Король и Королева судят Валета: 6 секретов иллюстраций Джона Тенниела к «Приключениям Алисы в Стране чудес»
749
просмотров
«Кому нужны книжки без картинок?..» — недоумевала Алиса из знаменитой сказки Льюиса Кэрролла. Сам автор тоже так думал. И пригласил в иллюстраторы политического карикатуриста, чтобы высмеять и неправедный суд, и произвол властей.
Джон Тенниел, иллюстрирация к произведению Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в Стране чудес», 1864–1865

Профессор математики из Оксфорда Чарлз Лютвидж Доджсон, также известный под псевдонимом Льюис Кэрролл, сам проиллюстрировал рукопись о приключениях девочки в подарок юной Алисе Лидделл, для которой и сочинил эту историю. Однако, когда друзья уговорили Доджсона издать сказку, ему понадобился профессиональный художник. Доджсону, давнему читателю юмористического журнала «Панч», долго искать не пришлось. Профессор отправил знакомому сотруднику издания письмо с просьбой выяснить, не возьмет ли заказ художник «Панча»: «Из всех мастеров гравюры я бы предпочел мистера Тенниела». Джон Тенниел и раньше рисовал иллюстрации к литературным произведениям, но имя себе к тому времени сделал именно как политический карикатурист. Сказка понравилась художнику, и он согласился сотрудничать с Доджсоном. Первый вышедший в продажу тираж книги разобрали молниеносно. Когда Доджсон приступил ко второй сказке об Алисе, Тенниел, несмотря на занятость, согласился иллюстрировать и ее. Гравюры Тенниела к двум повестям Кэрролла еще при жизни художника стали классикой иллюстрации к детской книге, однако взрослые читатели видели на забавных картинках те же злободневные сюжеты, что и в «Панче».

1. Суд.

Иллюстрацию к главам 11 и 12 со сценой суда над Валетом поместили на фронтиспис первого издания «Приключений Алисы в Стране чудес». Описание абсурдного разбирательства в королевстве, где «все не в своем уме», развлекало детей викторианской Англии и давало повод задуматься их родителям. Когда Кэрролл создавал повесть, в британском обществе продолжалась дискуссия о несовершенстве законодательства и злоупотреблениях при судопроизводстве. В сказке Червонные Король и Королева устраивают абсурдное судебное заседание, и Тенниел на иллюстрации добавил несколько «говорящих» деталей.

2. Червонная Королева.

В книге она в основном занята тем, что во все вмешивается и кричит: «Голову долой!» Облик монаршей четы и Валета на иллюстрациях Тенниела стилизован под изображения на распространенной в XIX веке колоде карт, однако заметно сходство Королевы с правившей в то время Викторией. К 1861 году количество преступлений, за которые по закону полагалась смертная казнь, под давлением общественности уменьшилось до четырех (с 11 в 1841-м). Но активисты продолжали выступать, в частности, против публичных экзекуций на городских площадях и несоразмерно жестокого наказания повешением за убийство при смягчающих обстоятельствах.

3. Червонный Король.

Совмещая должности судьи и главы государства, этот персонаж носит вместе судейский парик и корону и, поскольку непрофессионал, не имеет представления о порядке заседания (некомпетентность судей была распространенной проблемой). В книге Король злоупотребляет полномочиями. Он пытается отозвать свидетеля, опираясь на только что выдуманную статью закона.

4. Валет.

На основании детского стишка обвиняется в краже пирожных, которые испекла Королева. Тенниел повышает градус абсурдности, изображая на одежде персонажа знаки масти бубен, тогда как в стихотворении речь идет о Червонном Валете. Никто из присутствующих в зале не замечает очевидного: судят не того.

5. Барристеры.

Специалист по викторианской литературе Майкл Хэнчер отметил, что Тенниел неслучайно изобразил в роли адвокатов, которых не было в тексте, птиц. В начале книги Кэрролл упоминает попугайчика Лори и орленка Эда, намекая на домашние прозвища сестер Лидделл. Но у Тенниела попугай, повторяющий слова за кем-то другим, и хищная птица орел — подходящие символы для адвокатов в несправедливом суде. Не зря за их спинами маячит палач с топором наготове.

6. Присяжные заседатели.

На иллюстрации один из них гусь. В книге Алиса возмущается глупостью присяжных, увидев, как они записывают свои имена, чтобы не забыть. В английском языке «глупый гусь» — устойчивое словосочетание.

1864 Льюис Кэрролл
1865 Джон Тенниел
1907 Артур Рэкхэм
1951 Мультфильм студии Disney
1969 Сальвадор Дали

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится