Иезуиты в Парагвае: крестовые походы в джунглях и войны с рабовладельцами
241
просмотров
Как проповедовать христианство в джунглях? Иезуиты в Парагвае использовали беспроигрышный вариант — с помощью Библии и винтовки. Они создали милицию гуарани, которая защищала миссионеров ордена и громила португальских охотников за рабами. Как это произошло — в нашем материале.

Золото на геноциде

На вид деревня была неплохо укреплена двойным палисадом. Но для нескольких тысяч мамелюков, португальцев и индейцев-тупи это было ничтожным препятствием. Выстрелы напугали защитников и вынудили их отступить вглубь деревни. А потом её подожгли. Начался хаос, индейцы гибли в огне. Кто-то хотел бежать, но их быстро схватили. Те же, кто пытался сопротивляться, были зарублены на месте, их тела кинули в огонь.

Таких деревень были десятки на пути паулистских бандейр — отрядов охотников за рабами из бразильского Сан-Паулу. Необычной в данном случае была цель похода 1628 года — полное уничтожение миссий иезуитов в районе реки Парана. Поход доверили двум известным бандейрос — потомку крещёных евреев Антониу Рапозу Таваришу и мамелюку Мануэлю Прето.

Мамелюками называли потомков от браков португальцев и индианок. В XVI-XVII веках португальская верхушка в Бразилии обзаводились целыми гаремами из местных женщин, а потом и африканок. Но, в отличие от многих других колонизаторов, португальцы признавали своих детей от смешанных браков. Те рождались свободными, им давали хорошее образование, они носили ту же фамилию и имели то же положение, что и их родители. Только цвет кожи и разрез глаз выдавали в них смешанную кровь. В остальном это были португальцы, вид сбоку.

В поход 1628 года выступило около четырёх тысяч хорошо вооружённых людей. Без проблем дойдя до иезуитских миссий в районе реки Парана, бандейрос устроили натуральный геноцид местного населения. Проживавшие там индейцы-гуарани вслед за своими духовными отцами иезуитами считали, что на них обрушилось чистое зло.

«Это не люди и не животные, они дьяволы во плоти… Хуже турок и арабов», — писал свидетель нашествия, иезуит Антонио Руис де Монтойя. Ему ещё повезло: после особенно опустошительного нашествия 1629 года, когда были уничтожены 11 из 13 миссий, он чудом сумел вывести из редукций 12 тысяч индейцев. Правда, до Парагвая и Аргентины дошло менее четырёх тысяч.

Судьба многих других иезуитов была ещё печальнее. Те, кто отказались предать доверившихся им индейцев, были убиты бандейрос.

Вряд ли Тавариш или Прето испытали какое-то сожаление. За два года походов они наловили более 50 тысяч рабов-индейцев. Правда, рынок к такому перепроизводству живого товара отнёсся сурово — цена на рабов упала в пять и более раз. Но всё равно — «десять старушек — рупь»; бандейрос вернулись богачами.

Тогда никто не подозревал, что своими действиями рабовладельцы нажили огромную проблему.

Кровавая любовь и морская нажива

Самое время вспомнить, как бандейранты вообще оказались в тысячах километрах от Сан-Паулу. В начале XVII века голландский флот нехило руздухарился в бразильских водах. Вслед за захватом бразильского северо-востока, голландские каперы огнём и мечом прошлись по португальской морской торговле. Африканская работорговля понесла огромные убытки. Помещики-рабовладельцы осаждали муниципальные советы Баии, Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро с требованиями хоть мытьём, хоть катаньем, но достать рабов для работы на плантациях. А то специй и денег не будет. От слова совсем.

Португальцы поступили привычным образом — усилили обращение индейцев в рабство. Но для этого пришлось рейдерствовать вдали от побережья, ведь тут всех свободных индейцев уже захватили. А кого пропустили — те бежали от португальцев, как от чумы.

Тут-то их и поджидал неприятный сюрприз в виде иезуитских миссий.

В 1604 году губернатор Парагвая решил, что иезуиты — это лучшие спецы по замирению излишне буйных соседей-индейцев. Опасения оказались не напрасными. Племена индейцев гуарани были воинственными, практиковали ритуальный каннибализм (а некоторые поговаривали, что и самый обычный) и любили повоевать друг с другом и с испанцами. Впрочем, больше всего испанцев волновало то, что на неисследованные земли претендовали португальцы. Следовало поставить им заслон. Но людей не было — опять же воинственные индейцы набегают.

Вот если бы из них получились добрые христиане и хорошие союзники Кастильской короны — это было бы просто шикарно!

В 1580-х годах это пытались сделать францисканцы, но у них ничего не получилось. Так что в 1600-х годах дело поручили их более успешным конкурентам из Ордена Иисуса.

Иезуиты подошли к делу ответственно и во всеоружии. В первую очередь упор делался на обращение в христианство индейских вождей. Новообращённые сразу же со своими племенами поселялись в заранее выбранном иезуитами месте. В 1609 году была основана первая миссия (она же — редукция) Сан-Игнасио-Гуасу. Дело приобрело нешуточный размах, когда к нему подключился Руис де Монтойя. Этот уникальный человек основал десять редукций.

Не стоит думать, что миссии основывались мирно. Отчёты и книги Монтойи рисуют картины настоящей религиозной войны и крестового похода христиан-гуарани против своих языческих соседей. Вооружённые луками, копьями и дубинками индейцы нападали на противников иезуитов. Слово божье в наиболее упёртые головы буквально вбивалось с помощью тупых предметов. Противников беспощадно истребляли. Например, вождя племени Туюбай казнили в наказание за сопротивление евангелизации: ему прилюдно размозжили голову дубинкой.

Но вся эта воинственность показала свою слабость, когда столкнулась с армейской дисциплиной и огнестрельным оружием бандейрантов. Первые иезуитские редукции были уничтожены португальцами. Но орден рук не опустил. Он знал, что делать дальше.

Реваншисты в сутанах

В 1636 году, во многом благодаря усилиям Монтойи, в Парагвае и северной Аргентине были заново воздвигнуты 26 редукций. Их пытались сделать похожими на укреплённые города. Однако главной проблемой оставалось отсутствие огнестрельного оружия у гуарани. В случае очередного вторжения бандейрантов новые миссии рисковали повторить печальную участь предшественников.

В 1637 году Монтойя уплыл в Испанию. Там он в красках описал королю и приближённым нападения паулистов и добился разрешения на закупку огнестрельного оружия.

Чуть позже иезуиты даже выбили у папы римского буллу, в которой прямо запрещалось обращать в рабство принявших христианство индейцев.

Бандейранты от такого впали в ярость. В 1640 году на одной из сессий муниципального совета Сан-Паулу было принято важное решение. Во-первых, снова снарядить крупную экспедицию в Парагвай и в очередной раз уничтожить редукции. Во-вторых, арестовать всех иезуитов и выслать их в Испанию, а то житья от них не стало. В-третьих, отомстить ордену за уничтожение бандейрантов Паскоале Паиса в 1639 году.

Карта редукций, XVII век

Дон Паскоале рассчитывал на очередную партию рабов, когда нарвался на вооружённых огнестрелом индейцев и иезуитов. В начале битвы отец Альфаро был убит метким выстрелом бандейранта в правый глаз. Пришедшие в ярость индейцы сделали рывок по центру и устроили мясорубку. Довершил дело выстрел иезуита Доминго Торреса, тяжело ранившего сеньора Паиса.

Семнадцать захваченных в плен бандейрантов этапировали в Асунсьон, где и посадили в тюрягу. Ранним сентябрём 1640 года 3500 отлично вооруженных бандейрантов под руководством сеньоров Мануэля Переса и Жеронимо Педрозу де Барроса отправились в карательную экспедицию в Парагвай.

Поворотный 1641-й

Прознав об экспедиции, иезуиты времени не теряли и к январю 1641 года сосредоточили в редукциях 4200 вооружённых гуарани. Новое войско отличалось от ополчений 1628–1629 годов. Для защиты редукций были присланы иезуиты-ветераны войны во Фландрии; они хорошо отмуштровали индейцев. Губернатор Парагвая прислал 300 мушкетов и аркебуз.

Иезуиты сумели даже где-то достать пушку и соорудили настоящий требушет!

Кроме того, из местного аналога бамбука — тукуара — были сооружены «пушки», изрыгавшие на несколько метров столб пламени, камней и всего, что могло гореть.

Двадцать пятого февраля 1641 года разведчики иезуитов обнаружили бандейрантов. Было решено застигнуть португальцев врасплох. Одиннадцатого марта 1641 года у Мбороре каноэ гуарани сумели скрытно подойти к каноэ португальцев на расстояние выстрела. Благодаря этому португальский авангард был буквально расстрелян в упор — восемь каноэ тут же затонули.

Фортуна улыбнулась гуарани. Командующий бандейрой де Баррос приказал причаливать к берегу и укрыться в деревне Аракагуа. На возведённый европейцами палисад индейцы ответили своим — уроки ветеранов Фландрии не прошли даром. Окружённых португальцев немедленно стали обстреливать с недосягаемой для них дистанции.

Шестнадцатого марта, после четырёх дней осады, бандейрантам удалось прорваться к реке — где их ждали с распростёртыми объятиями две тысячи гуарани. Португальцы бросились обратно к укреплениям, что было только на руку индейцам — до Аракагуа добежали не все. Большинство остались к земле навечно. До Сан-Паулу добрались лишь несколько человек.

Паулисты не поверили в разгром — они решили, что индейцам просто повезло.

В конце 1641 года была отправлена ещё одна экспедиция, в разы меньшая по численности. Вобрав в себя несколько сотен дезертиров бандейры де Барроса, отряд паулистов рядом с ручьём Чапеко напоролся на отряд гуарани отца Альтамирано и вождя Абиару. В скоротечном бою гуарани, которых было чуть больше 150 бойцов, победили бандейрантов. Видимо, сказались паника среди дезертиров и внезапность боя.

После разгрома 1641 года португальцы десять лет не решались нападать на иезуитские миссии в Парагвае. Рейдам бандейрантов на юг был положен конец. А впечатлённая успехами милиции гуарани испанская корона сделала их основой колониальной власти в регионе.

Очень вовремя — в 1652 году четыре мощные колонны бандейрантов вторглись в Парагвай с севера, востока и юга. Их цель была простой — взять Асунсьон, уничтожить иезуитские редукции, захватить рабов и подмять под себя весь регион. Перед этим бандейранты в 1647–1648 годах опустошили регион Итатим. Иезуитские редукции там были либо разрушены, либо эвакуированы южнее, в Парагвай.

Первой на призыв губернатора Парагвая Андреса де Леона откликнулась милиция гуарани. Вместе с колониальными частями она разгромили португальцев.

До 1750 года иезуитская милиция рулила. Испанские власти бросали её против португальцев, против восставших городских жителей Асунсьона, против немирных индейцев — и ей всегда сопутствовал успех. Гуарани были на высоте, но повестка дня изменилась. Испания и Португалия решили поделить территории в Уругвае. А там, как назло, были редукции, индейцы которых не захотели куда-то там уезжать — ведь они считали эту землю своей. Так в 1753 году была развязана Война с гуарани.

Объединившись, испанцы и португальцы победили индейцев. В 1756 году сопротивлявшиеся редукции вывели в Парагвай.

В 1767 году Орден иезуитов был официально распущен, а вслед за ним уничтожена и милиция редукций.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится