Одежда и одеяла с оспой для индейцев: трагедия, породившая миф
0
4
1
696
просмотров
Британский генерал 18 века Джеффри Амхёрст прославился предложением заразить оспой индейцев, осаждавших английский форт. Метод был прост — распространить среди них одеяла и одежду больных. Сметливые янки якобы подхватили британский почин, и очень скоро тысячи индейцев отдали душу Великому Маниту. Однако всё это миф. Реальность была куда прозаичнее и хуже.

Что случилось в форте Питт

В мае 1763 года индейцы под руководством вождя племени оттава Понтиака подняли антибританское восстание. Вскоре оно распространилось по северу Среднего Запада и вокруг Великих озёр.

Уже 29 мая превосходящие силы восставших осадили форт Питт (будущий Питтсбург). В письме от 16 июня 1763 года командующий войсками и местным ополчением капитан Симеон Эквер докладывал вышестоящему начальству, полковнику Генри Буке, что ситуация сложилась аховая.

«Я боюсь эпидемии… Среди нас есть больные оспой», — писал Эквер полковнику. Форт был переполнен, сотни колонистов и торговцев бежали под его защиту.

Прочитав это, Буке 23 июня написал командующему, генералу Амхёрсту, мол, «форт держится, но среди гарнизона есть больные оспой. Что делать будем, мой генерал?». Пока Амхёрст соображал, что бы такое придумать, дела приняли неожиданный оборот.

24 июня индейцы заслали к осаждённым двух парламентёров, предложив сдать форт. Англичане, понимая, что вряд ли их выпустят живыми, отказались. Тогда индейцы настойчиво попросили у британцев еды и воды, чтобы добраться до своих и передать им ответ осаждённых. Именно в этот момент — якобы чтобы задобрить парламентеров — им из госпиталя прислали одеяла и одежду больных оспой. За решением стояли капитан Эквер и торговец Вильям Трент. Последний оставил у себя в дневнике запись о смертоносных подарках: _«Надеюсь, они возымеют соответствующий эффект».

Генерал Амхёрст об этом не знал, но если бы узнал, то одобрил бы этот подход, поскольку и сам думал в этом направлении.

29 июня Амхёрст написал Буке, собиравшему силы для деблокады форта: «Возможно ли распространить эпидемию оспы среди племён восставших индейцев? Мы должны использовать любую хитрость, чтобы ослабить их». Буке в ответном письме обещал сделать всё возможное. 16 июля Амхёрст дополнительно накрутил хвост полковнику, призвав его использовать не только одеяла с оспой, но и «любой другой метод ради искоренения этой отвратительной расы».

Удалась ли англичанам их диверсия? Сразу несколько военных источников, включая бывших пленных, говорят, что среди индейцев бушевала эпидемия оспы, — как раз с весны-лета 1763 года. Минго, шауни, делавары сотнями умирали от болезни. Однако была ли причиной эпидемии пара одеял из форта Питт, или же индейцы подхватили её откуда-то ещё — неясно до сих пор.

Успешное поначалу восстание стало сходить на нет. Индейцы сняли осаду с форта Питт. А самого Понтиака убили в 1769 году, через три года после подписания мира с англичанами.

Индейцы и оспа

Случай в форте Питт стал хрестоматийным, хотя ни Амхёрст, ни Буке, ни Эквер после осады не пытались повторить свою бактериологическую новацию. Однако этого оказалось достаточно, чтобы в любых эпидемиях оспы, которые случались среди индейцев, стали винить колонизаторов.
Еще до инцидента в Питтсбурге, в 1755-1756 и 1757–1758 годах эпидемия оспы выкосила стройные ряды французских союзников — индейцев-потаватоми. То ли сами, то ли по наущению французов, индейцы обвинили во всём англичан. Их бывший пленный Корнелиус Ван Слик писал, что индейцы считали, будто заразились, употребляя английский ром. Хотя, вероятнее всего, они подхватили инфекцию, осаждая форт Вильям Генри, внутри и вокруг которого бушевала эпидемия.

В другом случае индейцы племени оттава, к которым принадлежал Понтиак, решили, что заразились оспой от французов. Якобы те дали им в Монреале в 1757 году шкатулку с подарком, которую приказали открыть только по возвращению в племя. Иначе, мол, быть беде. Но индейцы были любопытными и открыли её до возвращения, так что заразились ещё в пути. Во всём, ясное дело, обвинили французов. Последние, обалдев от таких претензий, переложили ответственность на британцев.

В 1759 году в городе Чарльстон и его окрестностях бушевала эпидемия оспы. Болезнь колонисты подхватили у индейцев. А вот как она попала к индейцам — история умалчивает.

У индейцев оджибве существовала легенда, что их в 1770 году заразили какие-то торговцы. Они передали им «заражённый флаг». Индейцы на радостях поделились флагом со своими более цивилизованными товарищами в форте Пон-дю-Лак. В итоге от эпидемии за один год умерло более трёхсот человек.

Впрочем, историки выяснили, что всё было немного не так: эпидемия разразилась в 1780–1782 годах. И была она не только у оджибве, но и у ассинибойнов, и у криков. Вдобавок оспу бедолаги подхватили во время набега на деревни индейцев хидатса в Миссури, где в тот момент бушевала эпидемия.

И хотя часть племен знали про карантин, — научились от тех же европейцев, — индейцы часто не понимали, откуда берутся эпидемии. По их мнению, все они были искусственно созданы колонизаторами (кем же ещё?).

Истории об эпидемиях, распространявшиеся в форме мифов и легенд, в XIX веке записали американские этнографы и историки. Публика приняла их на ура, и на то была своя причина.

Англичанка гадит

Дело в том, что случай передачи заражённых оспой одеял в форте Питт был довольно подробно описан в дореволюционных США. Когда в 1773 году началась война за независимость британских колоний, американские революционеры быстро припомнили англичанам варварские методы войны. Можно ли было терпеть над собой таких уродов? Тут, как говорится, каждое лыко было в строку.

В ноябре 1775 года революционеры обчистили бараки английских войск в Нью-Йорке — в революционной Северной армии не хватало одежды и постельных принадлежностей. Однако Временный Конгресс постановил немедленно сдать экспроприированное, поскольку боялся, что англичане оставили заражённые вещи.

Во время осады Бостона в 1775–1776 годах, когда в рядах Континентальной армии вспыхнула эпидемия оспы, главнокомандующий Джордж Вашингтон немедленно возложил ответственность на англичан. По мысли генерала, британцы задумали осуществить «дьявольский план» — подорвать революционные силы эпидемиями. 13 марта 1776 года Вашингтон поначалу запретил своим войскам заходить в покинутый британцами Бостон. «Наши враги в своем злодейском усердии распространили заразу по всему городу», — писал Вашингтон в приказе. Несмотря на принятые после занятия города меры предосторожности, в последних числах марта в Бостоне разразилась эпидемия оспы, буквально отправившая всю Континентальную армию в лазареты.

С 1775 по 1781 годы не проходило и месяца, чтобы население то Нью-Гемпшира, то Виргинии, то Массачусетса, то ещё какой восставшей колонии не обвиняло англичан в попытках заразить бунтовщиков. И эти обвинения не были безосновательными.

Британцы настойчиво стремились развязать эпидемии в тылу революционных войск. С индейцами в 1763 году они импровизировали на коленке, а в нынешних условиях подошли со всей серьёзностью.

Например, в июле 1781 году английский генерал Александр Лесли описывал командующему Корнуоллису, как он специально высылал сотни чёрных рабов, больных оспой, туда, где стояли революционные войска. Смысл был в том, чтобы охватить эпидемией как можно большую территорию, что затруднило бы операции американских войск.

В июне 1781 года солдаты революционной армии в Виргинии свидетельствовали, что на их пути постоянно попадались десятки рабов, умерших от оспы. Многие из них находились рядом с источниками воды, на фермах, мельницах. В других местах британцы могли отпускать пленных или заложников, болевших оспой. Или же оставляли трупы и одежду больных в местах, пригодных для квартирования их революционных противников.

Логика у британцев была железная. На дворе стоял XVIII век, когда у любой армии 80 процентов потерь происходили от болезней, а не от столкновений с врагом.

Так что исторический опыт США ясно показывает, что во время войны британцы использовали любую возможность для победы, включая искусственно вызванные эпидемии.

Дикари не заслуживают пощады

Командующий британскими войсками в Северной Америке генерал Томас Гейдж обеими руками ратовал за заражение индейцев оспой. Он, как и большинство его офицеров, думал, что дикари не заслуживали пощады, поскольку, в соответствии с модными тогда теориями, понимали только язык силы. Большинство английских офицеров, искренних роялистов и наглухо отбитых аристократов, считали восставших американцев такими же индейцами, только с белой кожей. Вдобавок в рядах восставших было много ирландцев, а уж эту-то «кельтскую шваль» британские офицеры привыкли считать дикими животными.

И если в США происшествие у форта Питт рассматривалось как нездоровая сенсация и варварство, то в Соединённом Королевстве генерал Джеффри Амхёрст был необычайно популярен среди военных и аристократии. Его военные кампании пристально изучались, и осуждать прославленного вояку за то, что он угробил хитроумным способом несколько сотен дикарей, никто не собирался.

Джеффри Амхёрст

Опыт Амхёрста британцы переняли. Другое дело, что он не помог им победить в революционной войне с бывшими колониями.

А что касается индейцев, то новое государство, Североамериканские соединённые штаты, довольно быстро унаследовало британский подход. Однако при «уничтожении дикарей» обошлись более традиционными методами: массовыми убийствами во время карательных рейдов и депортациями, при которых гибли тысячи индейцев.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится