Геноцид, инцест, миссия по уничтожения и др: чем известны главные женщины Библии
101
просмотров
Интересно, что среди нескольких Книг, составляющих Ветхий Завет, три названы по именам женщин. Это Книги Руфи, Иудифи и Эсфири. Притом их истории даже те, кто примерно помнит содержание Библии, может пересказать с трудом. А ведь они оказались достаточно важны, чтобы составить отдельный части Ветхого Завета!

В семейной истории царя Давида был инцест

История Руфь (Рут) на деле начинается с истории её свекрови Ноемини (Наоми), иудейки. Семья Ноемини жила в Вифлееме, но из-за сильного голода в городе перебралась в Моав, город, основанный сыном Лота от его старшей дочери. Эта история также есть в Библии. Лот переехал с семьёй вместе в Содом и приютил странников, которые на самом деле были ангелами. Жители Содома потребовали отдать гостей на поругание, но Лот попытался им предложить на поругание собственных дочерей. Содомиты не согласились, и за это ангелы сожгли город, предупредив Лота покинуть его вместе с семьёй и не оглядываться по пути.

С Лотом ушли две дочери и жена. Жена оглянулась и превратилась в соляной столб. Лот же, вместо того, чтобы жить теперь в другом, оговорённом с ангелами, городе, ушёл в пещеру и там дочери, под предлогом того, что теперь, быть может, они последние люди на земле (хотя ангелы вроде бы обещали уничтожить только Содом и соседнюю Гоморру), переспали с отцом. Вот от старшей дочери и Лота и пошли моавитяне, включая девушек, на которых решили жениться сыновья Ноемини.

Увы, но семье Ноемини было суждено почти всей умереть в землях моавитян. Остались только сама Ноеминь и две её невестки-моавитянки: Руфь и Орла. Вдова и осиротевшая мать собирается вернуться на родину и уговаривает невесток не следовать за ней, ведь они ей ничего не должны. Орла выбирает возвращение домой, а Руфь следует за Ноеминью, живёт среди иудеев и по иудейскому обычаю. Среди этих обычаев – женитьба на овдовевших невестках, и её берёт замуж Вооз, родственник её покойного мужа. Благодаря этому Руфь становится прабабушкой царя Давид. Выходит, царь Давид был потомком Лота и его дочери!

Юлиус фон Карольсфельд. Вооз видит Руфь на поле.

Алкоголь – враг бдительности!

Юдифь (Юдит) – одна из любимых героинь живописцев прошлого времени. Традиционно её рассматривают как символ патриотизма. Любят её и феминистки – как находчивую и смелую женщину. Если вы видите картину с женщиной, несущей мужскую голову или отделяющей голову прямо в кадре, то с большой вероятностью картина изображает как раз Юдифь и её подвиг.

Еврейский город Ветилую осадило ассирийское войско во главе с военачальником Олоферном, верным слугой Навуходоносора. Олоферн перекрыл единственный источник воды, и горожанам грозила мучительная смерть от жажды. Жители Ветилуи решили, что если в пять дней им не поможет сам Бог, то они сдадут крепость ассирийцам и покорятся им в обмен на воду. Это решение разгневало молодую вдову по имени Юдифь. Она заявила, что так они ставят условия Богу, и пообещала решить проблему сама.

Рано поутру Юдифь надела лучшие одежды, украсила себя, надушилась и, взяв с собой служанку и мешок кошерной пищи, отправилась в стан врага. Остановившим её солдатам-ассирийцам Юдифь надменно сообщила, что она пророчица, которой предстоит указать Олоферну путь к быстрому захвату Ветилуи. Олоферна же она уверила, что доведёт его до самого Иерусалима. Военачальник, видя перед собой красивую и царственную даму, объявил её почётной гостьей и ненароком принялся за ней ухаживать. Ночами Юдифь приходилось идти мыться, потому что сделать это днём скрытно не было возможности; днём же она вела беседы с Олоферном, кормя его обещаниями, и ждала удобного момента.

Якоп Тиноретто изобразил Юдифь со служанкой, сбегающих с места преступления.

Во время одной из бесед – с обильным угощением – Олоферн так напился вина, что крепко заснул. Юдифь отослала слуг и отделила голову ассирийца его собственным мечом. Голову в мешке с едой спрятала её служанка, и «почётная гостья» вышла из лагеря, пользуясь тем, что солдаты знали о доверии к ней своего предводителя. Когда Юдифь добралась до города, евреи вывесили голову Олоферна на крепостной стене. После этого войско евреев без большого труда разбило деморализованных ассирийцев. Юдифь же в почёте и покое дожила до ста пяти лет.

В наше время историчность событий из Книги Юдифи подвергают сомнению. Во-первых, почти все имена и названия в ней – «говорящие». Так, Юдифь – это буквально иудейка, а Ветилуя – что-то вроде «святого места», что может быть эвфемизмом для всей еврейской земли. Кроме того, Навуходоносор не мог послать ассирийское войско – он был вавилонянином. И в любом случае евреев этот царь благополучно завоевал. Может быть, весь рассказ – это просто притча.

Элизабетта Сирани. Горожане встречают Юдифь.

Геноцид, или как выглядит доброта царя

У царя персов была удивительно красивая жена Астинь. Однажды царь устроил большой праздник. По обычаю, женщины в таких случаях праздновали отдельно, и Астинь пировала на женской половине дворца с придворными дамами. Но на седьмой день празднеств разгорячённый хмельным царь персов велел через своих евнухов Астинь прийти и показаться царским гостям. Знатные персиянки не красовались перед мужчинами. Астинь оскорбилась. Царь оскорбился в ответ и заменил жену на более прогрессивную еврейку Эсфирь. Астинь, вероятно, отослали к родителям – по крайней мере, её казнь не упоминается.

Эсфирь была приёмной дочерью еврея, спасшего некогда царю жизнь. Тем, что она стала персидской царицей, были недовольны очень многие. Один из придворных царя обманом сумел добиться от монарха приказа на уничтожение всех евреев в Персии. Несмотря на то, что её поступок считался дерзким и мог бы довести до казни, Эсфирь явилась к царю без приглашения и принялась убеждать его отменить приказ.

Франц Христоф Яннек. Эсфирь уговаривает царя отменить указ.

Царя, однако, просьбы Эсфирь расстрогали, и он велел казнить того придворного, отменил жестокий указ и принял другой жестокий указ, позволявший евреям убить своих врагов. В результате в Персии всё же началось побоище, но как бы наоборот: евреи убили семьдесят тысяч человек, включая сыновей злокозненного вельможи.

Трудно поверить, но именно в память об этом кровавом повороте истории евреи сейчас празднуют Пурим – праздник, знаменитый своими пьесами «пуримшпиль». Впрочем, естественно, радуются не убийству семидесяти тысяч персов, а тому, что удалось избежать обратного убийства.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится