Как немецкий проповедник Томас Мюнцер поднял крестьянское восстание
1
0
1
675
просмотров
С именем Мюнцера, «самой величественной фигуры» Крестьянской войны, связаны не только ее наиболее драматические события, но и значительные идейные столкновения, предшествовавшие восстанию. Если Лютер был духовным вождем умеренного бюргерско-реформаторского крыла, то Мюнцер возглавлял революционный крестьянско-плебейский лагерь. Он был одним из главных создателей того радикального течения в реформационном движении, которое принято считать народной реформацией.
Томас Мюнцер.

Мюнцер родился в 90-х годах XV в. в одном из центров горной промышленности Германии — Гарце, в городе Штольберге. Он принадлежал к числу образованнейших людей своего времени. Мюнцер рано познакомился с учением Лютера и стал горячим его приверженцем. Направленный Лютером в качестве проповедника в Ютеборг, он резко выступал против мирских устремлений духовенства. После Лейпцигского диспута (1519 г.), когда Экк пытался доказать близость лютеровских воззрений ереси Яна Гуса, Мюнцер часто думал о Чехии как о стране, где возникнет новая апостольская церковь.

При содействии Лютера в мае 1520 г. он начал проповедовать в Цвиккау (Саксония). Но как только в проповедях зазвучал призыв к радикальным преобразованиям, находивший отклик среди подмастерьев и окрестных крестьян, ему объявили об увольнении, а его верных сторонников бросили в тюрьму. Было ясно, что Мюнцер стал отходить от Лютера. Он не хотел соглашаться, что только Библия — источник откровения. Неужели со времен апостолов Господь обрек себя на молчание? Нет, он и теперь говорит с истинно верующими. Услышать его голос может даже тот, кто не знает грамоты.

Изображение Мюнцера на купюре в ГДР

Вынужденный покинуть Цвиккау, Мюнцер отправился в Прагу. Надежды приобщиться там к духу гуситов не оправдались, но Мюнцер отчетливее определил собственную позицию. Он обличал попов, которые, заучив мертвые слова из Библии, выплескивают на бедный люд книжную, ложную веру. Полагаться надо на «внутреннее слово»:

«Господь, открывая свою волю, пишет его в сердцах верующих. В недалеком будущем власть на веки вечные перейдет к народу».
Весной 1523 г. Мюнцер получил место священника в Алыптедте, маленьком саксонском городе. Слушать его проповеди приходили издалека, даже горнорабочие с мансфельдских рудников. Создав «Немецкую евангелическую мессу», Мюнцер вел богослужение на родном языке: оно должно было, возвышая человека, сделать его способным постичь слово Божие и подготовить к борьбе с теми, кто попирает Евангелие. Необходимо отвратить людей от жажды суетного богатства. Страждущему бедняку это легче, чем сильным мира сего. Мысль, высказанная в «Пражском манифесте», звучит еще настойчивее: простой народ должен взять дело пре­образований в собственные руки.

Отход Мюнцера от учения Лютера становился все очевиднее. Идеи, разрабатываемые им, вносили в движение дух решительности и страстного нетерпения. Надвигался неизбежный разрыв с бюргерско-умеренной реформацией Лютера.

В марте 1524 г. сторонники Мюнцера разрушили часовню вблизи Альштедта. Наихудшие опасения властей подтвердились: смутьяны не остановились перед применением силы. Тем временем Мюнцер объединял своих приверженцев. Он организовал чСоюз избранных» из 30 человек; месяца три спустя их насчитывалось больше 500. Среди них было немало мансфельдских горнорабочих.

Заурядный Алыптедт стал независимым и грозным центром радикального понимания Реформации. Из Южной Германии приходили вести об участившихся крестьянских выступлениях. Мюнцер упорно создавал тайные союзы своих единомышленников, сознавая неминуемость столкновения.

Памятник Томасу Мюнцеру

Католическое духовенство вело с реформаторами ожесточенную полемику, но успеха не добилось. Лишь когда многие города осуществили провозглашенные Лютером преобразования, серьезность положения потребовала решительных действий. Князья церкви и правители, верные католичеству, принялись поспешно собирать силы.

Чем яснее становилось, что Лютер взял на себя роль защитника угнетателей, тем острее ощущал Мюнцер необходимость выступить против него печатно. В Алыитедте он начал писать «Разоблачение ложной веры»:

«Книжники желают сохранить за собой исключительное право судить о вероучении. Они делают все, чтобы народ, которому так тяжело дается хлеб насущный, оставался темным. Миром правят тираны, но скоро они будут низложены, сколько бы Лютер, ни призывал к покорности властям. Люди из народа должны осознать, что истинная вера внутри их, что они хозяева собственной судьбы. Время, когда мир будет очищен от безбожных властителей, уже пришло.»

Как-то в Алыптедт на проповедь явились герцог Иоганн Саксонский с сыном. Толкуя отрывок из книги пророка Даниила, Мюнцер высказал тогда главную свою мысль:

тиранов, противящихся воле Божьей, следует низвергнуть. Нечестивцы, угнетающие и обманывающие народ, не имеют права жить. Князья должны способствовать их уничтожению, иначе они лишатся власти.

«Проповедь перед князьями»  напечатали, но вскоре Мюнцеру пришлось покинуть Алыптедт: Лютер не жалел сил, чтобы восстановить против него властителей Саксонии.

Мюнцер нашел прибежище в богатом имперском городе Мюльхаузене. Здесь при его участии были составлены статьи с требованием перемен:

Новый магистрат, памятуя о страхе перед Господом, должен покончить с произволом, угнетением, разгулом корыстолюбия. Все это противно Божьему праву. Даже в суде надлежит руководствоваться Евангелием.

Хотя цехи одобрили эти требования, они так и не были осуществлены. Магистрат пребывал в не­решительности. Наиболее влиятельные его члены, опираясь на зажиточных крестьян округи, добились высылки сеющих смуту проповедников. Но все-таки в Мюльхаузене свыше 200 человек вступили в основанный Мюнцером союз.

Мюнцеру была ясна роль Лютера, который добивался его изгнания из Альштедта и Мюльхаузена. Теперь, когда все чаще приходили вести о выступлениях крестьян в Южной Германии, а сторонники Лютера проповедовали народу искаженное Евангелие, обличение книжников стало его главной задачей. Рукописи двух своих памфлетов — «Разоблачение ложной веры» и  «Ответ лишенной духа, сладко живущей Плоти виттенбергской» — Мюнцер отправил печатать в Нюрнберг.

Доктор Люгнер (т.е. Лжец), писал он в - «Ответе», высмеивает истинный дух веры и прикрывается Библией, словно фиговым листком. Он науськивает власти на воров и разбойников, но умалчивает об источнике преступлений.

Главная причина воровства и разбоя — господа и князья, которые присвоили себе все — рыб в воде, птиц в небесах, злаки на земле. Они твердят - «Не укради!», сами же дерут три шкуры с пахарей и ремесленников. Но если кто посягнет, хоть на каплю господской собственности, его тащат на виселицу. А доктор Люгнер благословляет палачей. Многие радуются, что не надо платить попам налогов, и не видят, что стало в тысячу раз хуже. Лютер, проповедуя покорность, не хочет трогать князей, а они больше остальных заслуживают кары, ибо не хотят уничтожить корень возмущения, однако народ, раскусив нового папу, поднимется против тиранов:

« Народ станет свободным, и один лишь Бог будет над ним господином!»

После изгнания из Мюльхаузена Мюнцер через Южную Тюрингию, Нюрнберг и Базель отправился в Шварцвальд. В Верхней Германии он пробыл несколько недель. Хотя мало прямых свидетельств о его роли в крестьянских выступлениях, идеи Мюнцера оказали революционизирующее влияние.

Крестьянская война в Германии 1524–1525 гг

Мир накануне переворота, - подготовленного всем ходом истории. Его можно осуществить без кровопролития, считал Мюнцер, если неправедные люди откажутся от захваченных привилегий и согласятся жить по Божьему праву, вступив в «Христианское объединение».

Дабы привлечь на свою сторону князей и дворян, Мюнцер объявил, что, подчинившись «Христианскому объединению», они смогут рассчитывать на долю конфискованного церковного имущества. Эта уступка делалась, скорее всего, из тактических соображений.

Поскольку невелика надежда на осуществление переворота мирными средствами, надо готовиться к низложению тиранов, организуя разветвленную сеть - «Союза избранных». От ближайших единомышленников, членов тайного союза, Мюнцер не скрывал цели движения: 

 «Все суть общее, и каждому должно быть выделено по нужде его . Если какой князь, граф или господин не захотят этого делать . им следует отрубить голову или повесить».
Конечная цель, разумеется, не исключала постепенности ее достижения. Если установление царства Божьего на земле мыслилось как результат переворота, то первый этап его состоял в захвате народом власти. Видя потенциальную силу простого люда, Мюнцер не склонен был его идеализировать: он опасался, как бы тяга к мирским благам не погубила святого дела.

Социально-политическая программа Мюнцера была неотделима от его философии и богословия. Признавая за каждым истинно верующим право не только толковать Писание, но и «говорить с Богом», он освобождал человека от многовекового порабощения церковью и от притязаний новоявленных книжников на духовную власть.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится