Они сражались фашистов: пять художников с пятном на репутации
52
просмотров
В бурные 1930-40-е гг. многие запятнали себя сотрудничеством с худшими мира сего, даже люди с хорошим вкусом. Некоторые деятели искусства поддержали фашизм.

На стороне Муссолини, Франко или Гитлера оказались не только художники второго и третьего разряда, но и творцы с сильным художественным даром. Вспомним пятерых из этого числа.

Лени Рифеншталь (1902 — 2003): придворный режиссер Адольфа Гитлера

К моменту прихода Адольфа Гитлера к власти Рифеншталь была уже довольно известной. Она могла последовать примеру многих деятелей киноискусства — эмигрировать и неплохо чувствовать себя в Голливуде, но предпочла купаться в лучах славы в Третьем Рейхе.

Берта Хелена Амалия Рифеншталь (полное имя) начала снимать фильмы еще в 1931 г. В фильме «Голубой свет» (1932) она и является режиссером, и исполняет роль Ютты. Картина принесла ей славу и серьезную награду — серебряную медаль на биеннале в Венеции.

Лени Рифеншталь.

Позднее в мемуарах Рифеншталь, конечно, оправдывалась своей аполитичностью, незнанием и отсутствием расовых предрассудков у нее лично, но мир все равно запомнил Лени Рифеншталь как режиссера, прославляющего Адольфа Гитлера. Он сам так и говорил о ней — режиссер «его партии». По заказу Гитлера Лени сняла знаменитые пропагандистские фильмы об НСДАП — «Победа веры» (1933) и «Триумф воли (1935). За документальный фильм «Олимпия» (об Олимпийских играх 1936 г. в Германии) Международный олимпийский комитет наградил Рифеншталь Золотой медалью.

Когда рейх рухнул, Рифеншталь прошла денацификацию как «попутчик» нацистов и продолжила снимать фильмы. «Кроме работы меня ничего не интересует», — говорила Лени в интервью и действительно работала до последних дней.

Пьер Дриё ла Рошель (1893 — 1945): «за всех, кто сам берется за дело»

Французский писатель-радикал жаждал морального очищения Франции. Он видел нечто притягательное в опыте фашистов и национал-социалистов, проводящих политику обновления. «В гитлеровской Германии есть какая-то моральная сила», — так он писал о рейхе в книге «Масштаб Германии». Для него фашизм выступал как течение, призванное разрушить устаревший буржуазный мир. Пьер Дриё ла Рошель имел в виду прежде всего действующий социальный и политический строй во Франции. В чем-то его видение перекликалось с видением Гитлера, который считал французов великой нацией, находящейся в упадке.

Пьер Дриё ла Рошель

Книги «Болотные огни», «Мужчина, увешанный женщинами» и «Мечтательная буржуазия» принесли ла Рошелю славу и признание. Затем последовали самые профашистские работы: «Дневник» (в котором писатель выражает свое раздражение к «зловонной парижской среде» с ее «еврейством, деньгами, развращенным светом, опиумом, левыми». В теоретической работе «Фашистский социализм» Дриё прямо заявляет о своей симпатии к диктаторам: «Я за Сталина, за Гитлера, за Муссолини, за всех тех, кто сам берется за дело». Позднее писатель был разочарован «никудышной» политикой и провалами Гитлера. Не желая «унижаться перед коммунистами», Пьер Дриё ла Рошель покончил с собой накануне поражения фашизма — 16 марта 1945 г.

Сальвадор Дали (1904 — 1989): «Пикассо — коммунист, я тоже нет»

Личность Ф. Франко произвела на Сальвадора впечатление. В целом аполитичный художник даже пошел на разрыв с сюрреалистами на этой почве. В 1934 г. они устроили импровизированный «суд» над Дали и обвинили того в поддержке Гитлера. С одной стороны, Дали эпатировал публику, провоцировал её, когда говорил, что усы Гитлера — тоже свастика, и делал диктаторам комплименты; а с другой — действительно поддерживал режим Франко («величайшего героя Испании») и симпатизировал сильным фигурам в политике. Оправдывая репрессии каудильо, Дали говорил, что Франко делает все необходимое для «очистки страны» от разрушительных сил.

Сальвадор Дали.

Художник не отказался от интереса к франкизму и после войны. В 1951 г. на конференции в Мадриде под названием «Пикассо и я» Дали прокомментировал нежелание Пикассо вернуться на родину, пока Франко у власти. Сальвадор сказал: «Пикассо — коммунист, я тоже нет».

Справедливости ради, еще до этого Сальвадор делал и антифашистские высказывания. Про Гитлера он говорил, что тот являлся «великим мазохистом, который развязал мировую войну единственно ради наслаждения проиграть ее и быть похороненным под обломками империи».

Эзра Паунд (1885 — 1972): поэт для дуче

Американский поэт-модернист и критик с 1925 г. жил в Италии. Паунд считал фашистов Муссолини врагами «ростовщиков» и заступниками честных трудяг. Поэт пропагандировал идеи фашизма на английском языке, обращаясь к американским войскам: он жестко критиковал СССР, США и евреев, призывал к войне против коммунизма на стороне Третьего рейха.

Эзра Паунд.

Эзра Паунд оставался верным фашизму даже после смерти Муссолини. В США поэта обвинили в измене. Его арестовали в Генуе в 1945 г., осудили и посадили в тюрьму в Пизе. Там у него начались проблемы с памятью и помутнения рассудка. Через три года Паунда перевели в психиатрическую лечебницу в Вашингтоне, где он продолжал заниматься переводами и критикой, общался с другими литераторами, пока не был помилован и выпущен в 1958 г. До конца своих дней Паунд жил в Италии, отказавшись от какой-то бы то ни было публичной деятельности.

Габриэле д’Аннунцио (1863 — 1938): драматург-фашист

Итальянский поэт, драматург и писатель активно занимался политикой. После Первой мировой войны этот правый интеллектуал вошел в число вождей националистов и сторонников Муссолини. В то время Италия претендовала на соседствующие с ней бывшие территории Австро-Венгрии. В сентябре 1919 г. Д’Аннунцио возглавил военизированную группу, которая захватила «вольный город» Риеку (он же порт Фиуме), на власть над которым претендовали Италия и Югославия.

Габриэле Д’Аннунцио.

Там драматург назначит себя «команданте» — диктатором. Он стремился сплотить многонациональный город под итальянским знаменем и возродить культуру древнего полиса. «Команданте» использовал фашистские методы и символы: военно-патриотическая пропаганда, парады чернорубашечников, древнеримский салют. Самопровозглашенный город-государство получил от д’Аннунцио Конституцию, гарантирующую множество гражданских прав и свобод. Но реализовать их не получилось. Антанта решительно протестовала против захвата Риеки и давила на правительство Италии. Из-за этого в декабре 1920 г. д’Аннунцио и его соратники оставили город.

При режиме Муссолини за поддержку дуче д’Аннунцио получил титул князя, солидную пенсию и стал главой Королевской Академии наук. Он славил колониальные амбиции дуче, а в остальное время продолжал творческую работу и издавал свои книги. Муссолини, однако, не допускал д‘Аннунцио к политике, и писатель не смог удержать дуче от дружбы с Гитлером, в котором он сам раньше многих успел распознать «свирепого клоуна».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится