Кодекс флибустьера: зачем пирату законы?
186
просмотров
В популярных мифах пираты — анархическая вольница, удалая и беззаконная. В суровой исторической реальности практически любая удачливая команда рано или поздно звала профессиональных законников и составляла пиратский кодекс. Зачем? Сейчас расскажем!

Проблемный контингент

Пират — дитя своей эпохи. Инфантильный, жестокий, порой неграмотный, недалёкого ума. Если и не крепко пьющий, то уж точно регулярно выпивающий. Часто больной достаточно серьёзными болячками — из тех, что влияют на дурной нрав и критичность мышления. Только дай ему волю — и не то сам убьётся, не то окружающих за собой утащит.

Ну и что с ним таким красивым делать? Связать коллективными обязательствами, разумеется!

Порядок — Дисциплина — Справедливость

Три кита любого пиратского кодекса. До нашей эпохи дошла чёртова дюжина текстов, либо их обрывков, настоящих пиратских кодексов позднего XVII и XVIII веков. Часть из них мы знаем потому, что цитаты использовались на суде как отягчающие вину обстоятельства. Часть — в подлиннике или относительно достоверных пересказах.

Общее у этих документов одно — все они более-менее основательно подходят к трём главным ценностям пиратского равенства и зачастую составлены при участии лучшей юридической мысли эпохи.

Вместо устава

Значительная часть моряков тех лет не умела плавать. Совсем. Любая бытовая катастрофа на борту в таких условиях сулила массовые жертвы. А долго ли её такую устроить? Да вовсе нет! Чиркал кремнём пистолета в трюме. Дымил трубкой без противопожарного колпачка. Носил свечку без защитного фонарика. Напивался с товарищами ночью где-то, кроме палубы. Не погасил свет после отбоя. Перепил к началу боевого дежурства.

Нагадил и не убрал, в конце-то концов!

Читается как анекдот, но увы. Хуже обычного пожара на борту — только подрыв крюйт-камеры. Доиграться до него куда легче, чем кажется. Да и постоянное чирканье кремнёвым замком над ухом в исполнении конфликтного соседа бесит настолько, что ко второму месяцу такой житухи его натурально прибить захочется!

Личные отношения

Разумеется, пираты конфликтовали и дрались. Хуже просто драки на борту — массовая драка на борту с непредсказуемыми последствиями. Статьи пиратских кодексов жёстко регулировали как место проведения дуэли — строго на суше, так и её порядок. Возможность дуэлянтов свести конфликт до формальной первой крови, если успеют остыть и растерять запал, кодексами предусматривалась.

Секс на борту

Капитаны эпохи частенько могли выловить пучок шлюх в трюме просто в ходе неожиданного визита. На пиратском корабле такие милые привычки экипажа сулили массу проблем. Любые женщины и мальчики для полового досуга запрещались.

Случайная женщина-пленница или пассажирка из категории «приличных» защищалась от изнасилования под страхом казни — хотя свобода её перемещения на корабле, разумеется, жёстко ограничивалась, а пиратский «опекун» имел возможность договориться о взаимном согласии.

Впрочем, и содомия в рядах личного состава хотя и осуждалась, но практически не проявлялась: достоверно известны считанные случаи на десятки тысяч моряков на протяжении десятилетий, все заведомо криминальные и на грани с патологией. Абсолютное большинство мальчиков-пиратов воспринимали по кодексу на общих правах со взрослыми товарищами.

Медицинская страховка

Социальные гарантии — постоянный элемент справедливого пиратского кодекса. Раненый получал компенсацию — или деньгами, или рабами. Потеря сустава — по отдельной таксе, как и потеря конечности. На домик в деревне с молодой вдовой и коровой или какое-никакое своё дело этого бы хватило.

Доля в добыче

Пожалуй, самая «демократическая» часть пиратских кодексов. Ранние давали капитану полторы доли, офицерам — долю с четвертью. Поздние могли задрать капитанские доли к пяти, но всё равно абсолютная масса трофеев по кодексу делилась «справедливо».

В сущности, это обещание равенства шансов и держало людей столь опасной криминальной профессии вместе.

Дисциплина в бою

Любое дезертирство с борта или боевого поста, каралось жестоко. В лучшем случае высаживали на безлюдный остров, в худшем и казнить могли.

Трофеи и крысятничество

Главные трофейные статьи гарантировали равенство шансов и приоритет удачливого первого бойца. Обнаружение дорогой цели. Руководство штурмом. Боевые заслуги. Всё это вознаграждалось мелкими ценными подарками — вроде права выбрать лучший пистолет из трофеев.

Гарантировались и права неудачников — одежда, кормёжка и выпивка надлежащего качества. Ну, при условии их наличия. Если вся команда сидит на голодном пайке, — терпи и не вякай.

Плохо — так всем. Хорошо — тоже всем.

Попытки обворовать своих карались демонстративными увечьями и высадкой на берег. Не обязательно в глуши, но в любом случае — ничего приятного.

Парадоксы кодекса

Ну что, как-то не очень похоже на вольную анархию? А почему? Да потому, что пиратский кодекс целиком находился в границах криминальных порядков эпохи. Уже с 1657 года был известен, пусть и «от противного», кодекс лондонских разбойников с большой дороги. Ну да, как пропаганда, написанная прежде всего для того, чтобы сделать врага общества более суровым и заслуживающим внимания, ресурсов и финансирования борьбы с ним. Только вот и на любой другой бандитизм, включая морское пиратство, эти журналистские памфлеты повлияли очень сильно.

Капитаны стали звать на борт законников или придумывать кодексы сами, чтобы «не хуже, чем у людей».

Кодекс и клятва стали ритуалом сплочения команды. Пленников ценных профессий — навигаторов, плотников, врачей и других заставляли подписывать его силой. На суде факт подписи трактовался как отягчающее вину обстоятельство. Порой бортовой «секретчик», видя скорую печальную судьбу корабля и команды, торопливо жёг бумаги — чтобы хоть так прикрыть напоследок своих боевых товарищей.

Эффекты кодекса

По научным данным, криминальные «своды законов» имели в ту эпоху повсеместный характер. В тесных и дискомфортных сырых трюмах пиратских кораблей они гарантировали самое ценное — достаточную видимость миролюбия и порядка очень проблемного личного состава.

Раз уж на то пошло, любой честный и справедливый закон есть химера, порождённая экстремальными проблемами и условиями. Пиратские кодексы это правило целиком подтверждают. Без строгих законов пиратская вольница оказалась попросту нежизнеспособна. С ними же — породила целую эпоху «высокого» морского разбоя.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится