Как бойцы 65-й отдельной штрафроты искупили вину.
91
просмотров
Стремительным броском штрафной взвод ворвался в село. Начался жаркий бой. Солдаты дрались отчаянно, но попали в окружение и почти трое суток вынуждены были держать оборону.

О штрафниках Великой Отечественной ходит немало легенд и мифов. Штрафные подразделения считают своеобразной военной тюрьмой, а их личный состав — расходным материалом или просто бесправным «пушечным мясом». Якобы о штрафниках не надо было заботиться и награждать, как обычных солдат. Они были лишь преступниками, которые искупали свою вину кровью.

Это мнение справедливо лишь отчасти. Да, служить в штрафных ротах и батальонах было несладко. И штрафники искупали свою вину, действуя на опасных направлениях. Однако награждали их за мужество так же, как обычных красноармейцев. И некоторые генералы вовсе не гнушались издавать приказы о награждении штрафников.

Примером тому служит подвиг бойцов 65-й отдельной штрафной роты.

Подвиг дивизии

Знаменская наступательная операция малоизвестна, хотя её успеху салютовала Москва. Войска 2-го Украинского фронта, двигаясь на Кировоград, овладели городами Александрия и Знаменка на западном берегу Днепра.

Знаменская операция отличалась высокими потерями с обеих сторон. Наступая, советские части время от времени переходили к обороне и отражали контратаки вермахта.

В числе наступавших соединений была 223-я стрелковая дивизия, действовавшая в составе 7-й гвардейской армии. В середине ноября 1943-го она прорвала немецкую оборону на подступах к населённым пунктам Спасово и Верблюжка, прикрывавших Кировоград с юга. Бои за них были очень ожесточённые — доходило до рукопашных схваток.

Фрагмент карты начальника штаба 7-й гвардейской армии с 15 декабря, где указано место событий

И всё-таки части дивизии смогли выполнить поставленную задачу. Седьмого декабря пало Спасово, а 11 декабря красноармейцы выбили немцев из Верблюжки.

После этого полки перешли к жёсткой обороне, так как противник бросил в бой танки и пехоту, желая вернуть потерянное.

223-й дивизии удалось отбить все атаки, прочно удерживая за собой Верблюжку. Но она нуждалась в пополнении — личный состав понёс большие потери. Командование 7-й армии разрешило начать мобилизацию из местных жителей, передав также в распоряжение комдива 65-ю штрафную роту.

Разведка боем

Перед Верблюжкой находился посёлок Сотнинский Хутор, откуда враг начинал свои атаки. Было решено провести разведку боем, чтобы выяснить его силы. Эту акцию поручили взводу 65-й штрафроты и подразделениям учебного батальона 72-й гв. дивизии.

Согласно приказу, оба отряда при поддержке артиллерии должны были ворваться в посёлок, завязать бой и в случае успеха держаться до подхода подкрепления.

Рейд начался вечером 14 декабря. Штрафники и учебный батальон поднялись в атаку, чтобы выполнить поставленную задачу.

Но всё пошло не так.

Оба отряда были из разных дивизий. В результате их штабы не смогли наладить общее руководство действиями атакующих. Артиллерия не поддержала атаку.

Колонна немецких войск на юге СССР зимой 1943-44 годов (фото: Das Bundesarchiv)

Наступление провалилось.

Трое суток в окружении

Штрафники действовали мужественно.

Они ворвались в посёлок и завязали бой. Но учебный батальон не вышел вовремя в назначенную точку. В результате правый фланг штрафного взвода остался неприкрытым.

Немцы открыли сильный миномётный огонь и контратаковали. Штрафники были вынуждены отойти.

Но не все.

В Сотнинском Хуторе осталась группа из 15 человек с пулемётом, отрезанная от своих. Она заняла оборону и продолжала вести бой, отвлекая на себя вражеские силы.

Тем временем окруженцев попытались вызволить из западни. Батальон 1041-го стрелкового полка и 65-я отдельная штрафная рота атаковали немецкие позиции.

Увы, наступавшим красноармейцам не удалось продвинуться далеко вперёд из-за сильного обстрела. Согласно документам 223-й дивизии, отбивая атаку, противник применил даже «скрипухи» — шестиствольные реактивные миномёты.

Реактивный миномёт «Небельверфер 41» на Восточном фронте (фото: Das Bundesarchiv)

Общий штурм Сотнинского Хутора всеми силами дивизии начался 18 декабря. Во время него полкам удалось лишь незначительно потеснить противника. Посёлок всё-таки остался за врагом, но этого хватило, чтобы помочь окружённым штрафникам, державшимся из последних сил и несущим потери.

Ордена посмертно

Для 65-й штрафной роты бои за Сотнинский Хутор завершились 24 декабря 1943-го. В этот день её отправили в тыл на переформирование.

Командование отметило героизм штрафников. Почти тридцать из них были включены в состав 1041-го стрелкового полка обычными красноармейцами.

А что же погибшие?
Тридцатого января 1944 года командир 49-го корпуса генерал-майор Терентьев издал персональный приказ о награждении пятерых бойцов 65-й отдельной штрафной роты посмертно.

Красноармеец Василий Шаповалов был награждён орденом Отечественной войны I степени. Красноармейцы Николай Виноградов, Николай Ковалёв, Иван Соловых и старший сержант Александр Груздев — орденами Отечественной войны II степени.

Эта была высшая степень признания Терентьевым мужества погибших штрафников. Во-первых, орденом Отечественной войны мог наградить начальник рангом не ниже командира корпуса. Во-вторых, орден был тем знаком отличия, который после смерти героя передавался его родственникам.

Таким образом, генерал Терентьев подчеркнул своё уважение к павшим бойцам, дав понять их семьям, что они погибли героями.

Генерал-майор Терентьев

Разумеется, это не единственный случай награждения штрафников. Просто воинские начальники оценивали их подвиги по‑разному.

Кто-то видел в штрафниках лишь преступников и искупленцев, кто-то — оступившихся людей. Ведь жизнь не чёрная или белая, она намного сложнее, а трибунал и штрафная рота «ближе, чем кажется». Ведь на войне всё переменчиво — под суд попадали даже генералы.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится