Битва за Галлиполи: как рождалась австралийская нация.
38
просмотров
«И так погиб 8-й кавалерийский».

Капитан Лесли Хор из западной Виктории, участник атаки 7 августа

7 августа 1915 года, в полпятого утра около 600 австралийских солдат из Виктории и Западной Австралии помчались в атаку на турецкие позиции на полуострове Галлиполи. Меньше чем через час почти половина из них будет мертва. Эта битва стала одной из наиболее трагических страниц в сражении за Галлиполи и истории Австралийско-Новозеландского корпуса (АНЗАК) в целом.

Неприступный полуостров

К тому времени вот уже три месяца солдаты Британской империи пытались овладеть Галлиполи – узкой полоской суши между Эгейским морем и проливом Дарданеллы, чтобы открыть дорогу к Стамбулу. Взятие столицы Османской империи, скорее всего, выводило её из мировой войны. Высвобождались бы сотни тысяч солдат с Синайского полуострова, Багдадского и Кавказского фронта. Балканские государства задумались бы, с кем им по пути – с победоносной Антантой или с Германией. Через Черноморские проливы открылся бы кратчайший и наиболее удобный путь в Россию, и в русскую армию пошёл бы прямой поток жизненно необходимого оружия и снаряжения, которое приходилось доставлять через Архангельск и Владивосток . А Российская империя получила бы возможность экспортировать зерно, пополняя стонущий от военных расходов бюджет. Возможно, вся война пошла бы по другому пути. И мир, который мы знаем, стал бы совершенно иным... Если бы операция в Галлиполи удалась.

Но из-за целой серии стратегических просчётов и неожиданно упорного сопротивления турок англо-французский флот, а затем и сухопутные части несли огромные потери, но так и не смогли продвинуться с пляжей у берега вглубь скалистого полуострова. Новая попытка была предпринята 6 августа. Основные силы, преимущественно англичане, высаживались в бухте Сувла, австралийцы атаковали с имеющихся позиций, новозеландцы должны были зайти с тыла.

Австралийская 3-я бригада легкой кавалерии состояла из 8-го полка – из уроженцев штата Виктория, 9-го – из Южной Австралии и 10-го – из Западной Австралии. Формально солдаты считались кавалеристами, но оставили лошадей ещё в Египте. В атаке 7 августа принимали участие преимущественно 8-й и 10-й полки.

Когда не всё идет по плану

Предполагалось, что атаки австралийцев будут вспомогательными – для отвлечения внимания турок от новозеландской бригады на севере, которая должна была в ночь на 7 августа взобраться по практически неприступным склонам хребта Чунук-Баир. В момент, когда новозеландцы с первыми лучами солнца захватят хребет, турецкие резервы в теории окажутся скованными атакой на узкий перевал (The Nek) между высотой Рассела (Russell's Top), где были австралийцы, и холмом Baby 700, обороняемом турками.

Фото австралийских (Russell's Top) и турецких (передний план) позиций

Согласно плану, атака должна была поддерживаться орудиями флота и гаубицами. Первая волна австралийцев выходит из передовых траншей, атакует тихо, без криков и стрельбы – только штыками и гранатами. Её задача – занять передовые траншеи на перевале и ходы сообщения к ним. Особое внимание – пулемётным гнёздам. Телефонные провода и кабели к минам, если таковые найдутся, необходимо перерезать.

Следующая волна «перепрыгивает» через захваченные первой волной позиции и атакует поддерживающие и вспомогательные траншеи у высоты Baby 700. При атаке офицеры идут в общих цепях, чтобы не стать мишенями для противника.

Третья волна выдвигается из своих ходов сообщений. Её цель – продвинуться как можно дальше, захватывая следующие линии траншей. Зажатые в траншеях турки уже не смогут воспользоваться пулемётами.

Четвёртая волна объединяется с третьей и воюет или окапывается – в зависимости от достигнутых предшественниками результатов. Каждый второй солдат несёт шанцевый инструмент – в пропорции одна кирка на две лопаты. Когда австралийцы закрепятся, на подмогу придут 8-й Чеширский и Валлийский полк Королевских фузилёров.

Снаряжение солдат состояло из полевой формы, портупеи, противогаза, фляжки, двух мешков, ножниц для проволоки, а также винтовки с примкнутым штыком – но полностью незаряженной. Идти в атаку с незаряженным оружием может показаться безумием. Но тогда это выглядело логичным – а то ещё солдаты вместо решительного продвижения вперёд затеют перестрелку.

Каждый эскадрон (не забываем, это ведь лёгкая кавалерия) получил 48 гранат, и ещё 400 на каждую волну. В каждой волне было четыре маленьких жёлтых и красных флажка – чтобы командование и артиллеристы позади могли сразу видеть, какие позиции захвачены. Первая волна имела и пару штурмовых мостиков для перехода через глубокие турецкие траншеи. В стенках своих траншеях были воткнуты колышки-поручни и выкопаны ступеньки – чтобы солдаты могли выбраться как можно быстрее.

Казалось бы, план атаки был продуман весьма тщательно. Но в реальности всё обернулось иначе.

Вместе с солдатами из Новой Зеландии на штурм хребта Чунук-Баир шёл настоящий интернационал – 4-я Австралийская бригада, 40-я Британская и 29-я Индийская бригады. Австралийскую бригаду возглавлял знаменитый впоследствии бригадный генерал Джон Монаш, австралийский еврей. Но большинство австралийских и индийских солдат, карабкаясь в темноте по крутым изрезанным склонам гор и оврагам, элементарно заблудилось. К рассвету они обнаружили, что всё ещё не добрались до позиций для атаки – но уже окончательно выдохлись. Месяцы траншейной войны – с дизентерией и палящим солнцем (температура нередко зашкаливала за 40–45 градусов) – не способствовали крепкому здоровью. Только новозеландцы вышли более-менее к месту назначения.

Всю ночь батареи выпускали по позициям на перевале по снаряду с интервалом в 2,5 минуты. Шрапнель полевых орудий была практически бесполезна, но фугасные снаряды гаубиц причинили немалый ущерб. В 3.30 утра ночи началась подготовка к «полноценному» артобстрелу – с суши и моря. В 4.00 при свете прожекторов орудия открыли огонь, с темпом четыре выстрела в минуту. Но артподготовка была настолько отрывочной и нескоординированной, что выглядела скорее как шутка. Для постижения искусства точного взаимодействия артиллерии и пехоты обычно требовались годы боёв и упорного труда. У австралийских солдат было меньше трёх месяцев – 11 недель сидения в окопах. Пара станковых пулемётов попыталась поставить «огневой вал», расстреляв за полчаса 10 000 патронов.

К моменту начала атаки австралийцев новозеландцы уже были отброшены. Поддерживать стало некого. Атака стала бессмысленной. Но австралийцам предстояло пробежать менее 30 м, чтобы ворваться в турецкие траншеи. Всего один хороший рывок – и вот уже цель всей операции будет достигнута.

В 4:23 артиллерия смолкла, хотя по плану орудия флота должны были продолжать обрабатывать удалённые цели. Как потом выяснилось, часы артиллеристов и пехотинцев просто не были сверены. Драгоценные минуты утекали. В 4:28 стало заметно, как турки заполняют траншеи, вытаскивают пулемёты на огневые позиции и пристреливают оружие. В 4:30 у австралийцев раздались свистки – сигналы к атаке…

Бегущие на смерть

Полтораста солдат 8-го полка, во главе с полковником Уайтом, шли на фронте в 80 метров. Очевидцы видели, как первая волна атакующих прошла пять-шесть ярдов (ярд – 0,9 м) и полегла за секунды. Полковник рухнул в десяти ярдах. На солдат обрушился буквально душ из пуль. Из 150 человек только трое-четверо смогли добраться до турецких позиций – и умереть там. А многие даже не успели перелезть через парапет.

Турецкие пулемёты. Кадр из фильма «Галлиполи»

Через две минуты из окопов поднялась вторая волна – с тем же итогом. До турецких пулемётов было менее 50 ярдов – в период траншейного сидения можно было докинуть камень, гранату или пачку сигарет, смотря по настроению солдат. Так что пулемётчики просто стреляли в упор. По описанию сержанта Джона Уайлдера, видевшего судьбу собратьев по оружию с наблюдательного пункта, «их просто косили из пулемётов». Только в этот раз трупы легли на несколько метров дальше. Капитан Хор был примерно в 15 ярдах от турок, когда обернулся и увидел, что бежит в одиночку: все его солдаты лежали – вероятно, убитые.

Тем не менее, в следующие полчаса избиение продолжилось, уже с бойцами из Западной Австралии. Солдаты, видя участь предшественников, заранее прощались друг с другом. Они не могли не понимать бессмысленности продолжения атак – но и не могли подвести солдат других частей, которые вот-вот добьются общей победы. Командир бригады полковник Антилл получил донесения, что в турецких окопах уже видны флажки австралийцев. Поэтому он отмёл возражения подчинённых, в т. ч. командира 10-го полка Ноэля Брезиера, и приказал продолжать. Итог был предсказуем…

Перед третьей волной. Кадр из фильма «Галлиполи»

Любое движение ещё живых на поле боя вызывало новые очереди из пулемётов.

За полчаса 3-я бригада только убитыми потеряла пятую часть состава. В рапорте командира бригады указывалось, что солдаты и офицеры не выказывали никакого промедления или колебания – классическая британская похвала.

В известном австралийском фильме «Галлиполи» 1981 года показана именно эта атака. В кино полковник Робинсон (то есть Антилл), хладнокровно посылающий австралийцев на бессмысленную смерть, говорит с выраженным британским акцентом. Хотя в жизни Антилл был уроженцем Нового Южного Уэльса – то есть, коренным австралийцем. Он сражался ещё в англо-бурской войне, показав себя отважным солдатом, явным лидером и поборником жёсткой дисциплины – в общем, идеалом имперского офицера.

Полковник Антилл

Один из персонажей фильма, юный бегун, в финале мчится прямо на турецкие пулемёты. Вероятно, его прототип – рядовой Уилфред Харпер из 10-го полка, находившийся в третьей волне атакующих. Последний раз его видели несущимся вперёд, как будто школьника, бегущего наперегонки. В метрах от него погиб и его брат Гресли.

Уилфред Харпер

Интересно, что фильм «Галлиполи» финансировал международный магнат австралийского происхождения Руперт Мёрдок. Его отец, Кит Мёрдок, в годы Первой мировой был журналистом. Став очевидцем кампании в Галлиполи, он немедленно развернул отчаянную борьбу за прекращение операции, дойдя до будущего премьер-министра Ллойд-Джорджа и пережив арест.

Отечественного читателя может удивить количество австралийских фильмов о Первой мировой войне, особенно об операции в Галлиполи. «Галлиполи» вообще стал вехой в местном кинематографе и одной из лучших ролей Мела Гибсона. Дело в том, что Австралия в 1915 году была очень юным государством – Австралийский союз был провозглашён только 1 января 1901 года. Для слабонаселённой (менее 5 млн человек на 1915 год) Австралии потеря тысяч молодых людей всего в одной кампании далекой мировой войны стала страшным потрясением. Но именно под палящим солнцем Галлиполи и в грязи Западного фронта жители разных штатов Австралии поняли, кто они. Нация.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится