Климатические катастрофы в прошлом и настоящем.
106
просмотров
Человеку не раз приходилось выкручиваться из-за меняющегося климата.

Активность Греты Тунберг снова привлекла внимание к колебаниям климата. Он менялся на памяти человечества не раз — это факт. Насколько на современное потепление влияет человек — вопрос дискуссионный. А вот на человека перемены климата влияли самым драматичным образом. С другой стороны, климатические кризисы принуждали наших предков к важным цивилизационным прорывам.

Вначале было холодно и плохо

Человек — дитя изменения климата. По популярной версии, предки обрели разум в попытках приспособиться к холодам и исчезновению лесов. Это выгнало обезьян в степи — и заставило много думать и ходить на своих двоих.

Предки чудом пережили «ядерную зиму» после титанического взрыва супервулкана Тоба, понахлынули из тёплой Африки в ледяную Европу и демографически задавили могучих неандертальцев.

Бо́льшая часть истории пращуров европейцев прошла в мире мамонтовых степей и бескрайних ледяных панцирей. По ним они гонялись за стадами травоядной мегафауны и убегали от саблезубых тигров к пещерным медведям.

Пока вода оставалась в ледниках и уровень моря был ниже, уже опытные охотники пробрались по ныне затопленным перешейкам в Америку и Австралию и истребили их непуганые стада. Всё это с уровнем бытового насилия, по сравнению с которым «Безумный Макс» — пацифистский пикник хипстеров‑веганов.

Около 12 тысяч лет назад последний (пока что) ледник ушёл. Климат потеплел и стал влажным до неузнаваемости. Уровень моря от таяния километровых льдов поднялся, в континентальные озёра хлынули морские воды — появились Чёрное и Балтийское моря.

Человеку снова пришлось включить мозг и выкручиваться. Он научился жить в новых ландшафтах, ловить рыбу гарпунами и сетями, бить мелкую дичь и друг друга из лука — настал мезолит. Безудержное первобытное насилие, мало отличающееся от обезьяньего, сменило социальное, скорректированное табу.

И только человек начал переходить к неолиту и учиться сельскому хозяйству — как грянуло новое похолодание.

Похолодание Мезокко: ужас Стурегги и рождение цивилизации

Примерно 6200 лет до нашей эры на северные берега Европы обрушился морской монстр, от которого Ктулху мрачно курит с Годзиллой. Имя ему — Стурегга.

Оползни на карте и высота цунами в метрах

Никакой мистики: так прозвали три гигантских оползня у берегов Норвегии. Каждый вызвал цунами, по сравнению с которыми события 2004 года в Индийском океане кажутся мелким недоразумением. Волны высотой в семиэтажный дом достигли побережья и ушли вглубь Шотландии на 80 километров. Они смели всё живое с обширной страны Доггерленд, ныне покоящейся на дне Северного моря. На окрестных берегах вряд ли кто-то выжил.

Возможно, Стуреггу вызвало потепление: принесённый тающими ледниками материал осыпался с края шельфа от землетрясений, спровоцировав прорыв донных залежей метана. Исчезновение американских ледников, похоже, вызвало изменение течений в Атлантике и похолодание в Европе. Беды пришли вместе.

Это резкое охлаждение климата назвали по имени швейцарской долины Мезокко — где было выявлено изменение ледников на тот период. Морозы вернулись. Не такие, как в настоящий ледниковый период, — но многим хватило. С ними пришли засухи и вьюги. Почти или вовсе лишились населения целые острова — например, Кипр. Обезлюдели некоторые древнейшие городские центры.

«Дикой» еды стало резко меньше. Общества, экспериментировавшие со скотоводством и земледелием, были вынуждены полностью сделать на них ставку. Так удавалось прокормить гораздо больше людей.

Произведённая еда стала вытеснять пойманную и собранную.

Похоже, что из морозов, засух и голода конца седьмого тысячелетия до нашей эры родился настоящий неолит.

С новым потеплением он начал распространяться по планете: ландшафт может прокормить гораздо больше земледельцев и скотоводов, чем охотников и собирателей, и они легко вытесняют малочисленных предшественников.

Зерно и стада можно вырастить — а можно забрать силой. Война пришла в наш мир из того времени. Её свидетельством стали первые стены — защита от голодных соседей. За ними последовали первые ирригационные системы Месопотамии, храмы, жрецы, цари, чиновники и всё прочее. Цивилизация родилась из стужи Мезокко под рёв циклопической Стурегги восемь тысяч лет назад.

Пиорское похолодание: прощай, Урук и жираф, здравствуй, Шумер и лошадь

Около 3200 года до нашей эры запад Евразии и Северную Африку накрыло новое похолодание — тоже названное в честь швейцарской долины со следами ледников. Причины его неясны. Следы в многовековых льдах говорят о повышенном содержании метана и сульфатов. Такое бывает от катастрофических извержений или падения крупного астероида.

Температурные колебания в голоцене

Снова пришли морозы. Из Египта исчезли жирафы и носороги. Похолодание совмещалось с резким ростом осадков. Уровень Мёртвого моря взлетел на двадцать метров — тогда он оказался на сотню метров выше современного.

Возможно, память об этом легла в основу мифов о всемирном потопе, наряду с событиями в Месопотамии и предшествующими великими потопами — вроде Стурегги и затопления берегов Чёрного моря после его соединения со Средиземным. Альпийские ледники спустились вниз. В Сахаре высохло до тени былого величия некогда огромное озеро Чад.

Люди несли потери, но приспосабливались и «прокачивали» то, до чего не доходили руки в более тёплые времена.

На руинах впечатляющего, но пришедшего в упадок под ударом холода Урука в Месопотамии поднялись города-государства Шумера: первая «настоящая» цивилизация со сложной социальной структурой, развитой ирригацией и клинописной письменностью. Из отказывающихся родить полей требовалось извлечь как можно больше. Для этого опять приходилось включать мозг, изучать, записывать и сохранять информацию — чем и занимались освобождённые от иных дел жрецы. В Египте поднялось Древнее Царство, где великий Имхотеп придумает строить пирамиды.

В западных равнинах Евразии степняки превратили одомашненную лошадь из диковинки в массовое домашнее животное. Не от хорошей жизни — овцы мёрзли, голодали и умирали, а лошади могли питаться травой под глубоким снегом. А ещё они раскапывали снег и ломали лёд, и за ними овцы могли доесть оставшееся. Это давало шанс выжить в ситуациях, которые в степи называют «джут». Кто смог освоить лошадей — расплодился. Кости не сумевших приспособиться сгинули в степи.

Великая сушь и «арийская» экспансия

Около 2200 года до нашей эры в Евразию и Северную Африку пришла великая сушь. Дожди стали редкостью почти на сотню лет. Возможно, вследствие или вместе с похолоданием.

В Египте от неурожаев и вызванного ими кризиса рухнуло Древнее Царство. В Месопотамии пал созданный покорителем Шумера Саргоном Аккад. Его ослабевшие от климатических бед города разрушили горцы Загроса.

Штриховка — область засухи

Цивилизация долины Инда тоже столкнулась с изменением климата. Начал меняться режим муссонов. Климат долины Инда стал суше не на сотню лет, а на века. Голод спровоцировал конфликты и эпидемии.

Великие города, некогда торговавшие с Месопотамией, предстали перед колесницами индоевропейцев заброшенными руинами.

Население ушло на равнины Декана, по пути утратив достижения цивилизации.

Откуда у индоевропейцев взялись колесницы? Они изобрели их на Южном Урале, в окрестностях Аркаима и Синташты. Конные повозки с лёгкими колёсами со спицами резко увеличили скорость и боевую мощь вооружённых отрядов. Колесницы за несколько веков разнесут индоевропейские языки по всей Евразии и произведут военно-социальную революцию на древнем Востоке.

Конечно, каноничная «курганная гипотеза» Марии Гимбутас о том, как свирепые арийские мужланы на колесницах завоевали и обидели сплошных матриархальных хиппи-пацифистов, давно уже отнесена в разряд скорее романтики, чем науки. Да и западные индоевропейцы, включая предков славян, колесницы скорее заимствовали для понтов — по лесам и оврагам на них особо не поездишь. Но взаимосвязь экспансии индоевропейских языков, колесниц и других характерных маркеров всё же прослеживается.

Ну а все прочие, включая древние цивилизации Востока, быстро научатся у «арийцев» плохому. Цари и аристократы-колесничие в тяжёлых бронзовых доспехах станут главными героями полей сражений: от Нила фараонов до Хуанхэ царства Шан. Ведь с 1800 года до нашей эры климат снова стал благоприятным.

Это породило расцвет цивилизаций высокой бронзы. На руинах Шумера и Аккада поднялись Третья династия Ура, Вавилон Хаммурапи, ранняя Ассирия. В долине Нила возникло Среднее Царство, в Анатолии — индоевропейское Хеттское царство. Это был яркий, причудливый и жестокий мир многоэтажных зданий, дворцов и библиотек, игр великих держав и первых эпических битв. А также оживлённой морской торговли от Британии до Нила.

Расцвет бронзы оборвётся в XII веке до нашей эры самым катастрофическим образом. Вопреки ранним предположениям, на сей раз скорее по социально-экономическим причинам, нежели климатическим.

Холодный Железный век: как спартанские отморозки не заметили морозов

Новый климатический удар обрушился в районе 8 века до нашей эры на земли, уже успевшие погрузиться в тёмные века. Из этой стужи возник мир, который мы называем античностью.

Жестокие ассирийские завоеватели с осадными орудиями, разгромившие древние царства Урарту и Израиля. Просвещённые вавилоняне, Первый храм иудеев. Первая настоящая империя в истории — персидская держава Ахеменидов, простёршаяся от Гиндукуша и Инда до Нила и Балкан. Бросившие ей вызов полисы Эллады, колонизировавшие берега Средиземного и Чёрного морей. Брошенные морозами на юг свирепые кельты, грабившие города римлян и греков. Триста спартанцев и Александр Великий. Всё это происходило на фоне крупного похолодания, закончившегося только к началу 3 века до нашей эры.

Это была не только эпоха империй и завоеваний. В это время оформились великие религиозно-этические учения: зороастризм, иудаизм, конфуцианство, греческая философия, буддизм. Немецкий историк Ясперс назвал это «Осевым временем». Тогда сформировалось большинство идей современной цивилизации: первые зачатки гуманистических ценностей и рационального мышления, религиозных идеалов и веры в возможность справедливого общественного устройства.

Вот только… все эти масштабные и важнейшие для истории человечества события практически никак не связываются с фактом похолодания.

Похолодание есть, эпических масштабов события есть, а корреляции нет. Так тоже бывает. Видимо, тогдашние люди были настолько суровы, что не слишком заметили похолодание на фоне вечной войны и бурления новых идей. Даже серьёзные климатические изменения не всегда оказываются решающими. Зато последовавшее повышение температур оказало вполне заметный эффект на ход событий.

На волне очередного потепления, начавшегося в 3 веке до нашей эры, поднимется Рим. Он затмит славу персов, кельтов и эллинов, сокрушит Карфаген и царства наследников Македонского. Римский мир окажется тёплым и плодородным. Он будет царствовать над всем Средиземноморьем. А падёт, как и мир бронзы, сам — до следующей климатической катастрофы.

На востоке в ту же фазу потепления из мира сражающихся царств поднимется первая всекитайская империя Цинь, которая скуёт семь царств единой жестокой волей великого императора. Её сменит более гуманная и просвещённая Хань.

Зима уже не близко: арабы, тюрки и Юстинианова чума

Как и мир высокой бронзы, античная цивилизация рухнула не из-за климата. Рим успел пасть, гунны — ворваться в Европу, а германцы — завоевать всё, что можно и нельзя до того, как началось очередное похолодание.

Оно началось в 535 или 536 году — предположительно, с катастрофического вулканического извержения, создавшего эффект «ядерной осени». Считается, что оно случилось в Исландии или на Аляске — как недавней памяти Эйяфьядлайёкудль, только хуже. За ним последовали извержения в Центральной Америке и на Новой Гвинее.

Беда опять не пришла одна. В 541 году началась Юстинианова чума — страшнейшая эпидемия, сравнимая только с Чёрной Смертью 1348 года. Она убила миллионы жителей Средиземноморья, усугубив и без того крайне невесёлые времена. Особенно сильно она ударила по Византии с её многочисленным и скученным городским населением.

Прокопий Кесарийский писал: «Весь год Солнце испускало свет как Луна, без лучей, как будто оно теряло свою силу, перестав, как прежде, чисто и ярко сиять. С того времени, как это началось, не прекращались среди людей ни война, ни моровая язва, ни какое-либо иное бедствие, несущее смерть».

Аномально холодная погода Малого ледникового периода Тёмных веков (не путать с Малым ледниковым периодом Нового времени!) продолжалась до середины VII века. Славяне, начавшие проникать в Центральную Европу при гуннах, хлынули на запад и юг мощным потоком и вытеснили с занятых земель севернее Дуная и восточнее Эльбы почти всех остальных. На их плечах в Паннонскую равнину из замерзающих степей хлынули авары, покорив часть славян и продержавшись до Карла Великого.

Истощающие войны друг с другом подкосили мощь Византии и персидских Сасанидов. Можно предположить, что их упадку и недовольству подданных поспособствовали и холода с низкими урожаями.

Из аравийской пустыни вырвалась новая, внезапная для всех и победоносная сила: арабский Халифат и учение ислама.

Далеко на востоке, в районе Алтая, приспособились к холодам и начали быстро покорять бескрайние равнины тюрки — будущие владыки западных степей.

Только с потеплением поднялись новые царства и империи. На западе тепло и урожаи помогли Карлу Великому поднять упавшее знамя империи и добиться начала нового роста — который породит цивилизацию средневековой Европы. В Китае из праха малого ледникового периода выросла могучая и рыцарственная династия Тан — считающаяся величайшей в его истории.

Катастрофа XIV века и Малый ледниковый период

Про Малый ледниковый период написано очень много, так что особого смыла повторяться нет. Буду краток: XIV век стал временем страшного удара по цивилизации Средневековья. В его начале случилось катастрофическое похолодание и шли бесконечные ливни. Пока Европа приспособилась к новому климату — когда в Англии перестал расти виноград, а Гренландия стала ледяной, — от холода и голода погибли сотни тысяч людей в Северной Европе. Аномальные холода сменились устойчивым потеплением только ко временам Наполеона.

Ну а в XIV веке вскоре после удара морозов рухнула европейская финансовая система. Случались банкротства целых монархий: разорились банки Ломбардии, французский король уничтожил орден тамплиеров. Низкие урожаи, разбой и смерть множества людей уменьшили и без того невеликие доходы и налоги, усугубив нарастающий кризис неплатежей.

Ну а на замёрзшие руины в 1348 году пришла Чёрная Смерть, которая ополовинила многие земли.

Сюжет времён Юстиниана повторился.

Устои Средневековья рухнули в пляске смерти — danse macabre. Король и архиепископ умирали под косой чумы так же, как виллан и нищий.

Плутовской, вольнодумный и эротичный «Декамерон», сюрреалистичные и скабрёзные миниатюры, любимые «Страдающим Средневековьем», — детища этой эпохи, когда под ударами бед во всех сферах зашатались основы основ.

Малый ледниковый период вместе с другими «всадниками апокалипсиса XIV века» вызвали пересборку Европы и переоценку ценностей.

Они запустили процессы, спустя век-полтора породившие Ренессанс, открытие Америки, Реформацию — и весь остальной путь, который привёл к промышленной революции . И тому, что ты, дорогой читатель, сидишь в уютном кресле и читаешь это с экрана компьютера.

А что теперь?

В 2003 году по заказу Пентагона климатологи Шварц и Рэндолл провели анализ похолодания Мезокко. И пришли к выводу, что подобное обвальное изменение климата возможно и в наши дни. Скорее в сторону потепления, но суть одна.

Доклад «Сценарий обвального изменение климата и его влияние на национальную безопасность США» поставил проблему: если подобное случится, Вашингтон столкнётся с крупномасштабными последствиями по всему миру. Америка, скорее всего, устоит, Азия и Африка столкнутся с катастрофой. В Европу хлынут сотни миллионов несчастных — готовых на всё, гонимых гарантированной смертью от голода и жажды за спиной.

Учёные прозрачно намекнули на необходимость готовиться к «стратегиям без сожалений»: для обеспечения безопасности, надёжного доступа американцев к пище и воде в любых ситуациях.

Россия в условиях потепления скорее останется в плюсе: её земли станут куда комфортнее для жизни, уйдёт вечная мерзлота, Северный морской путь станет оживлённой магистралью. К другим странам, особенно находящимся южнее, быстрое потепление может оказаться не таким благосклонным.

По крайней мере на период до стабилизации климата, за который могут погибнуть миллионы, вероятна аридизация, то есть опустынивание обширных пространств.

Вопросы изменения климата очень политизированы и эмоциональны. Неправы радикалы с обеих сторон. Точно верно одно: эти процессы должны быть объектом большого внимания международного сообщества.

Человечество множество раз сталкивалось с тяжелейшими следствиями климатических изменений — резких похолоданий, засух или чрезмерных осадков.

Потепления чаще порождали эпохи расцвета. Вопрос в том, какие побочные эффекты породит путь к новому климатическому оптимуму, — и насколько далеко зайдёт процесс под влиянием человеческой деятельности.

А на сей счёт есть очень разные мнения и сценарии.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится