Для чего кораблям паруса?
40
просмотров
Зачем нужны паруса, когда есть вёсла? Откуда и зачем появилось на свет парусное вооружение кораблей? Мы разобрались.

Смешной вопрос?

Ну, в самом-то деле. Галера или другой большой вёсельный корабль очень хорошо себя чувствуют в стеснённых обстоятельствах. Могут развернуться по морским понятиям «на пятке» — когда парусник дугу в несколько сотен метров закладывает, а то и больше. Они легко тормозят вёслами, при нужде могут хоть задним ходом сдать А главное — вполне мореходны. Только гребцов корми досыта и всё.

Зачем же потребовался капризный и дорогой парус? Как вообще флот прошёл дорогу от весла до паруса — и зачем?

Плюсы весла

Великие реки на заре истории человечества были слишком широкими и глубокими, чтобы толкаться шестом от дна. В какой-то момент неизвестный гений понял, что отталкиваться можно и от воды — с помощью весла. Затем появились и ранние оптимизированные на скорость корабли — всё меньше похожие на плот-переросток или лодку-долблёнку.

Так началась история гребного флота — и тут же показала, что одним лишь веслом не обойтись!

Римская галера с десантом

Минусы весла

Однорядную галеру с десятком больших вёсел на борт строили из дерева и бронзы. Дорого, зато и выгоды от морской торговли античности баснословные. Но…

Большое и тяжёлое весло для нескольких гребцов одновременно становилось размером с то, что не постеснялись бы поставить на парусную малую яхту (относительно современных проектов) в качестве мачты. Одно весло! А надо их хотя бы десяток на борт. Лучше два.

Что же, каждой галере персональную рощу сажать, только чтобы на вёсла леса хватало?

Предел гребного вооружения

Торговой галере нужен трюм и скорость — только чтобы довезти много товара в тот порт, где его можно продать дорого. Без дополнительных вёсел — никак. Но дерево и бронза не дают строить длинные корабли. Смешные по нынешним понятиям сорок метров — для них очень много. Остаётся добавить палубу и расти вверх.

У второго ряда вёсла длиннее, а значит, и тяжелее, но прибавка тяги ещё заметна. Можно даже в три ряда — хотя такой корабль (трирема) уже высокотехнологичное детище математики, геометрии и прикладного инженерного дела великих античных цивилизаций.

Потом трирема идёт в бой — и вёсла трещат под ударом таранов противника. Они становятся уязвимостью сами по себе — и помогают задуматься о роли паруса ещё тогда, когда он вроде бы проигрывает веслу сам по себе.

Один парус — сорок вёсел?

Даже примитивное раннее парусное вооружение выгодно дополняет гребное. Попутный ветер на одной мачте даёт те же пять-шесть километров в час скорости, что и ленивая гребля без излишнего напряжения. Управляется с парусом куда меньше людей — даже при необходимости тянуть, держать и вязать канаты. На вёслах приходится держать три, четыре, а то и больше гребцов на весло. Военный парусник заменяет их стрелками и десантом. Торговец — ценными товарами.

Математика паруса

Семь-девять узлов морского хода под относительно сложным парусом — скорость велосипедной прогулки. Триста километров в сутки — уже огромная для эпохи скорость! От Сиракуз до Крита за пару недель можно сгонять. От Афин до Александрии, даже вдоль берега, за месяц управиться можно. Товар или десант прибудут в срок.

Парусное вооружение работает круглосуточно. Малая команда торговца приносит кратно большую прибыль только за счёт экономии на еде и доле от продаж.

Взаимное сосуществование

Постепенно парусный корабль эпохи великих географических открытий эволюционировал до невероятно сложной штуковины, которую породила почти современная физика, астрономия и сложная математика. В буквальном смысле этого слова — это был предел совершенства для своей эпохи.

Несколько мачт тащили большой груз или несколько сотен человек боевой команды. Тащили быстро — 18-20 километров в час при хорошем ветре.

Артиллерийский довод

Дорога к могуществу его величества Паруса, разумеется, оказалась сложной и очень извилистой. Промежуточные дизайны парусов задерживались на века, и всегда имелись ситуации, где хорошая галера «сыграла бы» лучше. Что с блеском доказал тот же Пётр I на Балтике.

Но это — в стеснённых условиях. А в безбрежных океанах, где флот из колоний привозил драгоценного металла столько, что можно в годовых бюджетах Руси измерять, куда важнее становились бортовые пушки и размер трюма. Парус наверху и пушка в борту попросту оказались выгоднее для морского боя, чем вёсла по борту и пушки на палубе.

Итог развития

Легендарный чайный клипер XIX века имел уже до 16 узлов хода. Тридцать километров в час — это во многие разы больше идеальной скорости мотивированной команды гребцов на протяжении короткого времени — после чего на вёсла нужно было сажать новую команду олимпийских качков. Даже если все они были рабами, гребли за еду и стимулировались живительными плетьми, это тоже стоило денег. Да и риск бунта на борту оставался.

Парус требует меньше обслуживания. Он высвобождает достаточно людей, чтобы укомплектовать второй корабль на том же маршруте — и увеличить прибыль. Именно так за пару тысяч лет эволюции парус и выиграл — что с военной, что с коммерческой точки зрения.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится