STOPWAR
Что стало причиной восстания на броненосце «Потемкин»
12
просмотров
«Мы знали, какие надежды возлагает на нас русский народ, и положили: лучше умереть с голоду, чем бросить такую крепость».

10 октября 1898 года на стапеле Николаевского адмиралтейства в городе Николаеве был торжественно заложен броненосец, ставший сильнейшим в Черноморском флоте. Его создание ознаменовало собой завершение перехода от традиционных для 19-го столетия технических решений к ряду новшеств, более характерных для века будущего. Разработку проекта, а впоследствии и руководство строительством осуществлял корабельный инженер Севастопольского военного порта А. Э. Шотт, работавший ранее под руководством видного кораблестроителя Н. Е. Кутейникова.

Прототипом для «Потёмкина» послужил построенный ранее броненосец «Три Святителя», однако проект нового корабля вобрал в себя ряд перспективных конструкторских решений, применённых при строительстве и других броненосцев. Так, его мореходные данные соответствовали ранее построенному броненосцу «Пересвет».

На «Потёмкине» предусматривался возвышенный полубак, что позволяло уменьшить заливаемость носовой части корабля при волнении и поднять до 7,6 метра над поверхностью воды ось носовых орудий главного калибра. К тому же впервые было использовано централизованное управление артиллерийским огнём, которое осуществлялось из центрального поста, расположенного в боевой рубке.

Броненосец стал первым кораблём с котлами новой конструкции — вместо огнетрубных были установлены водотрубные, предназначенные для жидкого топлива. Чтобы усилить артиллерийское вооружение по сравнению с кораблём-прототипом, на «Потёмкине» применили более совершенную броню с повышенной сопротивляемостью и за счёт этого добились уменьшения её толщины, а следовательно и массы. Первым на Черноморском флоте этот броненосец оснастили кранами для подъёма шлюпок и катеров.

Рисунок времён восстания: митинг над телом погибшего унтер-офицера Вакуленчука.

В сентябре 1900 года в торжественной обстановке эскадренный броненосец «Князь Потёмкин-Таврический» был спущен на воду, а летом 1902 года переведён в Севастополь — для достройки и вооружения. Первоначальный срок ввода в строй был сорван из-за большого пожара, вспыхнувшего в котельном отделении. Урон, причинённый огнём, оказался значительным. Особенно пострадали котлы. Пришлось заменить их другими, рассчитанными уже под твёрдое топливо. В том же, 1902 году во время испытаний артиллерии главного калибра обнаружились раковины в броне башен. Пришлось заменять их новыми, которые изготовили лишь к концу 1904 года. Всё это в итоге чуть ли не на два года задержало ввод корабля в строй.

По тактико-техническим характеристикам эскадренный броненосец «Князь Потёмкин-Таврический» был мощнейшим в своём классе кораблём Российского военного флота. Кстати, по вооружению он превосходил близкий ему по типу эскадренный броненосец «Ретвизан», строившийся в Америке для русского флота, а также английские броненосцы типа «Куин» значительно большего водоизмещения. «Потёмкин», правда, уступал им в скорости полного хода, но русское военно-морское командование считало 16 узлов вполне достаточной скоростью для броненосцев Черноморского флота.

Проектное водоизмещение «Потёмкина» составляло 12 480 тонн, фактическое — 12 900 тонн. Длина корпуса — 113,2 метра, ширина — 22,2 метра и осадка — 8,4 метра. «Сердцем» энергетической установки являлись три группы паровых котлов, причём две из них (14 котлов) работали на жидком топливе, и одна, установленная взамен испорченных пожаром и состоящая из 8 котлов, — на угле. Их паропроизводительности было достаточно для привода двух вертикальных паровых машин тройного расширения суммарной мощностью 10 600 л. с. Скорость полного хода корабля составляла 16,7 узла. Гребные валы располагались симметрично, побортно и были оснащены винтами диаметром 4,2 метра каждый, допускавшими частоту вращения до 83 оборотов в минуту. Полный запас топлива составлял 950 тонн, усиленный — 1 100 тонн, причём 340 тонн приходилось на уголь, остальное — нефтяное топливо. Корабельные запасы воды рассчитывались на 14-суточное автономное плавание, а запасы провизии — на 60 суток. Дальность плавания составляла 3 600 миль при следовании экономическим десятиузловым ходом.

В носовой части корпус корабля имел таран, располагавшийся ниже конструктивной ватерлинии. По бортам, в подводной части корпуса, устанавливались бортовые скуловые кили — пассивные успокоители качки. Основные отсеки корабля отделялись друг от друга водонепроницаемыми переборками. Такими были подбашенные отсеки и котельные, а также машинные отделения.

Команда броненосца «Потёмкин».

Защита корабля проектировалась с учётом воздействия артиллерийского, минного и торпедного оружия противника. Для этого на нём предусмотрели броневую защиту жизненно важных объектов, включающую вертикальное наружное противоснарядное бронирование бортов и надстроек, и горизонтальное — броневую палубу со скосами из только что освоенной Ижорским заводом новой экстрамягкой никелевой стали, впервые применённой на крейсере «Диана». Бронировались также артиллерийские установки, шахты, боевые рубки. Предусматривалась и конструктивная подводная защита от мин и торпед.

Эскадренный броненосец обладал достаточно мощной по тому времени артиллерией: орудиями главного, среднего (противоминного) и малого калибров, установленными по всей длине корабля на полубаке, главной палубе, в носовых и кормовых срезах, а также на боевом марсе фок-мачты. Пулемёт находился на специальной платформе грот-мачты.

Главный калибр был представлен четырьмя 305-мм орудиями со стволами длиной 40 калибров, установленными в двух башнях — носовой и кормовой. Носовая располагалась на полубаке, перед средней надстройкой, а кормовая — позади надстройки на главной палубе. Масса одного такого орудия составляла 43 тонны. Скорострельность — 0,75 выстрела в минуту, начальная скорость снаряда — 792,5 м/с, масса снаряда — 331,7 килограмма. Предельный угол возвышения орудий составлял 15 градусов. Заряжали их с помощью электромеханизмов — в мирных условиях практически за две минуты, а в соответствии с контрактными требованиями это время должно было составлять 1,25−1,5 минуты. Боекомплект одного орудия главного калибра состоял из 60 305-мм снарядов: 18 бронебойных, 18 фугасных, 4 сегментных, 18 чугунных и 2 картечных.

В артиллерию среднего калибра входили 152-мм орудия, причём 4 из них размещались на верхней палубе и 12 — на главной. Для защиты обслуживающей прислуги орудия размещались в бронированных казематах. По углам средней надстройки для установки 152-мм орудий были сделаны специальные выгородки с выходами из шахт элеваторов подачи боеприпасов. Ниже, на главной палубе, под надстройкой и до носовой башни главного калибра ставились только 152-мм орудия.

Несколько слов о 152-мм и 75-мм орудиях. Первые имели ствол длиной 45 калибров и массу 5 тонн. Скорострельность 152-мм орудий составляла 3 выстрела в минуту, начальная скорость снаряда — 792 м/с. Параметры вторых следующие: длина ствола 29,5 калибра, масса — 0,9 тонны, скорострельность — 4−6 выстрелов в минуту, начальная скорость снаряда — 823 м/с. Боекомплект в расчете на один ствол составлял: для 152-мм орудий — 180 снарядов (47 бронебойных, 47 фугасных, 31 сегментный, 47 чугунных и 8 картечных), для 75-мм — 300 снарядов (125 бронебойных, 50 сегментных и 125 картечных). Оба типа орудий являлись артиллерийскими системами патронного заряжания. Масса 152-мм снаряда — 41,3 килограмма, а 75-мм — 4,9 килограмма.

Одесский порт, подожжённый погромщиками.

Также на корабле было четыре 47-мм пушки Гочкиса на боевом марсе фок-мачты, две 37-мм пушки Гочкиса, две десантные пушки Барановского и пулемёт. Таким образом, полное вооружение эскадренного броненосца «Князь Потёмкин-Таврический» состояло из четырёх 305-мм, шестнадцати 152-мм, четырнадцати 74-мм орудий, а также из четырёх 47-мм, двух 37-мм пушек и пулемёта. Помимо этого, корабль имел пять торпедных аппаратов, установленных ниже ватерлинии.

Броневая защита в районе ватерлинии состояла из листов толщиной 229 мм в средней части (между башнями главного калибра) и 203 мм в районе самих башен. Бронирование казематов артиллерии среднего калибра достигало 127 мм (бортовое, между палубой полубака и главной). Подбашенные отделения артиллерии главного калибра и внутренние помещения корабля, находившиеся под надстройкой между башнями, защищались бортовой 152 мм броней, а также носовой и кормовой броневыми 178 мм переборками, располагавшимися под углом к диаметральной плоскости корпуса. Артиллерийские башенные установки имели вертикальное 254 мм бронирование и горизонтальное (крыша) толщиной 51 мм. 75-мм орудия, установленные в носу корабля и на срезах полубака (побортно по одному), а также в корме ниже главной палубы, броневой защиты не имели.

К формированию команды броненосца приступили практически одновременно с его закладкой. Для этого был создан 36-й флотский экипаж, в котором готовили корабельных специалистов различного профиля — артиллеристов, машинистов, минёров. При вступлении броненосца в строй в мае 1905 года экипаж состоял из 731 человека, в том числе 26 офицеров.

Тесные связи экипажа броненосца с революционно настроенными рабочими Николаева завязались практически с момента закладки корабля. Когда же командование узнало, что среди моряков распространяется нелегальная большевистская литература, корабль перевели на достройку в Севастополь.

Именно в этот период на Черноморском флоте стали появляться социал-демократические кружки, руководство которыми осуществлял подпольный Центральный военно-морской исполнительный комитет РСДРП во главе с большевиками А. М. Петровым, И. Т. Яхновским, А. И. Гладковым и другими. В его состав входил и организатор социал-демократической группы на «Потёмкине» артиллерийский унтер-офицер Г. Н. Вакуленчук. Комитет поддерживал постоянные контакты с организациями РСДРП многих городов России и принимал деятельное участие в революционных событиях.

На Черноморском флоте готовилось вооружённое восстание, причём комитет планировал осуществить его осенью 1905 года. Это выступление должно было стать составной частью всеобщего восстания в России. Но получилось так, что на «Потёмкине» оно вспыхнуло раньше — 14 июня, когда броненосец проводил опробование орудий на Тендеровском рейде. Поводом к нему послужила попытка командования броненосца учинить расправу над зачинщиками выступления команды, отказавшейся от обеда из испорченного мяса. В ответ на репрессии матросы захватили винтовки и разоружили офицеров.

Вспыхнула перестрелка. Были убиты командир корабля, старший офицер и несколько наиболее ненавистных команде офицеров. Остальных офицеров арестовали.

Следует отметить, что Г. Н. Вакуленчук был против восстания только на одном корабле. Однако обстановка заставила его принять руководство выступлением матросов на себя. Но случилось так, что в самом начале восстания Вакуленчук был смертельно ранен. Во главе революционных матросов встал другой большевик — А. Н. Матюшенко.

Кадр из фильма Броненосец «Потёмкин»

Овладев броненосцем, моряки избрали судовую комиссию и командный состав, приняли необходимые меры по охране оружия, механизмов корабля и арестованных. К восставшим присоединилась команда миноносца N267, находившегося тогда на Тендеровском рейде и обеспечивавшего броненосец на стрельбах. На обоих кораблях были подняты красные революционные флаги. В 14:00 14 июня 1905 года команда новейшего корабля царского флота эскадренного броненосца «Князь Потёмкин-Таврический» объявила его кораблём революции.

Вечером того же дня оба корабля пришли в Одессу, где происходила всеобщая стачка рабочих. Потёмкинцы и одесские рабочие организовали массовую демонстрацию и траурный митинг во время похорон Вакуленчука. После этого броненосец произвёл несколько боевых выстрелов по скоплениям царских войск и полиции. И такие ограниченные, скорее даже демонстративные действия, произвели ошеломляющий эффект.

17 июня 1905 года на усмирение восставших была послана правительственная эскадра кораблей Черноморского флота. В её состав вошли броненосцы «Двенадцать Апостолов», «Георгий Победоносец», «Три Святителя», а также минный крейсер «Казарский». Николай II счёл восстание на «Потёмкине» опасным и, не желая допустить, чтобы этот корабль крейсировал в Чёрном море под революционным красным флагом, отдал приказ командующему Черноморским флотом вице-адмиралу Чухнину немедленно подавить восстание — в крайнем случае потопить броненосец со всей командой. Первая встреча эскадры с революционным кораблём окончилась победой потёмкинцев, но судьба готовила им новые испытания.

Утром 18 июня с «Потёмкина», стоявшего на внешнем рейде Одессы, заметили приближавшуюся к городу усиленную эскадру, в которую уже входило 11 кораблей — пять броненосцев и шесть миноносцев. Развёрнутым строем шли они к рейду, намереваясь торпедами и снарядами уничтожить восставших.

Готовый к бою броненосец вышел навстречу эскадре, которую на этот раз возглавил старший флагман вице-адмирал Кригер. На «Потёмкине» решили огонь первыми не открывать — матросы надеялись, что к восстанию примкнут экипажи кораблей эскадры. На предложения идти на переговоры потёмкинцы ответили отказом и, в свою очередь, пригласили самого командующего флотом прибыть на их корабль для переговоров. На «Ростиславе» — флагманском корабле Кригера — подняли сигнал «Стать на якорь». В ответ на это «Потёмкин» пошёл на таран «Ростислава», однако в последний момент изменил курс и прошёл между ним и броненосцем «Три Святителя» — кораблём контр-адмирала Вишневецкого. Последний, опасаясь тарана, ушёл в сторону. Революционный броненосец прорезал строй эскадры, держа оба адмиральских корабля в прицелах своих орудий. Выстрелов, однако, не потребовалось. Команды кораблей эскадры отказались стрелять в восставших товарищей и вопреки запретам командиров вышли на палубы и приветствовали проходящий «Потёмкин» криками «ура!».

И на этот раз царским адмиралам не удалось расправиться с восставшим кораблём. Учитывая настроение экипажей, Кригер приказал дать полный ход и на большой скорости стал уводить эскадру в открытое море. Рядом с «Потёмкиным» остался броненосец «Георгий Победоносец»: после переговоров с потёмкинцами его команда также арестовала офицеров и присоединилась к восставшим. Позднее среди моряков «Победоносца» произошёл раскол, он отстал от «Потёмкина» и сдался властям. Это произвело тяжёлое впечатление на потёмкинцев — в команде началось брожение.

В Одессе, куда броненосец вернулся после второй встречи с эскадрой, не удалось получить ни провизии, ни воды. После долгих совещаний решено было идти в Румынию. 19 июня «Потёмкин» в сопровождении миноносца N267 прибыл в Констанцу. Но и там местные власти отказались выдать морякам необходимые запасы. Революционные корабли вынуждены были идти в Феодосию. Перед уходом из румынского порта потёмкинцы опубликовали в местных газетах воззвание «Ко всем европейским державам» и «Ко всему цивилизованному миру», объяснив в них причины и цели восстания.

После отказа румынских властей обеспечить «Потёмкин» продовольствием, топливом и водой положение сложилось критическое. Пришлось питать котлы забортной водой, что вело к их разрушению. После восстания А. Н. Матюшенко говорил: «Мы знали, какие надежды возлагает на нас русский народ, и положили: лучше умереть с голоду, чем бросить такую крепость».

1906 год.

 В Феодосию броненосец пришёл в 6 часов утра 22 июня 1905 года. Там его уже ждали регулярные части царской армии и жандармы. Группа матросов, высадившаяся на берег, была обстреляна ружейным огнем. Пришлось снова идти в Констанцу.

Прибыв туда 24 июня, матросы сдали свой корабль румынским властям, и на следующий день, спустив красный флаг непобеждённого корабля революции, сошли на берег в качестве политэмигрантов. Команда миноносца N267 не пожелала сдаваться местным властям и поставила корабль на якорь на внутреннем рейде.

26 июня в Констанцу прибыл отряд кораблей Черноморского флота. А на следующий день Румыния вернула эскадренный броненосец «Князь Потёмкин-Таврический» России.

Стремясь зачеркнуть в народной памяти даже само название корабля, в конце сентября 1905 года царское правительство переименовало его в «Пантелеймон». Но традиции потёмкинцев продолжали жить на этом корабле. Экипаж «Пантелеймона» одним из первых на флоте поддержал восставших очаковцев, присоединившись к ним 13 ноября 1905 года.

После Февральской революции кораблю вернули прежнее название, правда в несколько усечённом виде — он стал называться «Потёмкин-Таврический». А месяцем позже, учитывая революционные заслуги его экипажа, присвоили новое имя — «Борец за свободу».

В годы Первой мировой войны линейный корабль (с 10 декабря 1907 года в соответствии с новой классификацией эскадренные броненосцы отнесли к линейным кораблям) участвовал в боевых действиях в составе бригады линейных кораблей. Потёмкинцы были активными участниками установления советской власти в Крыму, многие из них позднее воевали и за Республику Советов.

В мае 1918 года линейный корабль «Борец за свободу» был захвачен кайзеровскими войсками. Позднее он перешёл в руки деникинцев, а накануне прихода в Крым Красной армии был взорван уходившими из Севастополя англо-французскими интервентами.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится