Заградительные отряды в Нидерландах: «ни шагу назад» по-голландски
254
просмотров
В мае 1940 года Нидерланды сопротивлялись немцам в течение пяти дней. Однако даже за это короткое время голландцы успели создать заградотряды в их классическом понимании и дать работу военному трибуналу.

Голландцы против СС

В 1940 году планы нидерландцев на случай вторжения гитлеровских войск не отличались амбициозностью. Войска должны были по возможности долго удерживать противника на заранее подготовленных оборонительных рубежах, после чего отойти в «Крепость Голландия» (часть страны, очерченная крупными водными преградами) и там ожидать, чем закончится противостояние немцев и союзников.

Окопы линии Греббе сегодня

Главный рубеж обороны Нидерландов перекрывал дорогу немцам в сердце страны. Полевые укрепления, усиленные бетонными дотами, были построены ещё в мирное время и проходили по гребню высот Греббе. Оборону на этом рубеже держали дивизии 2-го голландского армейского корпуса под командованием генерала Харбертса.

Немцы планировали прорвать голландский фронт на узком участке у деревни Реннен. За операцию отвечала боевая группа дивизии СС, состоявшая из полка «Фюрер», усиленного дополнительной сапёрной ротой, ротой противотанковых и пехотных орудий, ротой бронеавтомобилей, а также артиллерийским батальоном артполка СС. Численность сил под командованием штандартенфюрера Кепплера составляла около пяти тысяч человек, и войска были полностью моторизованы.

Утром 11 мая эсэсовцы пошли на штурм передовых позиций голландцев.

Завязавшийся бой сразу же расставил все точки над «i»: немецкие войска были явно сильнее армии, которая последний раз воевала век тому назад.

Огневая мощь гитлеровцев превосходила нидерландцев на голову, проблемы со связью у оборонявшихся «выключили» из боя их артиллерию. Не имевшие опыта траншейной войны противники немцев забыли соединить узлы обороны ходами сообщений. Это привело к тому, что в изолированных очагах сопротивления очень быстро заканчивались боеприпасы, после чего окопы занимали солдаты в эрдграу.

Пленные голландцы (в белых нательных рубахах) прикрывают эсэсовцев от огня каземата.

Одной особенностью тактики эсэсовцев было то, что они активно использовали военнопленных в качестве живого щита, прикрываясь ими на поле боя.

Штурмовые группы СС один за другим уничтожали голландские узлы сопротивления. Нервы защитников передовой позиции не выдержали, солдаты обратились в бегство — и к исходу дня немцы смогли выйти к основной линии обороны на высотах Греббе.

Трибунал

Генерал Харбертс был взбешён известиями, что фрицы за день захватили передовую полосу обороны и подчинённые ему войска бегут. Он приказал немедленно предать пойманных дезертиров военному суду и обеспечить для одного из беглецов смертный приговор. Харбертс считал, что это побудит солдат к более упорной борьбе.

Сержант Мейер

«Счастливчиком» стал сержант Крис Мейер, командир 19-го взвода противотанковых орудий армии Нидерландов. Одиннадцатого мая его отряд, располагавшийся на тыловой позиции, с утра находился под снарядами немецкой артиллерии. Не имея связи и приказов, Мейер запаниковал. Он приказал расчётам прицепить пушки к тягачам и ехать в тыл. В 50 км от фронта взвод остановил сотрудник военной полиции. Уже на следующий день сержанта судил трибунал под председательством капитана Й. Гретхера.

Суд длился 45 минут, приговор — смертная казнь. Через два часа Мейера расстреляли перед строем беглецов.

Несмотря на неоднократные попытки реабилитации, он и по сей день остаётся единственным голландским военнослужащим, официально казнённым за трусость на поле боя.

Заградотряд

Ещё одним решением генерала Харбертса, призванным мотивировать личный состав корпуса, стало размещение заградотряда на тыловой линии обороны. Военная полиция под командованием капитана Гелдермана перекрыла виадук через затопленную железную дорогу у окраины посёлка Реннен — капитан имел самый строгий приказ не пропускать в тыл никого из голландских солдат и при необходимости применять оружие. На такой случай у заградотрядовцев имелось несколько станковых пулемётов и две противотанковые пушки.

Голландское «НКВД» — военная полиция Нидерландов

Двенадцатого мая немцы, отразив ночную атаку противника, продолжили методично прогрызать их оборону на линии Греббе. К вечеру стало понятно, что нидерландские солдаты не смогут сдержать натиск наступающих, и завтра немцы окажутся в Реннене.

Взорванный виадук в Реннене

У виадука скопилось большое число голландцев, в основном из тыловых подразделений. Полицейские, верные приказу, не пропускали их на запад, и отступающие начали устраиваться на ночлег вдоль дороги.

Между тем командир полка «Фюрер» получил приказ от командующего 207-й пехотной дивизии сдать занятые позиции 332-му пехотному полку, который должен будет атаковать Реннен. Эсэсовцы в это время нанесут удар на север, сворачивая оборону голландцев на высотах Греббенберга. Однако приказ не встретил понимания у командира третьего батальона оберштурмбаннфюрера Вэккерле.

Бывший комендант Дахау, изгнанный из лагеря «за излишнюю жестокость», был крайне честолюбив и не сомневался: проклятые армейцы просто хотят увести лавры за прорыв фронта противника у простых парней из СС.

Кто возьмёт Реннен, тот и будет героем дня. Оберштурмбаннфюрер саботировал приказ начальства и направил в точку сбора только одну роту своего батальона, а сам собрал боевую группу из 200 человек, с которыми ночью решил внезапно атаковать противника.

Потерянный в ходе ночной атаки сапог эсэсовца

Под покровом темноты эсэсовцы стремительным броском ворвались на позицию голландцев. Основные силы отряда во главе с Вэккерле устремились по дороге к Реннену, вдоль которой располагались тыловые подразделения голландцев. Нацисты на бегу насаживали ополоумевших от страха солдат на штыки, рубили их сапёрными лопатками и кинжалами. «Тишину разорвал дикий вопль убиваемых людей, который не заглушался выстрелами»., писал в воспоминаниях один из переживших ту ночь голландских солдат.

Началась паника, некоторые нидерландцы в ужасе бросились через виадук к спасению — и были встречены огнём заградотряда.

Когда на мосту показались эсэсовцы, прикрывающиеся взятыми пленными, их уже ждали: пулемёты заградотрядовцев попросту смели с моста и своих, и чужих.

Вэккерле был ранен в руку, его адъютант убит на месте. Утратив внезапность, немцы оказались среди массы голландских солдат, которые атаковали их со всех сторон. Чудом фрицы смогли укрыться в каменном доме около моста, затащив туда нескольких пленных, которых использовали как живой щит.

Дом, где забаррикадировались эсэсовцы

Понимая, что дело пахнет керосином, эсэсовцы попытались пробиться за подмогой, накинув поверх своей формы мундиры пленных голландцев, однако заградотрядовцы вычислили хитрецов по сапогам, которые немцы не удосужились переодеть, и снова загнали их в дом. Причём неугомонный Вэккерле был ранен ещё два раза.

Эпилог

Днём 13 мая 1940 года голландские войска, защищавшие линию Греббе, получили приказ отойти в «крепость Голландия». После того, как через позиции заградотряда прошли последние солдаты, полицейские подорвали виадук и присоединились к колонне.

Через сутки главнокомандующий ВС Нидерландов генерал Винкельман подписал капитуляцию своей армии.

Капитан Гелдерман, командовавший заградотрядом, вспоминал, что тяжесть от убийства своих же солдат, пусть они и пытались бежать с поля боя, преследовала его всю жизнь. «Но у меня был приказ и я его исполнил, это был мой долг».

За свою дерзкую ночную атаку оберштурмбаннфюрер Вэккерле был представлен к Рыцарскому кресту, но за то, что он ослушался приказа начальства, представление завернули. В июле 1941 года он был убит на советской земле, и, в сущности, получил, что заслуживал.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится