Экспансия викингов: бесконечная борьба за английский трон.
120
просмотров
Датское владычество над Англией оказалось кратковременным. Борьба за трон островного королевства в середине XI века продолжилась .

В предыдущей статье цикла рассказывалось о борьбе за английский престол между англо-саксонскими и скандинавскими претендентами, которая в начале XI века увенчалась победой Кнуда — сына датско-норвежского короля Свена Вилобородого. Но это было только начало: до воцарения в Англии королей Нормандской династии претензии на трон островного государства ещё не раз становились причиной войн.

Как королём Англии снова стал сакс

У скончавшегося англо-саксонского короля Эдмунда Железнобокого был наследник. Звали его Эдуардом, впоследствии он был известен как Эдуард Изгнанник. Мальчик был ещё совсем мал, когда погиб его отец. По приказу Кнуда Эдуард, его брат Эдвин, а также их дядя Эдвиг (сын Этельреда) были увезены в Данию — предположительно для того, чтобы там от них по-тихому избавиться. Эдвига, собственно, и убили довольно быстро. К счастью для детей, в их окружении нашлись сторонники англосаксонских королей — они и увезли мальчиков на Русь, а оттуда в Венгрию, где Эдуард прожил около сорока лет.

Кнуд II Великий, король Дании, Норвегии и Англии

Возвращаться в Англию смысла Эдуард не видел — Кнуд, а потом его наследник Хардекнуд сидели на троне прочно. Хардекнуд был сыном Кнуда и Эммы Нормандской, на которой тот женился после смерти Этельреда. Вообще-то Кнуд уже был женат на Эльфгифу Нортхэмптонской, от которой у него было двое сыновей, но брак с ней не был заключён официально. Брак Кнуда с Эммой не помешал Эльфгифу сохранить своё положение — её сын был объявлен королём Норвегии Свеном II, и она некоторое время правила Норвегией от его имени. Кроме Свена у Эльфгифу с Кнудом был ещё один сын — Гарольд Заячья Лапа. Он стал королём Англии после смерти Кнуда, несмотря на то, что наследником был объявлен Хардекнуд — Эльфгифу удалось добиться избрания королём собственного сына. Хардекнуда в этот момент в Англии вообще не было — он находился в Дании, которая в те годы пребывала в состоянии перманентной войны с Норвегией. Оба эти государства пытались захватить друг друга с переменным успехом, и из-за очередной норвежской угрозы Хардекнуд не мог отправиться в Англию сразу же, как только умер Кнуд.

Противником Хардекнуда был норвежский король Магнус I. Противостояние с ним закончилось заключением мира в 1038–1039 гг., при этом правители заключили между собой соглашение, которое ещё аукнется в этой истории. Они договорились о том, что если кто-то из них умрёт, не оставив наследника, то второй унаследует его владения. После этого мирного договора Хардекнуд стал готовиться к вторжению в Англию с тем, чтобы свергнуть Гарольда Заячью Лапу. Но вторжения не понадобилось — Гарольд умер сам в 1040 г. Вернувшийся в Англию Хардекнуд принял никем не оспариваемую власть.

Чтобы заплатить своему войску, король назначил налог населению в 32 000 фунтов — деньги огромнейшие по тем временам. Это вызвало большое недовольство и волнения в стране, а жители Вустера даже взбунтовались и убили хускварлов Хардекнуда, приехавших собирать деньги. Вустерцы жестоко поплатились за этот поступок — при подавлении бунта было убито множество людей, а город практически разрушен.

Прибытие Эдуарда Исповедника в Англию и его коронация

Можно сказать, что именно Хардекнуд заварил дальнейшую кашу. К его договору с Магнусом мы ещё вернёмся, а тем временем он вернул из нормандского изгнания своего единоутробного брата Эдуарда (сына Этельреда Неразумного и Эммы) и объявил того своим наследником. Этого Эдуарда мы знаем под прозвищем Исповедник. Возможно, причиной его возвышения при Хардекнуде было желание последнего хоть немного задобрить английскую знать, всё ещё имевшую зуб на короля за сбор «датских денег». Всё-таки Эдуард был потомком старой уэссекской династии. А может быть, дело было в том, что Хардекнуд так и не женился, детей у него не было, а Эдуард всё-таки приходился ему братом по матери. В любом случае, какими бы мотивами ни руководствовался Хардекнуд, это его решение стало поводом для очередной войны.

Как уже говорилось выше, он и Магнус, король Норвегии, заключили между собой соглашение о том, что если кто-то из них умрёт, наследника не оставив, то второй наследует его корону. Возможно, Хардекнуд считал, что Эдуард — достаточно законный наследник с учётом и этого договора. Витенагемот совершенно точно так считал, и после смерти Хардекнуда в 1042 г. с готовностью провозгласил Эдуарда королём. А вот в Дании начался новый виток бесконечной войны с Норвегией. В момент смерти Хардекнуда там правил оставленный тем за наместника Свен II, племянник Кнуда Великого, о котором уже шла речь в этой статье. И сразу же после того, как пришла весть о том, что Хардекнуд мёртв, права на датскую корону заявил Магнус, король Норвегии, переживший своего давнего соперника. Население Дании было в основном на стороне Свена; тем не менее Магнус явно одолевал противника, но тут в гуще событий возник ещё один персонаж, о котором стоит рассказать подробнее.

Норвежский Одиссей

Норвежский Одиссей Харальд III Сигурдссон (Харальд Хардраде)

Речь идёт о Харальде III Сигурдарссоне, известном также как Харальд Суровый и Харальд Хардраде (норв. Harald Hardråde). Личность эта в высшей степени незаурядная и нежно любимая отечественными историками. Родился он около 1015 г. в семье конунга Восточной Норвегии Сигурда Свиньи (скандинавы тех лет были мастера давать неожиданные прозвища; к сожалению, не всегда можно разобраться, за что получил кличку тот или иной человек). Долгое время Сигурд (и, соответственно, Харальд) считался прямым потомком первого норвежского короля Харальда Харфагера, но современные исследователи в этой генеалогии несколько сомневаются.

В том же самом году, когда был рождён Харальд, ко двору Сигурда Свиньи прибыл Олаф, будущий Олаф Святой, с просьбой о поддержке в борьбе за норвежский трон. Олаф получил всю помощь, которую только мог оказать Сигурд (а это было немало), и королём таки стал, но к 1027 г. в стране разгорелась новая смута. Дело в том, что Олаф посвятил своё правление борьбе с язычеством (за что и был прозван позже Святым), а также укреплению королевской власти, от чего норвежская знать, привыкшая к вольности, в восторг не пришла. Поэтому, как только о претензиях на норвежский трон заявил датчанин Кнуд (тот самый, Великий, о котором уже шла речь в начале статьи), большое количество знатных людей Норвегии, не задумываясь, встало на его сторону. Сигурда к тому времени уже почти десять лет как не было в живых, но сын его Харальд с детства был не робкого десятка. В 1030 г. состоялась знаменитая битва при Стикластадире, в которой пятнадцатилетний Харальд выступил на стороне Олафа. Но сам Олаф в этой битве погиб, а Харальд был ранен и почёл за благо бежать.

Смерть Олафа Святого в битве при Стиклестаде

Вылечившись от раны, он перебрался в Швецию, где объединился с другими такими же беженцами, покинувшими Норвегию. Таких людей было немало, во всяком случае, Харальду удалось собрать вокруг себя неплохую дружину. Из Швеции они отправились на Русь, которую норвежцы называли Гардарики, и поступил на службу к Ярославу Мудрому. При дворе Ярослава Харальду довольно быстро удалось сделать весьма неплохую воинскую карьеру, но останавливаться на достигнутом в его планы не входило. В 1036 г. Харальд со своей дружиной отправляется на службу в Византию. Вообще, это было довольно обычное развитие событий — в поисках славы и золота викинги нанимались на службу к различным правителям, освоив, пожалуй, всю Европу. Возможно, будет нелишним добавить, что практически всё время существования Уэссекской династии при английских королях служили викингские дружины из Норвегии и Исландии, и датчан тоже было немало, и никого из них не смущали не слишком-то гладкие англо-норманнские взаимоотношения. Викинги были очень прагматичными людьми.

Дружина Харальда вошла в состав армии византийского полководца Георгия Маниака (на норманнский манер его называют в сагах «Гюргир») и приняла участие в долгом сицилийском походе. Именная сага говорит, что между Харальдом и Георгием возникло соперничество, были разногласия, в которых Харальд раз за разом брал верх, привлекая на свою сторону всё больше людей и укрепляя свой авторитет как военачальника. Под конец (согласно тексту саги же) они расстались, войско разделилось, и Харальд, теперь уже во главе практически целой армии, отправился разбойничать вдоль североафриканского берега. Все захваченные ценности и золото, которые не были ему нужны на содержание себя и войска, Харальд отправлял на хранение Ярославу (в саге сказано, что в Хольмгард — Новгород; почему не в Киев — непонятно).

Сражение войска Георгия Маниака с арабами на Сицилии

Описание подвигов Харальда не очень-то реалистично и повторяет уже известные сюжеты; например, можно процитировать такой текст: «Он велел своим птицеловам ловить птичек, которые вьют гнезда в городе и вылетают днём в лес в поисках пищи. Харальд приказал привязать к птичьим спинкам сосновые стружки, смазанные воском и серой, и поджечь их. Когда птиц отпустили, они все полетели в город к своим птенцам в гнёзда, которые были у них в крышах, крытых соломой или тростником. Огонь распространился с птиц на крыши. И хотя каждая птица приносила немного огня, вскоре вспыхнул большой пожар, потому что множество птиц прилетело на крыши по всему городу, и один дом стал загораться от другого, и запылал весь город. Тут весь народ вышел из города просить пощады…» Легенда о взятии княгиней Ольгой древлянской столицы Искоростеня известна, думаю, каждому нынешнему школьнику.

Но даже если не относиться слишком серьёзно к описанию подвигов Харальда на ниве традиционных викингских промыслов, тот факт, что за это время он скопил баснословное состояние, не подлежит сомнению. И всё это, что характерно, на государственной византийской службе. Неудивительно, что варяги с такой охотой нанимались к константинопольским владыкам.

В 1042 г. Харальд и его отряд ввязываются в очередную авантюру, согласившись на участие в дворцовом перевороте, целью которого было свержение императора Михаила Калафата. Вскоре после этого Харальд попадает в немилость при дворе. Сага описывает этот эпизод его биографии довольно своеобразно, объясняя неприятности Харальда неразделённой влюблённостью императрицы Зои, но на самом деле точных причин опалы мы не знаем. Пожалуй, единственное, что можно утверждать с относительной уверенностью — это что любовные страсти всё-таки были ни при чём.

Спасая свою свободу и жизнь, Харальд бежал из Константинополя вместе со своей дружиной. По логике вещей, он должен был вернуться в Киев, но сага упорно говорит о Новгороде. В любом случае, Харальд вернулся к Ярославу и благополучно вступил во владение всем имуществом, которое держал у киевского князя на хранении. Это действительно было огромное состояние, и то, что отличавшийся жадностью Ярослав никак не попытался его присвоить, лишний раз подтверждает справедливость прозвища Мудрый. Вступать в конфликт с Харальдом к тому времени было уже чревато.

Дочери Ярослава Мудрого. Елизавета крайняя справа

Зимой с 1043 на 1044 гг. Харальд женился на младшей дочери Ярослава Елизавете. Вокруг этой свадьбы сложилась целая романтическая легенда, рассказывающая о том, что Харальд влюбился в княжну ещё во времена своей юности на службе у Ярослава, однако тщеславный и практичный князь не хотел отдавать дочь за пусть и знатного, но беженца. Говорится о том, что условием свадьбы с Елизаветой Ярослав поставил возвращение норвежской короны. С одной стороны, в это можно поверить — ведь остальные дочери Ярослава были замужем за королями. С другой — свадьба состоялась довольно скоро после возвращения Харальда из Византии, когда поход на Норвегию был ещё впереди.

Изначально, возможно, о любви речи не шло. Вряд ли даже пятнадцатилетний Харальд мог влюбиться в девочку, которой не исполнилось к тому моменту и десяти лет. Сага не упоминает о Елизавете до самого побега Харальда из Константинополя, но из текста следует, что планы на княжну у того всё-таки были. Говорится, что во время обратного пути на Русь Харальд сочинил посвящённые Елизавете «Висы Радости», целый стихотворный цикл. Свадьбу с Елизаветой сыграли вскорости по возвращении Харальда.

Харальд Хардраде и Ярослав Мудрый

И вот в 1045 г. Харальд Сигурдарссон, зять Ярослава Мудрого, обладатель несметных богатств и огромного войска, вернулся в Швецию, которая, как и в прошлом, послужила для него перевалочным пунктом. Как мы помним, в это время как раз был в полном разгаре конфликт между Свеном II и норвежско-датским королем Магнусом Добрым. Сначала Харальд заключил было союз со Свеном, но опытный политик Магнус довольно быстро разрушил этот союз, в 1046 г. сделав Харальда своим соправителем в Норвегии. Ход в принципе беспроигрышный — Норвегия была гораздо интереснее Харальду, чем Дания; как минимум, там было больше шансов на поддержку населения. Через год Магнус умер, оставив Харальда полноправным королём. Датскую же корону он завещал своему противнику Свену, но Харальд не согласился с таким завещанием и немедленно с большим энтузиазмом продолжил войну за датский престол. Эта война закончилась вничью в 1064 г. Харальду так и не удалось завоевать Данию, и со Свеном был подписан мирный договор.

Нельзя сказать, что Харальд был очень популярным и любимым в народе королём. Личное обаяние и безошибочная справедливость, за которые его хвалит сага в константинопольском эпизоде, судя по всему, изменили ему после коронации. Правителем Харальд оказался очень жёстким; для упрочения своей власти и объединения страны он продолжил насаждение христианства, жестоко подавлял любое недовольство — в общем, продолжал политику Олафа Святого. Сага говорит, что в этот период он оттолкнул от себя даже ближайших друзей. В 1063–1065 гг. ему удалось разбить восставших при поддержке Швеции собственных ярлов. В 1066 г. к Харальду явился некто Тостиг, и нам придётся опять вернуться назад для того, чтобы объяснить суть этого визита.

Тем временем в Англии

Описание английских событий пришлось прервать на том, что престол в Лондоне занял Эдуард, которого объявил своим наследником Хардекнуд. Фактически это было восстановление на троне Уэссекской династии после того, как с Хардекнудом прервалась Датская. Правда, древняя династия английских королей была всё равно обречена, поскольку этого Эдуарда не зря прозвали Исповедником. Крайне благочестивый король не собирался связываться с женщинами и иметь детей, а единственным родственником мужского пола, которому можно было передать корону, был проживающий при венгерском дворе племянник короля Эдуард Изгнанник. Он не казался монарху подходящей кандидатурой на трон; с куда большей охотой Эдуард передал бы трон нормандцу Вильгельму, поскольку сам вырос и прижился в Нормандии.

В Англии королю было не слишком уютно. Несмотря на то, что он был избран в короли англосаксонской знатью, эта самая знать не собиралась давать сюзерену слишком много воли, дорожа своим сложившимся за века влиянием и привилегиями. Во главе этой знати стояли могущественные магнаты, управляющие разными областями королевства: в первую очередь это, конечно, были Годвин, эрл Уэссекса, Леофрик, эрл Мерсии, и Сивард, эрл Нортумбрии. Годвину даже удалось женить Эдуарда на своей дочери, но этот конкретный шаг ни к чему не привёл — детей у королевской четы не было, что в народе объясняли крайней набожностью Эдуарда. По легенде, он так и умер девственником.

Эдуард Исповедник на пиру, устроенном для своих подданных

Не слишком доверяя магнатам и чувствуя себя неуютно под их давлением, Эдуард Исповедник охотно приглашал ко двору близких и привычных нормандцев, жаловал им должности и земли. Естественно, это только усиливало напряжённость между ним и английскими эрлами.

Когда умер норвежский король Магнус Добрый (потенциальный претендент на английский престол по завещанию Хардекнуда), Эдуард счёл возможным несколько расслабиться в отношении внешних угроз и распустить английский боевой флот, а также отменить «датские деньги» — налог на оборону. Налог был действительно высоким и тяжёлым для населения, и отмена его позволила англичанам вздохнуть свободнее, но обороноспособность страны пострадала в очень большой степени.

Как уже упоминалось выше, огромным влиянием в стране пользовалось семейство Годвина, эрла Уэссекса. Своим высоким положением Годвин был обязан службе у короля Кнуда, которому он служил верой и правдой. В свое время также Годвин поддержал Гарольда Заячью Лапу, а также участвовал в захвате Альфреда Этелинга, когда тот решил вернуться в Англию из нормандского изгнания (возможно, не претендуя ни на какую власть). В результате пленения Альфред был ослеплён и вскоре умер от ран. Брат Альфреда, Эдуард Исповедник, скорее всего, этого Годвину так и не простил. Но пока что Годвин со своими двумя сыновьями, Свеном и Гарольдом, владел практически половиной английских земель.

Печать Годвина, эрла Уэссекса

Таким образом, у Эдуарда было целых две причины желать избавиться от Годвина. И повод представился в 1051 г., когда в Дувре были убиты люди из свиты Евстахия II, графа Булонского. Эдуард потребовал от Годвина наказать жителей города, но тот отказался выполнять этот приказ и тем самым вступил в прямой конфликт с королём. Не желая оказаться беспомощным, Годвин со своими сыновьями собрал армию и явился к Эдуарду в Глостер с требованием расследовать дуврский инцидент. Но на стороне короля оказались Леофрик с Сивардом, а Эдуард воспользовался своим королевским правом и издал приказ, призывающий ко двору всех танов королевства. Такой приказ были обязаны исполнять все военно-служилые люди Англии, независимо от того, на чьей конкретно службе они находились. Так войско Годвина покинула большая часть танов, и он предпочел бежать из Англии, не дожидаясь худшего исхода. Владения же его самого и и сыновей были конфискованы.

Избавившись от Годвина, король Эдуард принялся ещё активнее привлекать в страну нормандскую знать и предоставлять ей должности, земли и привилегии. Так, все земли, конфискованные у семьи Годвина, были розданы именно нормандцам, чему, конечно же, англосаксонские таны и магнаты были не рады совершенно.

А Годвин тем временем не собирался сдаваться. Он отправился во Фландрию, в 1052 г. собрал там небольшой флот и прибыл к южному побережью Англии. Местное население встретило его с энтузиазмом. Годвина попытались было задержать силами королевского флота, но неудачно. Вскоре взбунтовались команды королевских кораблей, а из Ирландии пришёл флот сына Годвина, Гарольда. Три флотилии объединились и вошли в Темзу, вынудив Эдуарда собрать витенагемот, который полностью снял все обвинения с семьи Годвина и вернул им все их владения. Более того, по настоянию реабилитированных из страны были высланы столь дорогие сердцу короля нормандцы.

Гарольд II Годвинсон

В 1053 г. Годвин умер, оставив титул эрла Уэссекса своему сыну Гарольду. К этому времени могущество и влияние уэссекских эрлов не мог оспаривать уже никто в стране. Эдуард окончательно охладел к политике и посвятил себя церкви. Вопрос с наследованием оставался нерешённым, и с большой неохотой Эдуард Исповедник пошёл на контакт с Эдуардом Изгнанником. В 1054 г. на континент отправился епископ Вустерский для переговоров с германским императором о безопасном переезде принца Эдуарда через его земли. Несмотря на то, что переговоры прошли успешно, принц медлил ещё два года и только в 1056 г. собрался в путь. Но встреча с Эдуардом-королём так и не состоялась, принц скоропостижно скончался практически сразу после высадки на берег. Кому до такой степени не хотелось увидеть его наследником, средневековые хронисты даже не взялись предполагать. После смерти Эдуарда Изгнанника остался только один человек, способный продолжить англосаксонскую королевскую династию — его сын Эдгар Этелинг (тоже Изгнанник). Но действительно серьёзным претендентом на корону его никто не считал — он был совсем юн и в Англии не бывал ни разу, соответственно, не имел никаких сторонников среди английской знати.

Последний англосаксонский король Англии

Тем временем король Англии Эдуард Исповедник доживал свои дни в тени Гарольда Годвинсона, которому, однако, тоже приходилось не слишком сладко.

В 1064 г. Гарольд отправился в Нормандию. Хроники по-разному описывают причины этой поездки. Те из них, что написаны сразу после нормандского завоевания, утверждают, что за некоторое время до Гарольда к Вильгельму посылали Роберта, архиепископа Кентерберийского, дабы обещать тому английский престол после смерти Эдуарда, а Гарольд приехал вслед за ним, чтобы принести вассальную клятву. Современные исследователи сомневаются в том, что такое могло быть, — в любом случае, такая клятва не имела бы ни силы, ни смысла, поскольку в те времена в Англии король всё ещё не имел решающего права голоса в вопросах наследования власти; кандидатуру будущего короля утверждал витенагемот. Эдуард не имел права давать подобные обещания кому бы то ни было. Другая версия гласит, что Гарольд направился к берегам Нормандии, чтобы выкупить из заложников у герцога Вильгельма своего брата Вульфнота, но потерпел кораблекрушение и сам оказался в плену у графа Понтье. По требованию Вильгельма Гарольд был освобождён и какое-то время провёл при нормандском дворе. Нормандский герцог, скорее всего, был в курсе, что Эдуард хотел бы видеть его английским королём после себя, а французские хроники говорят, что во время своего пребывания в Нормандии Гарольд принёс Вильгельму клятву верности и пообещал ему всяческую свою поддержку в обретении английской короны после смерти Эдуарда. Так или иначе, все нормандские источники утверждают, что была такая клятва, в то время как та же «Англосаксонская хроника» ни о чём подобном не сообщает.

Гарольд II Годвинсон приносит клятву верности Вильгельму Нормандскому на святых мощах, фрагмент знаменитого гобелена из Байё

Проведя какое-то время при нормандском дворе и поучаствовав в походе Вильгельма против Конана II, герцога Бретани, Гарольд благополучно вернулся домой.

Несмотря на всё могущество семьи, в Нортумбрии её влияние было далеко не так велико, как в Уэссексе. Пользуясь своим положением, эрлом Нортумбрии после смерти Сиварда Гарольд поставил собственного младшего брата Тостига, и тот принялся наводить там порядки на уэссекский манер (увеличивать налоги, ужесточать дисциплину и всячески увеличивать власть эрла). Это не нашло понимания у нортумбрийской знати, и в 1065 г. йоркширские таны восстали, захватили город Йорк, убили советников Тостига, а самого его низложили, объявив лишённым власти в Нортумбрии. Новым своим эрлом восставшие назвали Моркара, младшего брата мерсийского эрла, и потребовали от короля утвердить его в этом качестве. От имени Эдуарда, которому уже ничего было не нужно, на переговоры с йоркширцами отправился Гарольд. Собрался витенагемот, и по результатам обсуждения Гарольд согласился утвердить Моркара на титул эрла Нортумбрии. Тостиг такое развитие событий признавать отказался и был изгнан из Англии за неподчинение.

5 января 1066 г. скончался король Англии Эдуард Исповедник, и королём по решению витенагемота стал Гарольд Годвинсон; другие кандидатуры даже не рассматривались.

Коронация Гарольда II

Тем временем, предприняв несколько попыток вернуться в Англию с войском и потерпев поражение, Тостиг не успокоился. В 1066 г. он отправился в Данию, чтобы предложить Свену II военный союз для вторжения в Англию, мотивируя это предложение тем, что по договору Магнуса-Хардекнуда Свен мог считаться одним из претендентов на английский престол. Но датский король принял Тостига довольно холодно и в союзе отказал, объяснив это тем, что не чувствует себя в силах завоевать и удержать Англию. Оскорблённый в лучших чувствах, Тостиг планов своих не оставил, а, покинув Свена, направился к Харальду Хардраде в Норвегию — Харальд, как и Свен, был наследником Магнуса Доброго и имел равные со Свеном права на английский престол. Тостиг пообещал Харальду не только свою помощь военной силой, но и, как говорит «Сага о Харальде», поддержку множества знатных родов Англии. Мы не знаем, как было на самом деле, но, судя по всему, в действительности такой поддержки Тостиг обеспечить не мог. Харальд согласился с предложением Тостига, и в сентябре того же года норвежское войско выступило в поход.

Продолжение следует:

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится