Есть ли связь с вымиранием динозавров и падением астероида
78
просмотров
«Космическая гипотеза», объясняющая вымирание динозавров импактом, следы которого в настоящий момент видны у побережья Юкатана, - да и по всей планете, если иметь в виду специфические примеси в отложениях, - является наиболее известной и хорошо обоснованной...

То, что на рубеже Мела и Палеогена биосферу Земли потрясла крупная, связанная с падением астероида, катастрофа — бесспорно. Бесспорно также и то, что динозавры на рубеже Мела и Палеогена вымерли. Вывод о наличии связи между этими двумя событиями напрашивается сам собой.

Однако, в подобных ситуациях ещё римляне говорили “post hoc ergo propter hoc”, подразумевая распространённую логическую ошибку. «После этого» отнюдь не значит «вследствие этого». По мере накопления данных, к «космической гипотезе» возникает всё больше вопросов и претензий.

Первая проблема связана с масштабами катастрофы. Астероид, выбивший кратер Чиксулуб, маловат для того, чтобы спровоцировать массовое вымирание. Во всяком случае, прочие импактные события сходной мощности подобных последствий не имели. На этот довод, впрочем, может быть приведено множество контрдоводов. Например, чиксулубский астероид вполне мог быть лишь осколком куда большего тела, предположительно, ответственного за образование циклопического кратера на дне Аравийского моря.

Вторая претензия связана с временными рамками. Полвека назад, совпадение датировок вымирания и образования кратера представлялось идеальным. Но сейчас методики датировки усовершенствовались и картина, скорее, выглядит так: возможно, некоторые виды динозавров всё ещё существовали к моменту импакта. Вымирание началось 68-70 миллионов лет назад, 66 миллионов лет назад, видимо, уже завершилось, возраст же кратера только 65 миллионов лет… Опять таки, можно предположить, что после дальнейших уточнений датировки вновь совпадут. Но, в любом случае, мел-палеогеновое вымирание уже не выглядит мгновенным.

Наконец, третья проблема серьёзнее, и наличествует не только у классической, но вообще у всех «катастрофических» объяснений вымирания динозавров. Невозможно представить глобальный катаклизм, который ударил бы только по четырём отрядам позвоночных, вообще не затронув все прочие. Вымирание, обрубившее несколько эволюционных ветвей, обязательно должно было бы в той или иной степени потрепать остальные. Но на рубеже Мела и Палеогена вымирают лишь ящеротазовые и птицетазовые динозавры, птерозавры, плезиозавры. Черепахи, чешуйчатые и крокодилы выживают, - это только из числа рептилий. В рядах млекопитающих и птиц потерь нет. В палеонтологических летописях уцелевших отрядов и классов отсутствуют свидетельства снижения видового разнообразия в период 65-68 миллионов лет назад.

Самым очевидным объяснением вымирания лишь строго определённых таксонов является их поражение в конкурентной борьбе за ресурсы. Но к динозаврам на первый взгляд это не относится. В конце мела они господствовали на планете вполне заслуженно, как наиболее прогрессивная форма жизни. Млекопитающие не были в тот момент готовы бросить им вызов, и даже занять освободившиеся после ухода динозавром экологические ниши смогли далеко не сразу. Десять миллионов лет в начале палеогена работу крупных травоядных и хищников выполняли уцелевшие рептилии и птицы. Динозавры ещё не являлись теплокровными в современном понимании существами. Но это же относилось и к древним млекопитающим, поддерживающим относительно постоянную температуру около 25 градусов… но только если температура окружающей среды колеблется в пределах 10 градусов от этой отметки. Постепенно похолодание климата, начавшееся в середине Мела и продолжающееся до сих пор вредило всем в равной мере.

Под названием «динозавры» объединяются два отряда теплокровных рептилий – птицетазовые и ящеротазовые, общим признаком которых являются «убранные» под корпус ноги (у прочих рептилий конечности располагаются по бокам тела). Изобретениями динозавров, надолго обеспечившими им господствующее положение, стали бег, позже полые кости, частичная теплокровность и перьевой покров.

Тем не менее, у динозавров присутствовала «ахиллесова пята», заключающаяся в морально устаревшем способе размножения. Млекопитающие, включая древних яйцекладущих и сумчатых (хотя, даже плацентарные млекопитающие появились ещё в Мелу), выкармливают потомство, «поднимая» его сразу на ту экологическую нишу, которую занимают сами. Рептилии, в том числе и наиболее прогрессивные из них, так не умели. К тому же, даже у самых крупных видов, яйца не могли быть слишком велики, поскольку скорлупа должна оставаться проницаемой для газов. Выходило, что даже наследник тираннозавра вынужден был начинать карьеру с охоты на ящериц и жуков, действуя при этом на собственный страх и риск, без поддержки старших. И на этой нише, - почти в самом низу пищевой пирамиды, - древние ёжики вполне могли побороться с молодью динозавров.

Динозавры и млекопитающие появились на планете одновременно — в Триасе — около 230 миллионов лет назад. Так что, судя по всему, борьба за жуков долго шла равная. Динозавры, подобно их прямым потомками птицам, вполне могли обладать тонкими обонянием и слухом, но полагались преимущественно на зрение, и были активны днём. Млекопитающие перехватывали инициативу в сумерках и ночью. Появление около 70 миллионов лет назад травяного покрова переломило ситуацию. Роль зрения в поисках мелкой добычи упала. И чаша весов склонилась в пользу носителей шерстяного покрова и обладателей вибрисс.

Таким образом, выиграв конкурентную схватку с молодью, сначала насекомоядные и мелкие хищники из числа млекопитающих сумели подорвать численность хищников средних и крупных. И первыми в борьбе пали, кстати, наиболее совершенные по современным представлениям динозавры — велоцирапторы. Что, в свою очередь вызвало взрывное распространение мелких травоядных млекопитающих, численность которых хищники регулировали. Тем же приёмом, - отняв пищевые ресурсы у молоди, - первобытные кролики выкосили и травоядных динозавров.

...Оставались ещё, правда, птерозавры и плезиозавры, которых появление травы никак не коснулось. Эти два отряда взяли на себя птицы, - первые действительно теплокровные существа, ещё в Мелу научившиеся поддерживать постоянную и высокую температуру тела, даже в морозы. Птерозавры же являлись теплокровными лишь в том же смысле, в котором таковыми могут считаться летучие мыши. И ещё они не умели взлетать с воды. Что являлось критичным недостатком, так как ещё в середине Мела птицы сумели выбить летающих ящеров отовсюду, кроме прибрежных утёсов. Когда же, - и это произошло примерно в тот же момент, что и появление травы, - в приполярных областях появились первые ледники, - птерозавры были вынуждены уступить птицам и свою последнюю цитадель. Возникшие на берегах ледовитых морей специализированные рыбоядные виды птиц, не имевшие, кстати, проблем со взлётом после посадки на воду, быстро захватили также умеренные и жаркие регионы.

Таким образом, птерозаврам пришёл конец. Плезиозавры же были уничтожены птицами попутно. Эти ящеры также охотились на вблизи поверхности моря, и хотя, конечно, даже самый отчаянный древний баклан не являлся конкурентом взрослого плезиозавра и близко… Но молодь этих ящеров оказывалась вынужденной конкурировать с птицами и проигрывала им.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится