Разбираемся, как опознать, что перед вами картина, написанная русским художником-передвижником.

1. «Бедные люди»

Частые герои передвижнической живописи — люди, живущие трудно и безра­достно, вынужденные заниматься тяжелым трудом. Это бурлаки (не только у Репина, но еще у многих), шахтеры, ремонтные рабочие; те, кто не имеет крыши над головой (погорельцы, нищие и странники, переселенцы, старики, кочующие с квартиры на квартиру), и просто крестьяне, чьи лохмотья живопи­суются с акцентированной реалистичностью.

Василий Верещагин. Бурлаки на Волге 1866 год
Алексей Саврасов. Бурлаки на Волге 1871 год
Илья Репин. Бурлаки на Волге 1872–1873 годы
Илья Репин. Бурлаки, идущие вброд 1872 год
Владимир Маковский. Этюд к картине «На Волге» 1896 год
Константин Савицкий. Ремонтные работы на железной дороге 1874 год
Сергей Иванов. Обратные переселенцы 1888 год
Виктор Васнецов. С квартиры на квартиру 1876 год
Василий Перов. Странник 1880 год

2. Униженные и оскорбленные

Более крупный план представления «бедных людей»: ситуация конкретного несчастья или обиды. Жертвами становятся самые уязвимые: дети (особенно у Перова), старики, женщины — невесты, выдаваемые замуж за нелюбимых, или угнетаемые гувернантки и горничные. Все они кротко принимают удары судьбы, и этот мотив терпеливого страдания особенно преобладает в живописи 1860–70-х годов.

Василий Перов. Тройка (Ученики мастеровые везут воду) 1866 год
Василий Перов. Проводы покойника 1865 год
Илларион Прянишников. Порожняки 1872 год
Василий Пукирев. Неравный брак 1862 год
Фирс Журавлев. Перед венцом 1874 год
Василий Максимов. Добредет ли? 1896 год

3. Среда обитания: кабак, ночлежный дом, неправедный суд

Герои картин толпятся перед зданием мирового суда, у острога, кабака или ночлежного дома. Городская натура у передвижников практически не бывает собственно городской: в ней не просто нет никаких урбанистических примет, но и отобрана она путем своего рода отрицательной селекции — только та, которая враждебна персонажам или пагубна для них. Уникальный случай — картина Перова «Последний кабак у заставы», где, вопреки обычной в подоб­ных сюжетах повествовательности, трактовка темы предвосхищает будущий экспрессионизм: сани, лошади, фигура женщины, ждущей мужа, теряются в живописном сумраке, прорываемом лишь зловещим желтым светом окон питейного заведения.

Константин Савицкий. У мирового судьи Вторая половина XIX века
Константин Савицкий. В ожидании приговора суда 1895 год
Владимир Маковский. У острога (Ожидание) 1875 год
Василий Максимов. Аукцион за недоимки 1880–1881 годы
Алексей Корзухин. Сбор недоимок (Уводят последнюю корову) 1868 год
Григорий Мясоедов. Земство обедает 1872 год
Павел Ковалевский. Зимний день. У кабака 1882 год
Василий Перов. Последний кабак у заставы 1868 год

4. Лица власти: сатира, обличение

У жертв, вызывающих сострадание, есть обидчики, и они обладают отчет­ливыми социальными физиономиями. Достается помещикам, торгующим людьми, купцам и чиновникам, измывающимся над безответным собратом. Но больше всего сатирических и обличительных красок выпадает на долю представителей духовенства — от гротескного протодьякона на купеческих именинах до пьяного попа на крестном ходе. В картинах 1860-х годов столкновение положительных и отрицательных героев часто происходит назидательно-наглядно: позднее такие лобовые трактовки постепенно исчезнут и интонации картин станут сложнее.

Илларион Прянишников. Шутники. Гостиный двор в Москве 1865 год
Николай Неврев. Торг. Сцена из крепостного быта. Из недавнего прошлого 1866 год
Василий Перов. Сельский крестный ход на Пасхе 1861 год
Василий Перов. Чаепитие в Мытищах, близ Москвы 1862 год
Василий Перов. Приезд станового на следствие 1857 год

5. Бунтари

В 1870–80-е, реагируя на все более накаляющуюся общественную ситуацию — «хождение в народ», цареубийство, народовольческие процессы, — передвиж­ническое искусство, всегда чуткое к социальному, находит новых персона­жей — бунтарей. «Беглый» Савицкого, «Узник», «Осужденный» и «Оправдан­ная» Владимира Маковского, революционный цикл Репина, «Заключенный», «Всюду жизнь» Ярошенко и так далее. Явно сочувствуя своим героям, худож­ники все же в основном избегают крупных планов и слишком пристальных ракурсов (сочувствие сопряжено с опаской): образы такого рода не претендуют на типичность.

Илья Репин. Сходка 1883 год
Владимир Маковский. Вечеринка 1875–1897 годы
Илья Репин. В одиночном заключении Около 1885 года
Илья Репин. Отказ от исповеди 1879–1885 годы
Илья Репин. Под конвоем. По грязной дороге 1876 год
Владимир Маковский. Осужденный 1879 год
Владимир Маковский. Оправданная 1882 год
Владимир Маковский. Узник 1882 год
Николай Ярошенко. Заключенный 1878 год
Николай Ярошенко. Студент 1881 год

6. Портреты-типы

Это портреты конкретных людей, но художнику важны не имена, а социальная принадлежность. Герои передвижников — крестьяне, курсистки и студенты, чуть позже рабочие. Интонация изображений может колебаться в диапазоне от трезво-оценочной до откровенно прославительной, но колористическое и композиционное решение почти всегда будет аскетическим. Еще более эта аскетичность заметна в портретах людей «своего круга» — представителей разночинной интеллигенции.

Иван Крамской. Полесовщик 1874 год
Иван Крамской. Крестьянин с уздечкой. Мина Моисеев 1883 год
Илья Репин. Мужичок из робких 1877 год
Илья Репин. Мужик с дурным глазом 1877 год
Николай Ярошенко. Кочегар 1878 год
Николай Касаткин. Шахтерка 1894 год
Василий Перов. Фомушка-сыч 1868 год

7. «Лучшие люди России»

В кругу передвижников заказной портрет как таковой не пользуется популяр­ностью, но есть единственный заказчик: Павел Михайлович Третьяков, который кроме основной галереи открывает еще и отдельную, портретную, и в ней желает иметь портреты «лучших людей России». Лучшие люди — это, во-первых, писатели, «властители дум», но также художники и другие предста­вители прогрессивной общественности. Погрудные (реже поколенные) портреты на нейтральном фоне, почти монохромные; во многих так или иначе варьируются оттенки гражданской скорби или нравственного вопрошания: «Так ли живем?» Отрицание красочности у портретистов 1860­–70-х годов (позже это будет уже не так) — своего рода идеологическое решение: отече­ственный социальный мир «во зле лежит» — значит, цвета не заслуживает.

Василий Перов. Портрет Ф. М. Достоевского 1872 год
Иван Крамской. Портрет писателя Льва Николаевича Толстого 1873 год
Иван Крамской. Портрет Н. А. Некрасова 1877 год
Иван Крамской. Портрет писателя Михаила Салтыкова-Щедрина 1879 год
Илья Репин. Портрет Владимира Васильевича Стасова, русского музыкального критика и историка искусства 1873 год

8. Хоровые картины: народ как множество

Термин «хоровая картина» употребляется по отношению к большим полотнам, представляющим некое людское множество; в корпусе передвижнических работ они обретают популярность примерно с середины 1870-х годов. Картин­ными ситуациями, где в качестве коллективного героя присутствует «весь народ», могут быть сцены труда или проводов в армию, а также ярмарки и церковные праздники. И как раз в последних изгнанная, казалось бы, цветность палитры вновь обретает права. С одной стороны, это мотивировано апелляцией к национальному как положительному: тема русской красоты и русской стихии ярко проявится позднее, в творчестве живописцев следую­щих поколений — например, у Андрея Рябушкина или Филиппа Малявина. С другой же стороны, молебны и крестные шествия занимали значительное место в народной жизни — и здесь следование правде отчасти могло вступать в конфликт с антиклерикальными настроениями многих художников, обра­щавшихся к этой теме.

Константин Савицкий. Встреча иконы 1878 год
Илья Репин. Крестный ход в Курской губернии 1880–1883 годы
Илларион Прянишников. Крестный ход 1893 год
Владимир Маковский. Молебен на Пасху 1887–1888 годы
Владимир Маковский. Ярмарка 1885 год

9. Пейзажи: хмурые дни, бесконечные равнины, переходные состояния природы, открытие пленэра

До передвижников русский пейзаж редко бывал вполне русским: в нем преобладали чужие (чаще всего итальянские) мотивы и романтический набор красот: лунные ночи, закаты и рассветы, морские шторма и прочее. А в 1870-е годы, когда художники этой генерации впервые заинтересовались пейзажем, в фокусе, напротив, оказалось отечественное как нарочито бедное: размытые дождем дороги, неосвоенный простор, серое небо (особняком здесь стоит Шишкин с его любовью к изобильным хвойным лесам и прочему ландшафтному богатырству). Преобладающее время года — совсем ранняя, еще почти зимняя весна или пасмурная осень — плохая погода, впрочем, давала возможность применить пленэрные навыки. Преобладающая компо­зиция — горизонтальный разворот поля, болота или чахлого перелеска. Но уже в 1880-е годы у Саврасова, Левитана, Поленова и их учеников видовой и метео­рологический ассортимент пейзажей в значительной степени расширится.

Николай Дубовской. Притихло 1890 год
Алексей Саврасов. Проселок 1873 год
Алексей Саврасов. Грачи прилетели 1871 год
Ефим Волков. Туманное утро 1896 год
Федор Васильев. Оттепель 1871 год
Василий Поленов. Стынет. Осень на Оке близ Тарусы 1893 год

10. Люди в пейзаже: охотники

Человеком природы в романтической живописи чаще всего бывал рыбак — созерцатель. Передвижники предпочитали изображать охотника — деятеля. С собаками и без собак, поджидающего вальдшнепа на тяге или отдыхаю­щего на привале. Охотничьи рассказы проходили по разряду досуга, притом что в иных поводах изобразить досуг и любое рутинное времяпрепрово­жде­ние — собственно в домашних сценах — картины художников этого круга ничем не выделялись в общем потоке бытового жанра второй половины столетия.

Владимир Маковский. Охотники 1906 год
Владимир Маковский. Охотники на привале 1887 год
Василий Перов. Охотники на привале 1871 год

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится